ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну, какие твои действия? - спросила Инга спокойно. Лисёнок, поняв, что убивать его прямо здесь и сейчас не будут, немного расслабился.

- Резко прыгну в сторону, - сказал он с кривоватой усмешкой.

- Ты стоишь в дверном проёме, тебе надо чуть сместиться назад, чтобы прыгнуть в сторону, - отпарировала Инга. - Лишнее мгновение, чтобы отстрелить тебе голову. Ладно, - она убрала карабин. - Тебе-то чего? Лютый уже всё рассказал... братец мой названный. Или тебе есть, что добавить?

- Готова? - спросил он.

- Что, прям сразу? - откровенно опешила она.

- Командир говорит, что ждать нечего.

Круто в оборот берут.

- Ладно, - Инга сунула карабин в чехол. - Переодеться-то дашь? А то негоже на Озёра идти в домашнем.

- Мы не на Озёра, - хмыкнул Лисёнок. - Лютый велел машину подготовить, поедем в Горинск, на ярмарку.

- На кой? - искренне удивилась Инга.

- Я уж таких вопросов задавать ему не стал, - Лисёнок развёл руками. - Стратегия - дело командира. Моё дело - стрелять и не мазать.

Мальчишка мальчишкой, но с субординацией, смотри-ка, полное согласие. Ну, у Лютого не забалуешь, не задерживаются у него тугодумы, медлительные и строптивые.

- Надеюсь, на Озёрах не промажешь, - Инга вздохнула, поднимаясь. - Если прижмёт.

- Не промажу, - недобро усмехнулся Лисёнок. - Что Лютому передать?

- Буду минут через пять, - отозвалась Инга. - Но ствол всё равно возьму, пусть не обижается.

- Само собой...

Глава 2.

Ехать пришлось всё же в повседневной одёжке - простые серо-пятнистые штаны и рубашка из холстины. Лютый настоял, наставительно воздев палец к небу и заявив, что лишняя приметность Инги в охотничьем облачении не нужна. Равно как и оружие. Там могут быть лишние глаза и уши, Векшуня. Тесак и кинжал возьми, деньги, если хочешь, тоже, а мы тебя, сокровище наше рыжее, обязательно защитим.

Инга поверила с некоторым трудом - не очень уютно вдруг оказалось ехать с четырьмя крепкими мужиками в Лешаке. Обшитая листами металла и оттого похожая на грубую железную коробку на колёсах, ощетинившаяся разнокалиберными пулеметными стволами, махина легко бы подошла для безнаказанного надругательства в закрытом пространстве. Однако и сам Лютый, и его боевики держались очень дружелюбно - здоровяк Капрал, заместитель Лютого, квадратный, мускулистый, излучающий бычью мощь, его почти что близнец Дракон, сидевший за рулём, и Лисёнок, смотревшийся на фоне своих собратьев по оружию совсем несерьёзно. Однако теперь, невольно присмотревшись к окружению, Инга заметила, что воспринимают Лисёнка в этой команде отнюдь не как сопливого щенка - хотя и Дракону, и Капралу, и Лютому он в сыновья годился по возрасту. Поразительно, как много открывается, стоит лишь приглядеться как следует. Сейчас присматриваться стоило особенно внимательно - потому как теперь с этими людьми предстояло работать достаточно близко. Наверняка и они к ней присматривались. И наверняка не только как к девушке - дежурно-самцовый интерес Инга не могла разглядеть только в тарантуловых глазах Лютого, в которых, как правило, ничего разглядеть было нельзя.

- Лютый, ты как Векшуню-то завербовал? - спросил Дракон, басом перекрывая гул движка.

- Обаянием, конечно же, дружище, - крикнул Лютый. - И никак иначе. Обаянием, давлением на тонкие струны девичьей души, страдающей оттого, как много ребят окружной армии гибнет в нашей крысиной грызне.

- А деньги-то хоть отдал?

- Что ты сразу так... грубо и приземлённо? - укорил его Лютый, развернувшись к ним в отсек с командирского места. - О деньгах речь зашла потом, одними высокими чувствами и воинской доблестью сыт не будешь. Верно ведь, Векшуня?

Инга не сдержала усмешки, кивнула. Лютый вдруг улыбнулся одной из своих страшных улыбок:

- Андрюха отказал в помощи?

Инга чуть сощурилась, по-прежнему растягивая губы, чувствуя, как закаменело лицо.

- Да я просто так спрашиваю, ясно же, что не на свиданье к нему бегала, - махнул рукой Лютый.

- А вдруг на свиданье?

- Слишком грубое совпадение. Значит, отказал? - Лютый смотрел, не мигая.

- Да, - вздохнула Инга.

- Жалко, он бы нам пригодился.

- Он тебя побаивается, - сказала Инга.

- Кто? Он? Меня? - если Лютый и играл удивление, то очень натурально и искренне. - Андрюшка? Капрал, ты слышал?

- Ну, а вдруг?

- Он меня не любит, - засмеялся Лютый, от смеха его правая щека мелко задёргалась, утягивая за собой уголок рта. - Очень сильно не любит. Настолько, что нам в лесу лучше не встречаться.

- А за что?

- Оленя-подранка у него увёл, - ухмыльнулся Лютый. - Красивого оленя. Вот он и в обиде.

- Не подумала бы, что он такой злопамятный, - вздохнула Инга.

- Очень, - серьёзно кивнул Лютый. - Злопамятный и страшный. Всегда один ходит - и плевать хотел и на горинцев, и на Кривина.

- А может, он из...? - больше из мстительности предположила Инга, многозначительно умолчав.

- Не, - неожиданно сказал Лисёнок. - Не из этих. Просто очень хороший охотник. А такие любят одиночество - чтоб никто не просёк, где у них самые охотные места.

- Да все знают, где он любит охотиться, - отмахнулся Капрал. - В Чёртовы Сопки ходит.

- Прямо под носом у Кривина... - задумчиво произнесла Инга.

- Он не вражеский лазутчик, Векшуня, честно тебе скажу, при всей нашей с ним взаимной любви, ни в чём таком обвинить не могу, - поспешил заверить Ингу Лютый. - И тому доказательство - он живет с нами в одном посёлке, многое видит - но мы ни разу не попадали в засады Кривинских бойцов. И к тому же он несколько раз сообщал интересные вещи о том, что творится в Сопках. Когда случалось проходить мимо Кривина. Ну, там, что какая-то их группка выдвинулась в сторону Горинского округа - столько-то человек, столько-то автоматов, винтовок.

- Ты ему за это не доплачивал? - осведомилась Инга, удивившись про себя такому альтруизму Араксина. Ага, батя как-то поведал, что такое альтруизм, она знала.

- Он отказался, а я не настаивал, - сказал Лютый. - Как говорится, была бы честь предложена... И я у него тоже спросил, зачем он мне рассказывает. Сказал, что чем быстрее победит какая-то из сторон, тем быстрее воцарится мир, и тем проще будет жить мирным людям вроде него.

- Неожиданно, - хмыкнула Инга. - И как... неоднозначно. 'Одна из сторон'.

- Я тоже удивился, - кивнул Лютый. - А он пояснил, что округ просто сильнее. И надо помочь сильной стороне восстановить порядок. Тем более, что он тоже сомневается, что Кривин норовит захватить власть.

- И у Сколота есть такие сомнения?

- Насчет Князя не скажу, не знаю, - вздохнул Лютый. - А я сомневаюсь, что Кривин метит во власть. Для него эта вялая грызня с внезапными змеиными укусами исподтишка просто образ жизни. Это ж не пахать в огороде, не пасти скот, не заниматься ремёслами. Знай себе, организовывай нападения да добычу дели.

- Ну, это тоже не так-то легко, - сказал Инга. - Убить ведь могут.

- Это так кажется поначалу, что трудно. Потом привыкаешь. Главное, блюсти уговор, а там и зверствовать особо не будут.

- Это который?

- Девок не насильничать, посёлки грабить аккуратно, не поджигая, больших кровавых следов не оставлять, - отчеканил Капрал. - Охотников лишний раз не трогать.

- А, ну да...

- Кривин его соблюдает, - продолжал Лютый. - А Сколот, в свою очередь, не трогает родню тех, кто встал на кривую дорожку. В случае чего - репрессии такой волной прокатятся по деревням, что вой стоять до небес будет.

- И будет бунт, - вздохнула Инга. - Кривин озвереет, и Горинску станет туже.

- Сколот на него поднимет всё, что есть. Надо будет - Змеезубов пригласит, они зачистят Сопки и принесут Сколоту голову Кривина на серебряном блюдце.

- Народ поднимется. И будет, как в Восьми Городах. Мой батя там был.

- Не будет, - заверил Лютый. - Пошумят для порядка - Сколот не будет вырезать всех подчистую. Показательные суды над пособниками бандитов, где красноречиво и убедительно докажут их вину - и красочно развесят для наглядности.

6
{"b":"589871","o":1}