ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Луч света в тёмной комнате
Потерянные цветы Элис Харт
Ничья
Неучтенный: Неучтенный. Сектор «Ноль». Неизвестный с «Дракара»
Шоколадный дедушка. Тайна старого сундука
Полное собрание рассказов
Ты и деньги
Драконовы печати
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами

возмутился молодой шахтёр.

Воткнул лопату в землю -

начал мандражный спор.

"А вдруг эта расплавленная магма

ринет к нам в тоннель,

сметёт всё живое вместе с нами,

как огненная сель".

Как в дождливый, грязный день

блеснул из-за тучи солнца свет,

так из мрачного, длинного тоннеля

послышался упрёк-ответ.

"Если бы месиво ринуло -

давно бы уже ринуло!"

"Лучше бы промолчал!.. шахтёр!..

и сопли бы свои утёр!"

"Шахтёра смертью не пугай!..

бери лопату и копай!"

Вдруг вздрогнула земля -

шахтёры в ужасе присели.

На голову посыпался песок,

упал большой кусок земли.

И тишина.

Прислушались... слышно...

как колотится

сердце каждого...

гулко и надрывно.

Без команды бросили работу все -

поспешно ушли в убежище.

Выяснилось, выгорел

в реакторе графит на днище

и весь балласт осел.

В мрачной тесноте,

с вагонеткой в ржавом поте

шахтёры залили бетонную плиту

с трубами охлаждения

под реакторное основание,

но не пустили азот и воду.

Напрасно шахтёры, рискуя жизнью,

рыли 136 метровый тоннель,

глотая с гарью

радиоактивную соль и пыль.

Основание реактора было сделано -

прочно и надёжно.

Вскоре, писатель Проханов

на ЧАЭС приехал

оценить, написать... насколько...

опасна Чернобыльская беда.

С интересом, без опаски и трудов

прошёлся по тоннелю,

рукой плиту потрогал -

снизу чуть тёплая плита.

ЯДЕРНЫЙ ЗАГАР.

С крыши четвёртого блока

надо начать дезактивацию,

но кого на смерть послать

в пекло, в радиацию,

то ли тысячи добровольцев,

а может зэков или штрафбат.

Японский робот-камикадзе

смело шагнул "ТУДА"

и кусок графита сбросил -

казалось, без труда.

Недолго буксовал,

трудился робот железяка,

не выдержал рентген

в сгустке радиации,

с грохотом свалился с крыши,

как смертник забияка.

На исходе двадцатый век -

только человек

выполнит смертельную работу,

одевай хим защиту

и в руку бери кирку, лом,

обычную лопату.

Кстати, страна, люди в стране,

как и в роковом сорок первом,

не были готовы к войне

с радиацией, с нуклидом.

Не только в Союзе -

на большой планете всей

не было спецтехники... с защитой...

от радиации людей.

В срочном порядке для дезактивации

начали приспосабливать

обычную технику

для безопасной работы в местах

с высоким уровнем радиации.

Стали защищать от излучения

рабочее место водителя-спеца,

герметизировать кабины,

обшивать листами железа и свинца.

А пока, жизнь время торопит -

радиация не дремлет и не спит.

Ложка дорога к обеду -

говорят у нас не первый век,

нынче только человек,

сможет одержать победу.

Облачившись в хим защиту,

ограничив пребывание в радиации,

человек сможет взять

на себя главную обузу,

обузу дезактивации.

После закрытия реактора

свинцом, песком и бором

седовласый генерал

сотню курсантов добровольцев

для начала строго отобрал

и инструктаж всем

по-отцовски прочитал,

как перед смертным боем.

Пятьдесят секунд времени

уровень радиации

выделяет на вахту каждому

на крыше станции.

По сигналу курсант должен -

с укрытия на крышу

быстро забежать,

схватить совковую лопату,

сбросить кусок графита

или топливную сборку,

и убежать мигом в нишу.

Курсанты не спеша,

одели противогаз, хим защиту,

сидели молча с интересом

перед выходом на крышу.

Команда курсантов считала

доверие за честь

достойно выполнить работу

и с грамотой от генерала

героем уехать в часть.

Радиоактивные обломки

после пожара на крыше

застыли в смоле, в гудроне

и вахта для курсантов

возросла вдвойне.

После минутной вахты

почерневшие курсанты

тщательно парились и мылись

в ДДА под душем и в растворах

и "грязными" в часть явились

в рентгенах и нуклидах.

21
{"b":"589865","o":1}