ЛитМир - Электронная Библиотека

- В какие страшные времена мы живём, - вздохнула Инга. - А не побегут? В Дарховск, в Спалашич?

- Шило на мыло менять? - усмехнулся Лютый. - Векшунь, вольготно там живётся только солдатне. Здесь хоть дышится посвободнее - нет нужды брать в аренду охотничьи кварталы и платить за них шкуродёрные цены. Сколот больше упирает на промышленность, потому свободная охота для него так, мелкий денежный ручеёк. А вот Дарховск со Спалашичем основательно подпрягли охотников к пополнению окружной казны. Выжимают население как могут.

- Ага, их запасы не столь богаты и разработаны, как наши, - поддакнул из-за руля Дракон. - Но они ближе друг к другу расположены, так что не удивлюсь, если на Озёрах засветятся спалашинские или акимовские рожи.

- Там, боюсь, всё равно не разберёмся, чьи, - сказал Лисёнок. - На них написано не будет. Просто в очередной раз убедимся, что Кривин что-то мутит в тех местах - например, удобный перевалочный пункт для быстрой переброски сил к Горинску - место-то достаточно удобное для этого.

- Молодец, лексикон как у профессионального горинского вояки, мой рыжий друг, - похвалил Лютый. - А что, если я скажу, что до него слишком долго и опасно добираться?

- Я возражу на это тем, что дорога гораздо безопаснее, если пролегает по дружественной территории.

- Вот такие вот кадры у нас в группе, Векшуня, - Лютый перевёл взгляд на неё. - Мы тут все уже убедились, что кроме наших любимых соседей, снабжать и прикрывать Кривина просто некому больше.

- Так это, в принципе, понятно, - Инга пожала плечами, поморщившись - несмотря на открытые бойницы, ветерок гулял по отсеку совсем слабый. Солнце грело Лешака, превращая бронированную коробку в подобие духовки. Капельки на лбу медленно собирались в маленькие ручейки, грозящие заструиться по лицу, залить глаза... От запахов бензина, масла, оружейной смазки, нагретого металла, мелкой тряски на колдобинках грунтовки начинало подташнивать.

- Осталось только доказать это эмпирическим методом, - усмехнулся Лютый. - Сиречь, методом тыка. Вы с Лисёнком пойдёте и потыкаете.

- И какие доказательства тебе нужны? - спросила Инга.

- Доказательства - это к Лисёнку, он знает, что и где искать, ты себе голову не забивай лишними мелочами. Твоя задача проста - взаимодействие с природой, стихией непредсказуемой и капризной, как женская душа.

- Ах, Лютый, какой поэт в тебе пропал! - восхитилась Инга, не скрывая сарказма.

- Не с моей... харизмой вирши читать и дифирамбы петь, Векш, - хмыкнул Лютый. - Зато детишек пугать - в самый раз.

Инга отвернулась к бойнице, ловя носом живительное дуновение свежего воздуха, вгоняемого в отсек тяжёлым быстрым ходом машины. Вдали темнел лес, но перед глазами стояли мрачные и уродливые силуэты замшелых коряг и чахлых деревьев, отравленных Озёрами, показалось даже, что ноздри тонко щекотало оттенком болотного смрада. Инга прикрыла глаза, стараясь не спугнуть, кажется, самые настоящие видения будущего. Если сосредоточиться посильнее, наверное, можно увидеть даже что-то большее, чем замершие в причудливо-жутких фигурах неведомого танца деревья, услышать больше, чем равнодушный шелест камыша на ветру, похожий на бестелесный, неразборчивый шёпот множества голосов. Но чем ярче рисовалась в голове картинка, тем отчего-то становилось страшнее, тоскливее. Инга крепко зажмурилась и открыла глаза, вернувшись в душный, пропитанный тошнотворными для чуткого носа запахами отсек боевой машины.

- Главное, гранаты не кидай - и не рванёт, - наставительно сказал Капрал, чуть наклонившись к Лисёнку.

- Вы о чём? - спросила Инга, насторожившись.

- Да твой собрат по масти боится скоплений болотного газа, как бы, говорит, от выстрела не рвануло, - охотно пояснил Капрал. - Я ему и говорю, что нечего ссать.

- И стрелять, - добавила Инга.

- Там не всё так страшно, - отмахнулся Капрал. - Самое главное, аккуратнее в воде - там всякое... плавает и ползает.

- Если подстрелю озёрного чёрта, плевать я хотел на разведку, - заявил Лисёнок. - За него в Горинске кучу золота отвалят. Сразу куплю двухэтажку на окраине города где-нибудь и заживу по-человечески.

- Меня возьмёшь к себе? - спросила Инга. - Как-никак, я ж с тобой буду плечом к плечу.

- Конечно, Векшуня, конечно! - горячо заявил Лисёнок, подмигнув ей. - Какие вопросы! Она отвернулась к бойнице, ничуть не обрадованная упоминанием о гранатах. 'Батя, пригляди за мной, - подумала она. - Пригляди за своей дурой-дочурой...'

- Векшунь, ты не бойся, ладно? - попросил Лютый. - Вам там воевать не надо. Мы просто привыкли снаряжаться в разведку как в бой. Мало ли ведь что может произойти. Инга кивнула, не оборачиваясь.

Горинск деловито суетился - купцы, ремесленники всех мастей, крестьяне, охотники устраивали праздничный гомон на центральной площади окружной столицы, дабы подзаработать денег. Кто рассчитывал на внушительные суммы, кто-то пытался сбыть излишек, кто-то питал надежды дотянуть до следующей ярмарки. Инга тоже иногда приезжала на ярмарки. Однако, не случись предложения Лютого, этот месяц она бы пропустила.

На въезде застали самый хвост вереницы участников ярмарки. Телеги, машин, просто домашний скот, гружёный под завязку... Горинская гвардия бдительно поглядывала на въезжающих, разгуливая подле Главных Ворот с автоматами. Чуть в стороне за периметром из колючей проволоки громоздилась дозорная вышка, откуда на въезжающих косо глядел длинный ствол крупнокалиберного пулемёта. Подле вышки ворочала башней Черепаха - один из гвардейских танков. Не превышая размерами и массой Лешака, гусеничная коробка обладала куда большей огневой мощью. На граненную башню не постеснялись поставить тридцатимиллиметровую пушку в спарке с пулемётом. Стрелок торчал из люка башни, потягивая самокрутку.

На появление Лешака охрана среагировала моментально - пулемёт на вышке, башня Черепахи бдительно развернулись в его сторону. Инга невольно сжалась, а Лютый, высунувшись из окна по пояс, приветственно помахал им пистолетом.

- Развлекаются, черти, - хмыкнул Капрал. - Не бойся, Векшуня, это у них шутки такие.

- Я догадалась... - произнесла Инга сквозь зубы, подавшись вперёд. К ним шёл долговязый 'гвардеец' с автоматом.

- Чего ему? - вполголоса спросила Инга, ни к кому не обращаясь.

- Дежурный по периметру, - так же вполголоса пояснил Лисёнок.

- Проведёт нас обходным путём, чтоб нам тут не стоять и не ждать, - добавил Капрал. Дежурный подошёл к машине, бесцеремонно просунул голову в салон.

- Нового бойца завёл? - спросил он без капли приязни у Лютого, одарив Ингу колючим взглядом.

- Калымим в качестве извозчиков, - ухмыльнулся Лютый. - Ну что, пустишь нас или будем мариноваться тут?

- Можешь пешком пройтись, - сказал дежурный. - А мы твою машину, так и быть, покараулим.

- А что случилось? - вкрадчиво осведомился Лютый. Что-то явно пошло не так - Капрал выглядел откровенно озадаченным, Лисёнок вопросительно глядел на 'гвардейца'.

- Ничего, указание Князя - командирам групп самообороны въезжать наравне со всеми, - пояснил дежурный. - Так что звиняй.

- Ладно, - махнул рукой Лютый. - Лисёнок, Векшуня - можете выметаться. Командир с вами потопает. Капрал, Дракон - караулите машину, этим сами знаете как доверять - придём и колёс не увидим.

Дежурный только хмыкнул, неторопливо возвращаясь к своим.

- Указание Князя... - задумчиво протянул Лютый. - Ладно, прогуляемся, не собьём ножки.

Широкая мощёная дорога, проходя Главные Ворота, оказывалась с обеих сторон огорожена той же самой колючкой, как и все дороги между внешним и внутренним периметрами. Причина проста - остальное пространство оказалось густо усеяно минами, ловушками, волчьими ямами. Сколот не жалел средств на защиту города со всеми его жителями. И первое, что он сделал, овладев городской казной, доставшейся от скопидома-предшественника, это капитально перестроил и укрепил оборону Горинска. Сказывалось наёмническое прошлое. Торговые партнёры не раз в упрёк ставили Сколоту его аскетическое бытие, не подобающее, на их взгляд, серьёзному правителю. Однако Сколот во многих вопросах руководствовался только собственным опытом, поплёвывая с высокой колокольни на мнения тех, кто не понимал его замыслов. И это во многом принесло пользу - Сколот быстро заручился поддержкой тогда ещё немногочисленной гвардии и многих поселковых командиров. Скромная жизнь Князя Горинска как бы подчёркивала, что он живёт, прежде всего, нуждами города, вопросами его сбережения от всяких напастей - рукотворных и нерукотворных. И даже потом, когда Сколот начал потихоньку обогащать собственный карман, копить, так сказать, на безбедную старость, отношение к нему со стороны его войск не поменялось практически - потому что вместе с ним начали потихоньку обогащаться и командиры среднего и младшего звеньев, а уж они знали, как поддерживать доброе имя Князя среди своих подчинённых. Всё на благо жителей Округа, всё ради их безопасности! Ведь десять патронов на каждое ружьё убережёт любой посёлок от ожесточённой бойни между его жителями! Зато того хватит, чтобы отстреляться от любой мелкой шайки. А с шайкой покрупнее справятся доблестные войска Горинска! Как-то так, в общем... Жители не особо верили, но что им оставалось?

7
{"b":"589871","o":1}