ЛитМир - Электронная Библиотека

Грюнфрид выразительно хрюкнула, и Руун осекся, кинул в ее сторону испепеляющий взгляд. Светозар же был занят расчесыванием гривы Полкана и остался в неведении относительно перестрелки глазами. Подставив голову и шею под гребень, чудо-конь растянулся на полу во всю немалую длину, а Рууну приходилось в процессе готовки ловко перепрыгивать через вытянутые конечности.

— Извини, что заняли весь твой дом… то есть нору. — Тишке было неловко, хотя дракон сам настоял на приглашении коня в логово, заметив, что при Полкане Грюн ведет себя приличнее. При Светозаре гоблинка не постеснялась ткнуть недруга исподтишка в зад двузубой вилкой для жарки мяса.

— Всё в порядке, — отговорился Руун, раскладывая тешенное с овощами мясо по глубоким мискам. — Что дракон, что ваш кентавр — не велика разница, мы с ним одинаковые чудовища. В конце концов, завтра я покину это место и никогда больше сюда не вернусь. Даже не верится… Даже не знаю, мыть ли после ужина посуду или бросить грязную? Пусть следующий жилец, если такой появится, занимается уборкой.

Тишка похихикал шутке.

— А тебе этого хватит? Полкан умял окорок и ребрышки, — с сомнением кивнул Светозар на миску, которую наложил себе дракон — не больше, чем своему гостю или малявке гоблинке. Кстати, несмотря на уничтоженное черничное варенье, Грюн потребовала положить себе миску с горкой. Девчушка явно проголодалась, истратив силы на придумывание пакостей.

— Разумеется, хватит, — пожал плечами Руун. — В этом обличии я и так набрал лишний вес, столько лет сидя на одном месте без дела. Конечно, в обличии дракона я могу съесть гораздо больше. Но зачем? В таком случае я не смогу обернуться человеком, желудок соответственно уменьшится и разорвется от избытка пищи.

— Вот оно как! — промычал Тишка с набитым ртом. — А ты очень вкусно готовишь!

— Да ладно, я даже не старался, — Руун скромно потупился. Стрельнул глазами из-под ресниц на Грюнфрид — и настроение у него мигом испортилось. Дракон без аппетита ковырялся в миске, тогда как гости воодушевленно стучали ложками и сами сбегали до котелка за добавкой.

— В человеческом обличии легче прокормиться, — продолжал объяснять Руун Марр благодарному слушателю. — Драконом я могу в присест сожрать половину коровы, но тогда ни улететь, ни превратиться и спрятаться не получится. А крестьяне разве станут смотреть, как чудовище опустошает их стада? Нет, конечно. Зато я могу в облике ящера напасть на деревню, пригрозить сжечь всё дотла и потребовать откуп — те же пару окороков, которых мне хватит на месяц, в придачу корзины хлеба и овощей, мешок с зерном… Хотя это я перегнул: такой груз за один раз мне тоже не унести, разве если одолжить у селян тележку и самому в нее впрячься.

Светозар смешливо хрюкнул в свою миску, ладно не поперхнулся, представив запряженного в грузовую тележку дракона с хомутом на длинной шее. Руун довольно улыбнулся, ему нравилось, когда его шутки по вкусу собеседнику, так же как и его стряпня.

— С жестоким чудовищем раз в пару месяцев крестьяне охотно поделятся такой малостью! Лишь бы улетел поскорее и подольше не возвращался. Рыцарей или охотников нанимать, чтобы избавиться от него, то есть от меня, людям выйдет куда дороже. Поверь, значительно дороже — я специально узнавал! А вот подозрительному парню со смуглой кожей селяне и черствой корочки не продадут. И не важно, что в землях, где завелся дракон, волки, например, досаждавшие тем же земледельцам, мигом становятся смирными скромными зверюшками и перестают нападать на домашний скот.

Тишка слушал, едва не с открытым ртом. Но после ужина пришел и его черед рассказывать: смущенно хихикая, поведал, как сбежал по отвесной стене от страстной принцессы. При этом совершенно не обратил внимания, как помрачнела Груша на описании попытки соблазнения. Не особо весел был и Руун, улыбку держал явно натянутую, фальшивую. На признании, какой эффект вызывают в Тишке поцелуи с мужчинами, дракон вовсе закручинился. Ехидная Грюн заметила это, пихнула Светозара локотком в бок.

— Руун, ты чего? За принцессу свою так расстроился? — игриво пошутил Светозар. — Так у нее Эжен есть. Я ж не мог его подвести, раз пообещал помочь бедняге заполучить возлюбленную.

— А, нет… — встрепенулся дракон, сверкнул безукоризненно дружелюбным оскалом. — Просто подумал, как жаль оставлять башню. Столько усилий в нее вложил, и всё оказалось зря.

— Почему же зря? — попытался утешить Тишка. — Башня хорошая, крепкая, постоит еще немало лет. Вдруг в своих путешествиях ты встретишь какого-нибудь мага или звездочета, который ищет себе крепость для личного пользования — вот тогда и продашь ее за хорошую цену!

— В моих путешествиях, да? — пробормотал Руун, отведя глаза. Снова вскинул голову: — Ах да! Я ведь так мечтал, что когда-нибудь мне вновь посчастливится попасть в эльфийскую долину! И теперь я наконец-то волен полететь туда хоть завтра!

Светозар на мгновение аж все слова растерял. Не помогло даже то, что Груша принялась яростно пинать его ногой под столом. Он, не глядя, отмахнулся от гоблинки, спросил с благоговейным трепетом:

— В долину? А посетить эльфийские холмы не хочешь?

— Не велика разница — холмы окружают долину, как крепостные дозорные башни окружают людские города, — пояснил Руун, наблюдая за полуэльфом из-под полуопущенных ресниц. — Пешим странникам в эльфийские земли вообще очень сложно найти дорогу. Я там был, я знаю путь и уверен, что ни одному смертному эти тайные тропинки неизвестны.

— А давай отправимся туда вместе? — воскликнул Светозар.

— Вместе? — вскинул брови якобы удивленный его предложением Руун Марр.

Груша взялась больно щипать своего блондина, раз пинки не помогают, но тот ее стойко игнорировал, охотно идя в расставленную драконом ловушку.

— Конечно! Я всю жизнь мечтал там побывать! — разгорался всё ярче Тишка. — Там должно быть безумно красиво!

— О, да! Там… — хотел было поддержать Руун, но осекся на полуслове, кое-что припомнив из своего прошлого. — Ты уверен, что хочешь видеть меня своим спутником в этом путешествии?

— Да! Пожалуйста! Уверен, вместе нам будет гораздо веселее! — закивал Тишка.

Устав от побоев гоблинки, он выскочил из-за стола, подбежал к дракону, от души обнял его, не пожалев богатырской силы. Тот фыркнул, ойкнул от хрустнувших костей — затих и неуверенно обнял в ответ.

— Какое везение! Такой спутник! Да еще дорогу знает! — не унимался Тишка в своей радости.

Руун покосился на надувшую губы Грушу, и ей этот темный взгляд показался каким-то неожиданно виноватым. Подозрение, с самого начала появившееся в сердце гоблинки, укрепилось до твердокаменной уверенности — дракону доверять нельзя!

В очередной раз Руун разозлил Грушу, когда стали укладываться спать. Решили выйти в путь на рассвете, поэтому необходимо было хорошенько выспаться. В итоге же Грюнфрид большую часть ночи ворочалась под боком у храпящего Полкана, лежа на одеялах на жестком полу: кипела от злости, подозрений, ревности в конце концов… Руун завлек наивного гостя в свою постель! Пусть и улеглись на вид пристойно. Тишка не раздевался, только сапоги скинул. А вот дракон из одежды выскользнул — якобы привык спать в обличии ящера! Грюн чуть зубами не заскрипела от переполняющих ее чувств.

Правда, отдать должное, гоблинку парни тоже позвали на кровать, предлагали место между ними, где будет теплее всего. Но она отказалась наотрез, понимая, что в таком случае и сама точно спать не будет, и остальным не даст.

Пока укладывались и со смешками делили одеяла, Тишка успел дракона к обоюдному удовольствию и защекотать, и исследовать от носа до лап. Только хвост оказался «не охвачен». Особенно приглянулись полуэльфу полупрозрачные перепонки на крыльях. И тонкие косточки он трогал с великим интересом. Дракон от нежных прикосновений и поглаживаний на широком ложе практически растекся, распластался, едва не мурлыча.

— Как же такие тонкие, такие изящные крылья выдерживают в воздухе массивное драконье тело? — всё неустанно изумлялся Тишка. — Как ты вообще летаешь?

77
{"b":"589861","o":1}