ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как-то по привычке, — отговорился Руун, жмурясь. — Пока учился летать, никогда в голову не приходило, что это невозможно. Потом привык и тоже не задумывался.

— А как ты живешь с огнем внутри? — не отставал Тишка. — Он в тебе постоянно горит или вспыхивает по желанию?

Дракон и тут пожал плечами. Перевернулся со спины на живот, обнял любопытного полуэльфа, притиснул к себе под бочок, укрыл крылом.

— Ты теплый, как печка! — уютно пристроился Тишка, без зазрения совести пользуясь этой большой живой грелкой. — С тобой даже одеял не нужно. С тобой, думаю, здорово зимой путешествовать. На привалах костер в секунду разожжешь! А если подержишь котелок перед мордой… прости — лицом, и пыхнешь пламенем прицельно, то и костер разводить не надо. Еду подогреешь, волков отпугнешь — красота!

— Я зиму не люблю, я мерзляк еще тот, — улыбнулся Руун. Вспомнил кое-что, поведал деликатным шепотом, так как Полкан уже похрапывал: — Когда-то давным-давно снежной зимой я забрался далеко на север. Там в заледенелых белых лесах встретил эльфа — такого же любопытного, как ты. Ему тоже понравилось об меня греться. Такой был милый и забавный паренек.

— Как его звали, того эльфа? — прислушался Тишка.

— Ян… Или…

— Яр? — подсказал Тишка.

— Точно, его звали Яр.

— Это мой папка! — расплылся в улыбке Светозар Ярович. Повозился, устроился окончательно, вздохнув, закрыл глаза: — Спокойной ночи!

Пригревшись, он вправду моментально заснул.

Позже сон сморил и Грюнфрид.

А сам Руун лежал без движения и сна. Последнее открытие стало для него неожиданностью. Хотя, казалось бы, что это меняет для него? Ему было давно известно, что после их, скажем прямо, неудачного расставания Сильван долгое время путешествовал по людским королевствам в компании эльфа-изгнанника. Ксавьера. Яра, с которым дракону довелось повстречаться в северных лесах. Который так остро воспринял воспоминание об их с некромантом ссоре. И вот теперь спустя немалые годы к Марру с планами мести вдруг является названная дочь Сильвана. Да не одна, а в компании с сыном Яра. Что может означать такой знак судьбы? Значит ли это что-то? Руун Марр растерялся, не зная, что и думать…

В итоге раньше всех проснулся Полкан. Встал, не потревожив измучившуюся Грушеньку, особенно милую во сне, когда причмокивает губами и не хмурится. На цыпочках скакун покинул логово — ему срочно приспичило. Да и хотелось размяться, почесать круп о шершавое дерево, попрыгать козликом, вскидывая копыта. Нужно было сойти к ручью, попить, пофыркать, ополоснуться, чтобы вода успела вернуть прозрачность ко времени, когда остальные встанут. Еще надо было проверить, не пропал ли второй кабанчик, припрятанный со вчерашней охоты, не покусились ли на чужую добычу местные хищники, а если покусились, то… В общем, перед отъездом дел у коня было множество.

Вторым в логове резко пробудился Светозар. Поморгал, не сразу поняв, где это он и почему ему так жарко. А жарко было невыносимо! Всё оттого, что во сне Руун бессознательно обернулся человеком и теперь крепко прижимался к полуэльфу. Понятное дело, после превращения дракон оказался голым. Его нога обвивала Тишкину ногу, горячее колено прижималось к промежности, рука властолюбиво лежала поперек груди, вторая, согнутая в локте, служила Тишке вместо подушки. Руун, подрагивая темными ресницами, трогательно приоткрыв вишнево-черные губы, тихонько дышал ему в макушку. Одеяло с дракона сползло, Тишка сделал вывод, что тот слишком много ворочался во сне. И вот теперь, похоже, замерз, потому и обвился вокруг него. На удивление, про свое отвращение к мужским объятиям и тошноту Светозар и не подумал вспомнить. Было спокойно и безопасно, как будто его обнимал близкий родственник, вроде старшего брата… И это было необычным и непривычным чувством, ведь у него никогда не было старших братьев, он сам всегда был старшим для Мира и Милки… Нащупав свое одеяло, сбившееся с другой стороны постели, Светозар осторожно укутал нового странного друга, чтобы чересчур откровенным видом не смутил гоблинку, когда та проснется. Тишка еще успел подумать, что Груша как-то слишком стесняется дракона — заметно меняется в лице, смотрит на него исподлобья. Их непременно нужно будет подружить за время путешествия к эльфийским холмам!..

— Сильван, не ворочайся… — сквозь сон пробормотал Руун. Не открывая глаз, сладко потянулся всем телом — и тут же прижал охнувшего Тишку, обхватив руками и ногами.

— Доброе утро! — шепотом приветствовал Светозар, когда ему позволили вздохнуть.

Руун распахнул глаза, уставился на парня в своих руках, не понимая… И медленно внутренний свет безмятежного счастья погас в его улыбке, превратив в печально-унылую маску добродушия.

— А, это ты… Привет. Прости, что так налег на тебя.

— Ничего. Правда, немного жарковато было. А ты не замерз?

— Нет… Ох, еще раз извини, что так получилось! Я случайно обернулся, обычно не…

— Тише, Грушеньку разбудишь!

— Кого?

— Грюн! Это мы ее с Полканом так переиначили, Грушей.

— О да, подходящее имя, она тот еще фрукт…

— Проснитесь!!! Скорее просыпайтесь!!!

Их интимное перешептывание прервал взволнованный крик снаружи. Вскоре в дверь сунулась лохматая голова Эжена Флорантена, взволнованного, запыхавшегося и слегка бледного от переживаний.

Светозар не успел оглянуться, как над ним в один миг расправил крылья и пригнул шею дракон. Не сразу сообразив, что за вопли и кто именно вторгся в его логово, Руун инстинктивно встал в боевую стойку, готовый защищать своё. Видимо, своим и самым ценным на данный момент он признал Светозара. Тишка мельком подумал, что ему приятна такая забота. Хотя, возможно, дракон так счел просто из-за того, что они спали в обнимку, вот и спутался спросонья.

Разбуженная шумом Грюн выскочила из свертка одеял — и от резкости пробуждения без раздумий поступила примерно так же, как дракон: выхватив невесть где припрятанный кинжал, встала в воинственную позу впереди Светозара.

Узрев двойную линию обороны и пытающегося не расхохотаться полуэльфа, Эжен захлопал глазами. С трудом вспомнил, зачем прибежал от башни и почему истошно орал на бегу:

— Ее высочество прекрасная Клер-Элиан изволила пробудиться от грез сновидений и обнаружила, что победитель дракона и покоритель ее сердца сбежал из заточения на балконе. Она полагает, что он не мог улететь, как небесная птица, ибо не имел крыльев. Впрочем, она не исключает вероятности, что рыцарь был на самом деле дивным ангелом, скрывшим свои белоснежные крылья от ее проницательного взора до времени. Однако более принцесса склоняется к мысли, что пленника выкрал дракон. Якобы ящер проявил хитроумие и притворился побежденным, но дождавшись удобного момента, сделал ответный ход, сгорая от желания провести повторный поединок и взять реванш над тем бесстрашным рыцарем, что прилюдно оскорбил его достоинство, уронив оное в глазах самой прин… Ай! Ох, это ты…

Из-за плеча Эжена в дверной проем просунулась рогатая голова Полкана. Рыцарь оглянулся, вскрикнул от неожиданности, увидав зловещие клыки на улыбающейся морде прямо у себя перед носом, и наконец-то оборвал свою витиеватую речь прирожденного трубадура.

— И что? — зевнув, уточнил Светозар. Похлопал по холке дракона, чтобы не нависал над ним, погладил по голове гоблинку, чтобы расслабилась и опустила кинжал.

— П-принцесса громко ругается неподобающими для прекрасной дамы выражениями, топочет ногами, визжит и требует от меня догнать и вернуть назад пропавшего рыцаря, — упавшим голосом подытожил Эжен Флорантен. — Мне кажется, вам нужно поскорее уехать, иначе она явится сюда лично, чтобы узреть драконьи останки.

— Отличная мысль, мы непременно воспользуемся твоим советом и тронемся в путь, как только, так сразу, — недовольно пророкотал дракон. Спустившись с кровати, он направился к очагу, где залез длинным носом в котелок, проверить содержимое. — Эжен, ты будешь с нами завтракать? Остывшей похлебкой из кабана… Ай! Мелкая заноза, ты!..

78
{"b":"589861","o":1}