ЛитМир - Электронная Библиотека

Ведомый пьянчужкой по коллектору, Карл Иванович только теперь оценил предусмотрительность своего проводника, надевшего калоши. Когда они выбрались на поверхность, туфли Серёдкина полностью промокли. С этой стороны хорошо было видно водонапорную башню, над которой, словно над осаждённой крепостью, развивался дым. Татаро-монголы оказывали упорное сопротивление военной полиции.

- Дальше сам! - заявил пьянчужка и, приняв бутылки, исчез в лабиринтах Братолюбовки.

Неприятное чувство охватило Карла Ивановича. Он поёжился, чувствуя посторонний взгляд, но кроме бабки на завалинке у покосившегося забора никого поблизости не обнаружил. Кури унюхала необычную рыжую траву и радостно принялась жевать её. Затем она долго упиралась, не желая идти по проулку, спускавшемуся к реке. Потом громко лаяла на забор, за которым люди в шкурах - то ли бомжи, то ли неандертальцы - жарили на костре мясо. Чувство слежки не покидало волонтёра: он то и дело оглядывался, но всё без толку. Между тем, чем ближе была река, тем больше петлял проулок, становясь всё уже и уже. Две машины вряд ли бы разъехались тут, не зацепив друг друга. Поэтому, когда двое аборигенов, сидевших на корточках, поднялись при виде человека с собакой, путь к реке оказался полностью отрезанным. Из-под накинутых капюшонов не было видно лиц, зато хорошо видны были руки в наколках.

- Гляди, кто к нам пожаловал! - сплёвывая на землю шелуху, ёрнически произнёс один. - Гость дорогой.

- В гости без подарка не ходят, - подхватил другой.

Несмотря на заурядную внешность, Карл Иванович в переделках бывал не раз. Поэтому просто не дал спектаклю разыграться, достав из сумки пистолет.

- Ну давай, подходи за подарочком, - намеренно огрубляя голос, пригласил он.

Кури, почувствовав его настроение, оскалила зубы и зарычала.

- Ты чо, мужик? - тут же сдали гопники. - Да то шутка была.

- Я посмеялся, - тесня шутников, сообщил Серёдкин. - Моя собака на пещерного медведя охотится, так что человеку глотку запросто порвёт.

Один из гопников поднял голову и выругался:

- Что здесь дрон, тля, делает?!

В небе кружил беспилотник. Где-то там, в центре города, сидел у монитора человек и внимательно следил за всеми передвижениями Карла Ивановича. Надо было спешить: в любой момент могла появиться полиция. До лодочной базы он добрался без приключений, если не считать прошлогодней метели, но сквозь неё пробивались каких-то сто метров - даже по-настоящему замерзнуть не успели. Метель на некоторое время сбила дрон со следа, но у лодочной базы он снова отыскал беглецов.

Сторож хмуро мял сигарету, стоя у сходней. Он был высок и сильно сутул, почти горбат, и несмотря на лето, носил пальто. Лошадиное лицо его было угрюмым, и всем своим видом он напоминал ожившего шахматного коня.

- Зажигалка есть? - спросил он.

Карл Иванович вытащил пистолет, которым пугал гопников, и нажал на курок.

- А выглядит как настоящий, - заметил сторож, прикуривая от огонька, взвившегося над дулом пистолета. - Не помню тебя.

- Мне на тот берег переправиться нужно.

- А чё через мост не едешь? Недобиток што ле?

- Недобиток, - не стал спорить волонтёр. - Но могу на золотое дно навести.

- Какое ещё золотое дно? - выпуская дым через ноздри, хмыкнул "конь в пальто".

- "Пьяный голландец". Пачка талонов и место, где он сегодня появится вечером.

Сторож бросил жадный взгляд на талоны.

- Брешешь ты, - облизывая сухие губы, произнёс он.

Худое вытянутое лицо его, с жидкими рыжими усиками, было при этом столь выразительно, что Карл Иванович совершенно запутался. Волонтёр не понимал той борьбы, что отражалась на физиономии собеседника.

- А ты проверь, - протягивая талоны, предложил Серёдкин. - Вон у тебя лодка готовая на сходнях стоит - десять минут и на том берегу.

- Хрен там десять минут! Волновод с минуты на минуту начнётся.

Меньше всего Карла Ивановича беспокоил волновод - так в Городе называли явление, когда река пыталась вернуться в русло, которым она текла многие века назад. Нынешние берега не давали ей такой возможности, но вести судно в такой момент мог не каждый. Серёдкин мог.

- Меня к мотору посади, - подзадорил он лодочника, - Я призы брал на соревнованиях.

- Хм... - похоже, сторож, наконец, решился и засунул талоны в карман пиджака. - Про тебя тут по телику в новостях было.

- Про меня?

- Про мужика с собакой - обещали крутую награду. Так что недобиток, извини: у меня пистолет настоящий.

И он вытащил из-за спины револьвер.

- Слышь там! - крикнул сторож, обращаясь к беспилотнику. - Награда моя! Я его взял.

Но у Карла Ивановича теперь был запасной туз в рукаве.

- Фас, - негромко скомандовал он.

7.

Лодка медленно ползла по сходням к воде, когда за воротами послышался шум моторов, а затем на базе появились полицейские. Они бежали по широкому проходу между рядами установленных на специальные тележки маломерных судов. Карл Иванович поднял револьвер, отобранный у сторожа, и выстрелил - высоко, поверх голов.

- Не подходи! - громко крикнул он. - Мозги вышибу.

Патрульные рассыпались в стороны, прячась за массивными тележками.

Лодка опускалась всё ниже и ниже, и Серёдкин мысленно подгонял её, опасаясь ответного огня. Но огня патрульные не открывали. Только в последний момент у заветной кнопки, останавливающей движение сходней, появился полицейский, но Карл Иванович отогнал его двумя поспешными выстрелами. Наконец, лодка закачалась на волнах. Но это оказался ещё не конец: со стороны порта к базе полным ходом неслись два быстроходных катера.

- Нет, ребята, - ухмыльнулся Карл Иванович, - Теперь вы меня не возьмете!

Кури поддержала его, издав угрожающее рычание.

Те, кто никогда не видел волновода, вряд ли могут представить это зрелище. Где-то в середине реки вдруг рождается поток, стремительно набирающий скорость и поворачивающий к берегу. В этот момент возникает несколько разнонаправленных течений, каждое из которых стремится завладеть судном. Волны сшибаются друг с другом, поднимаясь ввысь, и разбегаются, обнажая дно; мимо рулевого летят рыбы, изумлённо раскрывая рты, а мир вокруг превращается в первозданный хаос. Но человек умудрился и эту стихию превратить в шоу: как только были изучены и вычислены циклы явления, тут же нашлись любители поспорить, у кого ловчее получается управляться с ним. Карл Иванович не соврал, что участвовал и даже побеждал в таких соревнованиях. Поэтому едва волновод породил первый поток, как шансы волонтёра уйти от погони резко выросли. И когда катера преследователей раскидало потоками в разные стороны, закружило, поволокло, заставило сражаться с непослушной волной, он проскочил мимо, выбирая то одно течение, то другое и ловко минуя водяные горы и ямы. Катера не сдавались: было видно, что вели их опытные речники, но они добрались лишь до середины реки, когда волонтёр и его собака уже причаливали к берегу. Там, в тени старой ветлы, Карла Ивановича поджидал Видов.

5
{"b":"589863","o":1}