ЛитМир - Электронная Библиотека

«Проклятый Камень! – разозлился Мевир. – Это из-за него я начинаю превращаться в бездушную сволочь, не могу спать, перестал чувствовать вкус пищи. Ненавижу!»

Мевир рванул цепочку на шее, камень оказался в его ладони.

«Нужно избавиться от него, пока не поздно. Зря я эльфов не послушал, – он нахмурился и посмотрел на артефакт. – Впрочем, тогда идея уничтожить его казалась безумной, а сейчас...»

Мевир провел пальцем по граням.

«Трудно будет расстаться с этой вещью…» – он повертел его в пальцах, разглядывая.

На душе неожиданно стало немного легче. Мевир зажал его в кулаке и сидел так некоторое время неподвижно, закрыв глаза. Он ощутил прилив сил и снова уставился на Камень. Пальцы гладили холодный предмет, а взгляд застыл, остановившись на нем.

«Нет, нельзя уничтожить такую нужную вещь. Он дает мне силы. И что это на меня нашло?» – теперь Мевир не мог понять, как пару секунд назад ему в голову могли прийти такие глупости.

Астор и Угур быстро шли темными коридорами. Встречавшиеся на пути слуги, казалось, смотрели сквозь них, не замечая. Наконец они подошли к массивной двери.

– Здесь, – сказал жрец.

Проклятый что-то прошептал над замочными скважинами. Астор наблюдал за появившимся рядом с замками черным дымком. Послышались тихие щелчки, и дверь открылась.

«Замри», – мысленно обратился Астор к птице.

Обычно тихо сидевший в углу темной комнаты Нохх, по мнению Астора, с первого взгляда вполне мог сойти за больного.

«Лишь бы он не взлетел, когда нежить учует, – пронеслось в голове жреца. – Сиди не двигаясь!»

Проклятый открыл дверь и дал Астору войти первым. Несколько мгновений Угур неподвижно стоял, затем подошел к птице ближе. Зелен и Мирко, увидевшие завернутую в плащ фигуру и ощутившие ужас, невольно вскрикнули и вжались в стену.

– Это ушанги, они безобидны, – поспешил сказать Астор, когда Проклятый повернулся в их сторону. – Зелен, Мирко, сидите тихо.

– Что с птицей? – спросил Угур, обращаясь к Астору.

– Откуда мне знать? – вопросом на вопрос ответил тот. – Я жрец, а не лекарь из курятника.

Астор спешно обдумывал план атаки. Он понимал, что не сможет победить с помощью магии; кроме того, сам он был безоружен, в то время как у его противника имелся меч. В комнате не было ничего, что можно было бы использовать в схватке.

«Разве что…» – Астор уперся взглядом в стоявшее возле стены ведро, оставленное для естественных нужд.

Угур, тем временем, вытащил меч и наклонился к птице.

«Нохх, не двигайся! – мысленно просил жрец. – Это наш шанс».

Проклятый ткнул птицу острием меча в крыло. Феникс вскрикнул, дернул крылом, но остался сидеть.

– Очень странно, – сделал вывод Угур.

Он мысленно прикидывал, подойдет ли для ритуала кровь больной птицы.

– Нам нужно вынести его отсюда, – начал он, поворачиваясь к птице спиной. – Я собираюсь…

Это было его ошибкой. Прежде, чем он успел окончить фразу, Астор нахлобучил ведро ему на голову. Он увернулся от последовавшего за этим удара меча – Угур отреагировал мгновенно. Порождение тьмы сбросило ведро, потеряв при этом драгоценные мгновения. Проклятый не учел лишь одного: птица была здорова, и взлетела, как только он отвернулся. Нохх вцепился в Проклятого когтями и вспыхнул вместе с ним. Неожиданно раздался жуткий нечеловеческий вой и из груди твари показались языки пламени. В какое-то мгновение этот ужасный крик стал невыносим – Астор, Зелен и Мирко упали на пол, затыкая уши. Когда Астор поднял глаза, то увидел, что в когтях Нохх держит догорающий кусок серебристого плаща, а на полу лежит куча пепла и валяется металлический шлем. Жуткое существо исчезло.

– Благодарю тебя, Нохх! – сказал Астор, вытирая мокрый лоб.

Он нагнулся и поднял лежавшее на полу оружие.

– Проклятый… – проговорил заплетающимся от страха языком, Зелен. – Где он?

– Сгорел, – объяснил Астор, рассматривая длинный прямой меч. – Пламя птицы феникс необычное, оно смертельно как для живых, так и для нежити. Сила волшебного огня велика. Жрецы Арего всегда поклонялись этим птицам, они – дети Солнца.

«Я не смогу переместить вас всех…» – появилась в голове Астора мысль Нохха.

– И не нужно. Перемещайся сам, в какое-нибудь безопасное место, – ответил Астор. – За нас не переживай, мы выберемся.

«Я буду переживать за Иерру. Из-за меня ее жизнь в опасности», – ответил Нохх.

– Возможно, все еще обойдется, Иерра сейчас в Яр-Фанисе, там враги ее не достанут, – Астор подумал, что ему самому очень хочется в это верить.

Они спешно покинули комнату.

– Прощай, – сказал Астор и поклонился.

Феникс исчез, а жрец и ушанги поторопились скрыться в темных коридорах.

– Астор, почему мы поднимаемся? – через какое-то время спросил Зелен, шагая по ступеням. – Разве мы не хотим выйти отсюда?

– Нам нужно наверх, – коротко ответил Астор. – А сейчас тише, кажется, я что-то слышал.

Через несколько минут его короткая стычка с двумя ызыргами закончилась плачевно для последних.

– Быстрее! – просил Астор ушангов, всерьез опасаясь, что услышав шум сражения, враги прибегут в большом количестве.

Первыми на площадку на вершине башни вышли ушанги и тут же попятились.

– Астор! Назад! – закричал Зелен, увидев огромного черного дракона.

Существо послушно ждало своего хозяина, и встревожилось, почуяв чужаков. Астор поспешно взмахнул рукой и прошептал заклинание. Крылатая тварь успокоилась, и позволила жрецу приблизиться и взять в руки поводья.

– Астор, зачем мы сюда пришли? – с тревогой спросил Зелен. – Как мы будем выбираться?

Астор провел рукой по жесткой чешуе чудища, погладил, и улыбнулся ушангу:

– Мы полетим.

====== Глава 25 ======

Зулол мерил шагами комнату, изредка останавливаясь и бросая тяжелый взгляд в сторону магического Зеркала. Он заметно нервничал: предстоявший разговор с Цейраном не предвещал ничего хорошего.

«Как он отреагирует, узнав о гибели одного из самых преданных слуг? Станет ли винить меня? – думал маг и задавался все новыми вопросами. – Цейран сам добивался этой встречи. Его посланник достаточно могущественная фигура, и посылать ызыргов охранять его от безоружного жреца было бы верхом идиотизма. Невозможно было предположить такой исход. Зачем Угур пошел в комнату пленников? Хотел поговорить с ушангами?»

Зулол был в бешенстве. Угур не удосужился уведомить его о своих планах и бродил по крепости без разрешения, по его вине сбежали ценные пленники. Но самым отвратительным маг считал то, что в случившемся был и его просчет. Когда он услышал леденящий душу крик, раздавшийся в комнате пленников, он сразу понял, что случилось непредвиденное. Достигнув комнаты, он обнаружил, что пленники сбежали. Сразу же были подняты по тревоге все охранники, ызырги блокировали выход из крепости, но все оказалось бесполезным.

«Кто мог предположить, что пленники побегут в противоположном выходу направлении? Наверх?», – он в сотый раз ругал себя за то, что не сумел вовремя разгадать замысел беглецов.

Теперь же он стоял и в задумчивости поглаживал бороду. Маг опасался, что со стороны Цейрана посыплется куча обвинений в его сторону. Понимая, что неприятный разговор все равно рано или поздно состоится, Зулол подошел к Зеркалу и коснулся его рукой.

После встречи с Мевиром в больничном крыле, Иерра перестала приходить туда, чтобы варить зелья. Она пробовала появиться в госпитале на следующий день, но, заметив осуждающие взгляды целительниц, решила, что она это терпеть не будет. Сплетни в этом каменном городе распространялись довольно быстро, в чем Иерра имела возможность убедиться.

«Плевать на них», – решила жрица.

Гораздо больше ее заботила сложившаяся ситуация: она чувствовала, что сбываются наихудшие опасения, и в то же время была бессильна что-либо предпринять.

«Рано или поздно Камень подчинит волю Мевира полностью и тогда…» – Иерра глубоко вздохнула и попыталась выбросить из головы тревожные мысли.

41
{"b":"589862","o":1}