ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Рассказ из межавторского тематического цикла "ШАПИТО"

Беляков Сергей

Беляков Сергей

А от сумы уйдешь

А от сумы уйдешь

Ранним волглым утром мая на станцию Диевку вкатился бронепоезд.

Тяжело переваливаясь на стрелках, зашитый по брюхо броневыми плитами паровоз выпустил в насыпь мощную струю пара, натруженно прополз последние метры до водяного гусака и замер.

С головной бронеплощадки, орудийная башня которого была увенчана промокшим черным флагом РПАУ (Революционно-Повстанческой Армии Украины), на перрон спрыгнул невысокий, ловкий китаец. Он передернул узкими плечами от холода и проворно зашагал к хвосту бронепоезда, хозяйственно пошлепывая маленькой ладошкой бок состава, как лошадь. На каждом из шести вагонов и площадок была выписана громадная белая буква; все вместе они составляли название бронепоезда, тезки легендарного командира РПАУ.

Утренний туман еще не успел разойтись, и поэтому китаец был застан врасплох тем, что увидел.

Вместо замыкающей состав ремонтной платформы с рельсами и шпалами в расступившемся молоке он увидел темный массив товарного вагона, за ним еще один, затем пару платформ с непонятным грузом, не то зачехленными рядниной клетками, не то большими ящиками. Китаец ожесточенно потер узкие глаза и снова уставился на прицепленный "довесок" - тот не пропал, как видение. Более того, из распахнутого потолочного окна первого вагона высунулась лошадиная морда странного мозаичного раскраса и уставилась на китайца, ощерив крупные желтые зубы.

Китаец в ужасе отшатнулся: меж длинных ушей у лошади росли явственно различимые рога. Небольшие, но все же рога. Они напоминали по виду рельсовые костыли, загнанные в череп животины.

Спотыкаясь, китаец бросился назад к привычному мраку и духоте родной орудийной башни.

Из товарного вагона неслышно выплыли три тени. Одна двинулась к последней платформе, две другие принялись возиться со сцепкой.

В броневагоне, к которму были прицеплены товарные, едва слышно звякнул замок двери. На перрон спустился тип в кожухе-безрукавке поверх тельняшки. Нервно озираясь, он подошел к теням:

- Ну шо ви тут нияк не впораетеся? Геть швыдше, господе помылуй хто побачыть, шо я з вами тут... Цяцянки де?

Тень протянула ему небольшой, но увесистый по виду сверток. Он проворно засунул его за пазуху и шмыгнул назад в вагон. Негромкий стрекот дизельной дрезины увяз в тумане. Через минуту прицепленного к бронепоезду цивильного "довеска" как и не было.

...Штабной вагон бронепоезда "Нестор" дышал теплом. Его интерьер, неярко освещенный парой настенных ламп, никак не вязался сибаритской начинкой с внешней военной строгостью бывшей "Единой России", броневой гордости Деникинской армии. Пламя раскаленной печи в углу играло на золотых кистях оконных занавесей тяжелого красного бархата, на барочной обивке диванов и кресел старинного кизилового дерева, пускало блестки в медвяное содержимое хрустальных графинов на барной стойке.

- Точно? - Худощавый, с кокаиновыми темными кругами под глазами, махновец в дорогом мундире без знаков отличия, поскрипывая хромовыми сапогами, неторопливо подошел к стоявшему посреди вагона толстяку в мятой фуражке с зеленым околышем. Стволом "манлихера" он поднял кверху козырек фуражки толстяка, открывая свету пару пугливо бегающих поросячьих глазок. - Ты их сам видел?

- Так точно, ваш скородь-господин-товарищ-гражданин! Вот не сойти мне с этого места!

- Ну, это мы враз сорганизуем, - хохотнул другой махновец, который сидел у окна. Он поставил на столик бокал с токайским, легко подхватился с дивана и, подойдя вплотную к мгновенно вспотевшему штатскому, дыхнул на того смесью дорогого вина и табака:

- Ты шо ж удумал, пацюк? Мы тебе просто так уйти дадим, после того, как ты такой, - он сделал ударение на последнем слове, - такой секрет республиканского значения прознал?

Он повел плечом в гусарском доломане, обильно расшитом золотыми шнурами. Долго стоял рядом, словно принюхиваясь, потом хмыкнул и вернулся к дивану. Толстяк едва не рухнул на пол. Ноги его не держали.

Махновец-"гусар" нахлобучил на голову бескозырку с надписью "Иоанн Златоуст", закинул ленточки за спину и решительно сказал обессилевшему штатскому:

- Поведешь нас туда. Сам поведешь, то ж лучче узнай все досконально... и не вздумай, гнида, сбечь. Я тя сам найду, выпущу кишки и слопаю потрошки, понял?

Он широко открыл безумные глаза, и обмершего толстяка прохватил ледяной холод: правый глаз "матроса" был темным, как ночь, а левый - голубым, как небо после дождя.

***

- Ц... и... р... Цирик.

Своенравный днепровский ветер треплет бумажные напластования афишной тумбы у мерефо-херсонского моста. По самому верху тумбу обвивает лента большевистской прокламации против Петлюры: "В вагоне Директория, под вагоном территория".

Мальчишка в не по росту большом, некогда дамском, пальто и кепке с прожженной спереди дыркой старательно шевелит губами, читая цирковую афишу. На ней, в центре, слон с выпученными глазами и перекошенным ртом взлетает под купол цирка, а по сторонам от него нарисованы сгорбленная гадалка с клюкой, увенчанной черепом, которая держит в руке три карты таро, два тигра необычайной белой раскраски, что висят по бокам зашедшегося в дикой гонке жирафа, Человек-Резина, свободно вошедший в небольшой чемодан, иллюзионист-китаец с длинной косой и в расшитом блестками кафтане, а еще клоуны, жонглеры, наездницы и масса всего другого из волшебного мира цирка, что заставляет сердце любого мальчишки забиться в предвкушении чуда...

Екатеринослав переживал смутные времена.

Едва избавившись от деникинцев и Петлюры, город не успел перевести дух, как попал под контроль армии Махно. Легендарные рейды батьковых тачанок сменились установлением "республики" Махно со столицей в Гуляйполе. Советы вернулись в Екатеринослав, и горсовет начал понемногу приводить в порядок истерзанную войной инфраструктуру... но Махно не пропал, словно навязчивый чирь. Не имея реальной поддержки Москвы и находясь всего в нескольких часах перехода от Гуляйполя, Екатеринослав вынужденно принял "защиту" армии Махно.

Конные патрули махновцев прочесывали город, наводя порядок, однако порядок этот был раскрашен в черные тона знамени РПАУ.

И тем не менее, в моменты затишья Екатеринослав отчаянно и так же бесшабашно, как и Одесса, Мариуполь или Харьков, стремился вспомнить довоенное прошлое и вернуться к тем маленьким радостям, которые делали городом любой город Украины или России тех пор.

Новость о приезде цирковой труппы Чинизелли взбудоражила обывателей.

Горсовет наказал немедленно привести в порядок здание цирка Труцци, которое пришло в упадок по случаю войны.Осиротевшее здание напротив Озерки, толкучки на огромном пустыре неподалеку от вокзала, все еще оставалось самым современным цирком региона. Цирковые гастроли на юге Украины стали большой редкостью из-за войны, поэтому горсовет решил сделать все возможное, чтобы принять труппу Чинизелли как следует.

Но дело оказалось не так просто.

- Элефант покс, - с важным видом сказал ветврач, собирая чемоданчик с кучей всевозможных баночек, колбочек, сосудов с химикалиями и пакетиков тест-бумаги. Он сожалеюще кивнул администратору труппы Чинизелли.

Слоновья оспа делала невозможным выступление труппы в здании цирка Труцци.

1
{"b":"589864","o":1}