ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

В мире, где право сильного - исключительное право, юной девушке приходится рассчитывать только на собственную хитрость...

Злажелательный Денис Геннадьевич

Глава 1.

Глава 2.

Злажелательный Денис Геннадьевич

Векша

Глава 1.

Лютый думал войти бесшумно, даже калитку открыл без скрипа - но Инга почувствовала его присутствие, едва он пересёк границу двора. Наверное, слишком целеустремлённый был... Войдя в открытую дверь, он тут же замер - узкое стальное жало упёрлось ему в спину. Командир группы замер, послушно подняв руки.

- В следующий раз горло перережу и закопаю в огороде на удобрения, - предупредила Инга.

- Верю-верю, - натянуто усмехнулся Лютый. - Ты любишь гостей, я всегда знал.

Инга сунула нож в ножны, непринуждённо уселась за стол, безо всякого смущения уставившись на Лютого.

Лютый, сухой, поджарый, словно голодный весенний волк, хмыкнул, сел напротив, глядя на неё углями чёрных глаз на костистом лице, распаханном медвежьими когтями.

- И что привело тебя в обитель рыжей ведьмы, добрый молодец? Дело пытаешь или от дела мыкаешь?

- Ну... - Лютый усмехнулся. - Эх-х, Векшуня, какой я тебе добрый молодец... Злой, да и старше тебя лет на... сколько?

- Двадцать вроде, - Инга пожала плечами. - Ладно, чего там тебе?

Лютый придвинул к себе глиняную тарелку, на котором лежала тяжёлая буханка хлеба и кусок вяленой кабанятины, дотянулся до кухонного ножика с тонким, источенным лезвием, щедро пластанул кусок того и другого и принялся жевать, уставившись куда-то мимо Инги. Инга терпеливо ждала - гостя ведь надо сперва накормить, а после расспросы вести, если блюсти правила гостеприимства.

Лютый прожевал наконец-то, перевёл взгляд на неё.

- Вкусно, Векшунь, ручки золотые.

- Людке только про это не говори, - хмыкнула Инга. - А то она мне ручки золотые поотрывает по самую голову.

Лютый покачал головой с понимающей усмешкой - выглядела она, правда, устрашающе, уголки губ уехали едва ли не к ушам.

- Ладно, я к тебе не объедаться пришёл... Знаешь, где Паучьи Озёра находятся?

Инга медленно кивнула.

- Гиблое место, - сказала она.

- Самое что ни на есть, - подтвердил Лютый. - И, уж прости, но нужно нам, чтобы ты туда наведалась раза три.

- "Нам" - это кому? - Инга склонила голову набок, сощурившись.

- Нам - это мне, группе, Сколоту, - пояснил Лютый, тоже придав взгляду прицельный прищур.

- А Князь тут причём?

- Ладно, начну с начала, - вздохнул Лютый.

- Давно бы так.

- Паучьи озёра, как ты помнишь, места гиблые - зверьё лютое, испарения всякие... Но дело не в этом. Там пропала группа княжеских ребят.

- И ты предлагаешь мне сунуть голову туда, где пропали сильные и хорошо вооружённые ребята? - засмеялась Инга натянуто. Вопрос был излишний - Лютый сказал ровно то, что сказал. Но она не удержалась.

- Батя оставил тебе хорошее наследство, Инга, - сказал Лютый. Инга окинула взглядом спартанское убранство дома, вопросительно взглянула на командира группы.

- Я не про это... Он у тебя наёмник был, ведь так?

Инга кивнула.

- И много чего ещё умел, да?

Инга неопределённо повела головой. Умел очень много чего, и что с того?

- Я вот вспоминаю, когда он жеребца усмирил, когда того понесло... Встал на дороге и стоял, как столб, глядел так... по-волчьи... прямо в глаза.

Инга помнила этот момент, сама со стороны видела, когда дурноезжий жеребец Вихрь взбесился, выломился из стойла, серьёзно увечив хозяина... Стоявший тогда на вышке Капрал готовился уже, брал упреждение из пулемёта.

А батя тогда стоял и впрямь как столб, набычив голову. Вихрь, не домчав до бати какие-то метры, вздыбился, загарцевал на задних, затрубил... Отец подошёл - медленно, плывуще, подняв руки. Вихрь упал на все четыре, гневно фыркая, вздрогнул лишь, когда тяжёлая длань бывшего наёмника легла на шею с рельефом вздувшихся жил... Что он сделал, как увещевал коня - никто так и не понял, а сам он с дочерью не поделился. Но Вихрь с той поры присмирел...

- И что? - спросила Инга.

- Да так... Может, ты тоже что-то умеешь такое.

- Умею, - призналась Инга. - Но зверьё взглядом усмирять не сподобилась научиться.

- Тогда... Инга, ты не подумай, я ведь не забесплатно предлагаю, - Лютый подался вперёд. - Любой труд должен вознаграждаться. И вот награда.

Он положил на стол небольшой кожаный кисет, отчётливо звякнувший металлом.

- Золото, серебро, - сказал Лютый. - Этого тебе надолго хватит, а то, я смотрю, ты поиздержалась. А скоро очередной налоговый обход из Горинска.

Инга постаралась сохранять внешнее спокойствие под давлением немигающих паучьих глаз командира группы. Но внутри только шипела разъярённой кошкой. Знал, куда ударить, гад. За Ингой числились две налоговые просрочки. Третья приведёт к плетям, четвёртая - к отъёму земли и дома в пользу Горинска, пятая - к окончательному выселению.

С промыслом в последнее время не везло. Появилось много новых охотников, голодных до лесных кварталов. Объединяясь в своего рода бандочки, они выдавливали одиночек - таких, как Инга. И жаловаться на беспредел смысла не имело - пойди докажи, что тебя притесняют. А испорченные и пустые ловушки - так зверьё тоже не совсем дурное, учится ведь. А даже если и не зверьё паскудит, то опять же - пойди и докажи, ткни пальцем и прижми к стене неоспоримыми аргументами в городском суде. А если нет таких аргументов - ответь за клевету. Это если всё же до суда дойдёт. А может и не дойти - леса вокруг много, одинокий труп исчезнет там, как плевок в речной стремнине.

Оставалось только стискивать зубы и терпеть, изощряться. И признаться, что нет иного выхода, кроме как поддаться давлению тарантульих глаз сидящего напротив командира группы самообороны.

- Что я должна сделать? - ровным тоном спросила Инга, стараясь не глядеть на треклятый и в то же время желанный мешочек.

- Дел немного, - сказал Лютый, удовлетворённо откинувшись на высокую спинку стула. - Сходить, осмотреться, вернуться и рассказать, что увидела.

- Что я должна там увидеть? О чём рассказать?

- Обо всём, что не уложится в картину твоего мировосприятия, - усмехнулся Лютый, явно наслаждаясь тем, что теперь имеет возможность слегка поиздеваться в отместку за несговорчивость.

- А всё-таки? - Инга с задумчивым видом достала кинжал из ножен, принявшись чистить игольчатым остриём ногти. Лютый ничуть не смутился, глядя с откровенной весёлостью на слабенькую попытку ответного давления.

- Мы на войне, Векшунь, Крива уже в печёнках сидит что у меня, что у Сколота. В Сопках прячется, гад, отчего пока достать мы его не можем. Силы не те. Если всей бандой с округа соберёмся и двинем в Сопки, может, и получится накрыть - да только соседи поспешат куснуть. Уж это-то наверняка.

Сами виноваты, мысленно огрызнулась Инга.

- Месторождения рядом богатые, так что понятно, что нас не преминут уколоть в спину... Через Паучьи Озёра проложена неплохая трасса поставки оружия и боеприпасов, - Лютый стал серьёзен. - Кто-то снабжает Кривина, обходя нас десятой тропой. Рядом с Сопками не пройти - там частенько наши патрули обретаются, перекрывают более-менее удобные проходы... Вот и ходят через Паучьи озёра, благо что земли гнилые, ничейные... Правда, дерут с Кривы наверняка втридорога.

- Если кому-то выгодно, чтобы Кривин шарохался у нас под боком, то снабжают его наверняка бесплатно или даже доплачивают, - сказала Инга. - Батя много чего рассказывал о наёмничьей жизни.

- Умничка, Векшунь, умничка, - кровожадно ощерился Лютый, наверняка попытавшись выразить восхищение. - И такое возможно... В общем, наведаешься в пару мест, осмотришься там на предмет разумной деятельности.

1
{"b":"589871","o":1}