ЛитМир - Электронная Библиотека

Золотоволосая, голубоглазая и стройная, эта эльфийка была похожа на дыхание весны: ее красота была теплой, нежной и солнечной. От глаз путников не ускользнуло то, что ее усадили рядом с Далием, и что эти двое уделяли друг другу гораздо больше внимания, чем разговорам за столом. Если у кого-то из путешественников и были вопросы, откуда Далий так хорошо знает дорогу в Шад-Радел и близко знаком с королем, то теперь это становилось очевидным.

Обед сопровождался тихой чарующей слух музыкой, которую трое эльфиек исполняли на арфах. Мысли гостей были умиротворенными, а лица довольными – здесь, в красивом светлом дворце воспоминания о пережитых за последние дни ужасах растворялись и исчезали, уступая место спокойствию и радости.

Время в Шад-Раделе пролетало незаметно. Семь дней прошло с тех пор, как путники пересекли его границы. Гости отдыхали, ели и пили, много спали, компенсируя недостаток сна в походе. Они наслаждались чувством безопасности, зная, что границы хорошо охраняются.

Мевиру, как и остальным, нравилось гулять среди маленьких симпатичных домиков и каких-то неизвестных вечнозеленых деревьев. Несмотря на то, что была зима, территорию украшали клумбы с цветами. Мевир считал, что цветут они не без магического вмешательства. Погода была солнечная, и воздух был наполнен незнакомыми приятными ароматами. Возвращаясь в гостевой дом, он проходил мимо бани. Рядом с постройкой стояли большие бочки с водой и лежали поленья. Он прошел мимо, но, заметив поднимавшийся оттуда дымок, из любопытства решил посмотреть что там.

На бревне, опираясь спиной о бочку, сидела Иерра. Она вытащила трубку изо рта и молча кивнула. Поток свежего воздуха подхватил дым, и Мевир ощутил странный сладковатый запах. Он подумал, что нужно так же кивнуть, сказать пару ничего не значащих фраз и пойти дальше, но уходить почему-то очень не хотелось.

– Присаживайся, – улыбнулась Иерра и подвинулась. – Будешь?

Иерра протянула трубку. Мевир обратил внимание на ее затуманенный взгляд и расширенные зрачки.

– Что за гадость ты куришь?

Никогда сам не куривший воин, знал, тем не менее, что курить можно не только табак.

– Это конопля, у меня ее много, – она махнула рукой. – В Раффисе насушила. Бери, не стесняйся.

Иерру нисколько не смутило вытянувшееся от удивления лицо Мевира.

– Нет уж. Спасибо.

– Не стой, как пень, садись, – девушка рассмеялась.

Здравый смысл подсказывал Мевиру развернуться и уйти, а еще лучше пойти и найти Астора, однако какое-то неопределенное чувство заставило его остаться и сеть рядом.

– Сегодня нас всех ждет к ужину эльфийский король, как ты собираешься появиться в таком виде? – строго спросил он.

– Вот именно… – Иерра сделала затяжку. – Не могу на эльфов трезвыми глазами смотреть…

Ее речь была замедленной и не совсем четкой.

– Ты позоришь в их глазах людской род, – заявил Мевир. – Не важно, из какого ты мира. Они эльфы, а ты – человек. И вести себя обязана по-человечески.

– Да ну? – снова расплылась в довольной улыбке Иерра. – А ты думаешь, они ничего подобного не делают? Они белый порошок нюхают – своими глазами видела.

На лице Мевира отразилось крайнее изумление.

– А чего ты удивляешься? Думаешь, они все такие идеальные, да? Находясь у них в гостях, ты видишь только вершину айсберга, видишь лишь то, что они хотят показать. А вот когда находишься у них в плену, тут они особо не стремятся пыль в глаза пустить.

Иерра замолчала, окунулась в воспоминания, и с ее лица ненадолго сошла глупая улыбка. Однако с каждой затяжкой взгляд ее становился все более рассеянным.

– В плену? – переспросил кайнарец. – Как это случилось?

– Не могу тебе ответить, извини, – вспомнив предостережения Астора, ответила девушка. – Могу лишь сказать, что в том мире, где я жила, люди и эльфы – враги. Когда я попала к ним в плен, то поняла что они хитрые, высокомерные, одержимые последней целью моральные уроды. Не буду говорить, что все такие, хотя бы потому, что здесь они пока почти ничего плохого не сделали, но доверять эльфам я никогда не смогу.

Иерра выдохнула облачко дыма, и сидевший рядом воин поморщился от лезшего в нос запаха.

– Ты сказала «почти»? – уточнил Мевир.

– Еще в первый день, пока гости сидели за столом, и дружно работали челюстями, этот эльфийский король успел в сознании некоторых из них покопаться. Тебе очень понравилось, когда он к тебе в голову залез? – вопросом на вопрос ответила девушка. – Впрочем, о чем это я? Ты, наверное, даже не почувствовал.

Мевир сразу вспомнил момент, когда у него внезапно появилась тревога, стало неуютно, а Камень на шее как будто бы ожил. Тогда он не придал этому особого значения, поскольку неприятные ощущения очень быстро исчезли. Однако теперь, после слов жрицы, он понял, что Камень, вероятно, пытался его предупредить.

Мевир рассказал об этом Иерре, он хотел узнать ее мнение.

– Вполне может быть, – пожала плечами чародейка. – Оларф же объяснял, что это очень сильный артефакт, который обладает своей собственной волей. Только ты не обольщайся результатом: ничто не помешало бы королю повторить свою попытку, например, на следующий день, когда Камень был у Ицеля.

Иерра убрала трубку изо рта, почесала переносицу, а потом рассмеялась.

– Ты уже много времени лишен женского общества, и принимая во внимание красоту прислуживавших на обеде эльфиек, представляю, что он мог там увидеть, – захихикала уже плохо соображающая девушка.

Кайнарец с плохо скрываемой злостью подумал, что лучше бы Бахир увидел то, о чем шутила Иерра. Переждав очередной приступ хохота прикалывавшейся девчонки, Мевир продолжил разговор.

– В твоей голове, он, несомненно, увидел что-то поразительно умное, – поддерживая шутливый тон, съязвил он.

– Я не позволила ему, – гордо сказала девушка. – Я тоже чародейка.

– Есть что скрывать? – продолжал выпытывать Мевир.

– На моих руках кровь эльфов, – посерьезнев, сказала Иерра. – Неизвестно, какая была бы реакция, узнай он об этом. Барахир и так сказал, что в моем сердце много зла. Сказал, что я пропитана им насквозь.

Иерра тряхнула головой и нахмурила брови.

– А я за свою свободу дралась, понимаешь?

Мевир понимал и верил в то, что она сейчас говорила. Он знал, что эльфийские воины сильны и прекрасно владеют оружием, но после ее сражения в пещере он мог допустить, что девчонка не врет, и что могла выйти живой из подобной схватки.

Подул сильный свежий ветер, и Иерре на лицо упали растрепанные волосы.

– Подержи, – она сунула в руки Мевира трубку, намереваясь собрать их в косу.

– Это эльфы тебе такую отметину оставили? – серьезно спросил Мевир, показывая на шрам, уродовавший часть щеки и шею.

– Нет, – Иерра собиралась добавить что-то еще, когда ее взгляд неожиданно уперся в появившегося перед ними Астора.

Жрец перевел взгляд с одурманенной Иерры на дымящуюся трубку в руках Мевира.

– Я смотрю, неплохо вы тут время проводите, – сказал он сердито.

– Ага, – Иерра засмеялась.

Мевир предпочел промолчать и отвести глаза. Мысленно выругавшись, он подумал, что снова попал в нелепую ситуацию:

«Ну не буду же я теперь оправдываться перед ним и объяснять, что я тут ни при чем? И уверять, что трубку меня подержать попросили?»

– Иерра, ты уже не маленькая, чтобы объяснять тебе, что это плохо, – раздраженно сказал Астор.

Девушка ничего не ответила, она уткнулась лицом в колени, а ее плечи содрогались от сдерживаемого смеха.

– Я не могу тебе позволить в таком виде на прием явиться, – с этими словами Астор взял ее за ворот и поставил на ноги.

Он резко развернул ее лицом к бочке, и, схватив за волосы, окунул в холодную воду.

Мевир сидел спокойно и с одобрением наблюдал за воспитательными мерами.

Иерра задергалась, попыталась вырваться, но без толку: Астор был явно сильнее. Когда жрец поднял ее голову, Иерра судорожно глотнула воздух.

24
{"b":"589862","o":1}