ЛитМир - Электронная Библиотека

Но помни, милая, что закон для него ничто, писанина, набор букв. Ты знаешь это, ты сама в этом убедилась. Ты не так глупа, как кажешься. Разве нет?

***

Здесь душно, практически невозможно дышать. Столько людей, столько шума. Эти странные запахи в воздухе, смесь взмокших человеческих тел и алкоголя. Отвратительно. Просто ужасно. Но Марго нравится, она, кажется, выглядит счастливой. И ничего страшного, что Ричарду приходится прикрывать нос рукой, лишь бы хоть чуть-чуть перевести дыхание. Это невозможно терпеть. Неоновый свет слепит глаза, а музыка, слишком громкая, отдается ударами в груди. Не слышно даже собственных мыслей. А Бёрг веселится, смеется, кокетливо улыбаясь. Сколько она выпила? Глоток за глотком и вот - в ее крови слишком много алкоголя. Она привела своего единственного друга в плохое место, Марго поставила его в ужасное положение. Маяковски хотел отказаться, он не привык к таким заведениям. Он бы предложил сходить в театр, но Бёрг хочет танцевать, Бёрг хочет развлечься. И эта девушка так просила его составить ей компанию, так просила не отказываться, Ричарду было просто стыдно. Кем он будет, если обидит ее отказом?

Теперь Маяковски здесь, морщится от презрения к каждому, но еще больше к Марго. Он злится на нее, злится за то, что просто не может уйти. Ричард не пьет, вообще не пьет, никогда. И от этого только хуже, потому что нетрезвая Бёрг ничего не замечает, в отличие от Маяковски. Абсолютно все вокруг давит, он, словно попал в капкан. Он привязан, не буквально конечно, но он обещался отвезти Марго домой.

Эта девчонка никак не найдет себе место, она все не прекратит свои попытки заставить Ричарда хоть немного выпить. Безуспешно. Она даже придумала поиграть в какую-то дурацкую игру. Упертая до невозможности. "Давай так, выбираем: правда, или действие. Если правда - я задаю тебе вопрос, любой. Не отвечаешь - пьешь. С действием так же. Не выполняешь - пьешь. Количество выпивки напрямую зависит от сложности вопроса или действия. По рукам?" - её голос глухой, его тяжело различить в этом шуме.

Зачем он только согласился на это? Маяковски посчитал, что это на какое-то время утихомирит девушку, но Марго постоянно выбирала действие, а Ричард - правду. В итоге, все стало хуже. Бёрг теперь неугомонно вытворяла по какой-нибудь мелочи, иногда привнося в них что-то свое. Страшный сон наяву, Маяковски в этот вечер поседел на полголовы раньше нужного срока.

Мужчина заметил, что у Марго есть какие-то проблемы по части алкоголя. Она пила, пила и пила, пила и пила, и никак ее нельзя было остановить. Ричард пытался уговорить Бёрг уйти, честно пытался, но не силой же её выводить... а вопросы ее, с каждой рюмкой выпитой водки (если и играть, то играть по-взрослому) становились все глупее, нахальнее и пошлее.

- Кем ты мечтал стать в детстве?

- Художником.

- Почему же не стал?

- Это уже второй вопрос, сейчас должна быть моя очередь.

- Точно, я пью штрафной.

- Это не обязательно, остановись.

Но Марго с невероятной жадностью осушала рюмку за рюмкой. Она уже не так симпатична ему, как раньше. Все что он сейчас чувствует к Бёрг - отвращение. Девушка снова выбирает действие. Чего она добивается? Не имеет значения, потому что Маяковски все равно отправляет её в уборную, хотя бы под предлогом игры, заставить Марго умыться. Мужчина больше не может смотреть на её раскрасневшееся и припухшее лицо, не может больше находится рядом и чувствовать запах алкоголя, каждый раз, когда она начинает говорить.

Ричарду скучно, он чувствует усталость. Он разглядывает каждого человека, который находится в ночном клубе. Все одинаковы, все такие же, как и Бёрг. Пьяные, чем-то схожие со стадом баранов, люди жмутся друг к другу, превращаются в единую толпу. И уже не различают своих и чужих, где каждый друг другу знаком, каждый друг и собутыльник. И каждый, кто пытается отделиться, уйти, автоматически становится объектом для повышенного внимания. Не нравится наша компания, так зачем ты вообще приходил? Готовьтесь к тому, что злость и безумство толпы будут направлены против вас. В горле встает ком, появляется чувство тошноты, которое только растет и растет с каждой минутой пребывания здесь. Чувство ужасное, но становится легче, когда взгляд Маяковски находит одну девушку. Она стоит в противоположном конце зала, прислонившись спиной к стене, как-то испуганно оглядывая все вокруг. Красные неоновые блики падают ей на лицо, она здесь явно не в своей тарелке, как и Ричард. Мужчина замечает, как она ежится, словно боится окружающей ее сейчас агрессии.

Марго возникает так же неожиданно, как и исчезает.

- Теперь я загадываю.

- Правда.

- Хватит, ты постоянно выбираешь правду. Хоть раз сделай что-нибудь.

- Я...

- Давай же...

- Хорошо, действие.

- Видишь там девушку? Ей на вид лет... шестнадцать-семнадцать?

Рука Бёрг указывает на ту самую девочку, которую Маяковски рассматривал несколько секунд назад. Она действительно выглядит юной, Ричард не сразу обратил на это внимание. Девчонка уже не стояла в одиночестве, ее окружила группа из двух девушек и одного юноши. Марго хихикнула, когда Маяковски, как-то странно посмотрев на Бёрг, спросил:

- К чему ты клонишь?

- Поцелуй ее.

- Не понимаю... зачем?

- Это немного опасно. Что если ей даже нет шестнадцати? Это же маленькое преступление!

- Если ей даже шестнадцати нет, как она вообще сюда попала?

- Ты ничего не знаешь о девочках подростках.

Ричард хмурится и качает головой. Марго перебрала, с нее уже хватит, похоже, придется звонить её отцу...

- Мне кажется нам пора, ты достаточно пьяна.

- Я никуда не пойду, пока ты не закончишь игру. Только прикоснись ко мне, и я начну кричать! Ты можешь просто выпить и все...

На губах Бёрг появляется глупая усмешка. Она вообще не понимает что происходит. Маяковски никогда никого так не ненавидел, как Марго в эту ночь. Она толкает его нарушить закон. Маленькая дурочка думает, что это весело. Что ж, впредь будет осторожнее, загадывая желания в темноте. Бёрг же не думала, что Ричард сделает это. Сделает, только и, думая о том, что прикончит её когда-нибудь голыми руками, порвет на части.

Рука непроизвольно тянется к выпивке, девушка, о которой говорила Марго, тем временем немного развеселилась, не стояла в стороне, немного скованно, неуверенно она танцевала. Маяковски почувствовал, как внутри что-то напряглось. В толпе, чрез которую Ричарду пришлось пробираться, и без того было душно, дыхание сбилось. Воздух был горячим, обжигал легкие. Девчонка стояла спиной к Маяковски, она даже не подозревала, что он остановился сзади. Глубокий вдох, тяжелая ладонь ложится на острое плечо девушки. Он рывком разворачивает ее и, притянув к себе, целует. Каждое движение - резкое, спешное.

Ричард хочет, чтобы это все скорее закончилось. Ему стыдно. Эта девушка действительно выглядит слишком юной - совсем еще ребенок. Он никогда ее больше не увидит, не вспомнит даже об этом случае. Но она, возможно, не забудет... Что если она завтра утром напишет заявление в полицию о "сексуальном домогательстве"? Ричард же ничего не сможет сделать в свою защиту, никакие адвокаты его не спасут.

Мужчина отстраняется.

Её удивленный взгляд и легкий привкус алкоголя на губах Маяковски. Она не так много выпила, от того и смотрит с таким непониманием - трезво, не затуманено. Ладони Ричарда все еще на ее лице и он успевает за эти считанные секунды рассмотреть незнакомку. Она настоящая. Небо и земля, если сравнивать с Марго. Косметики практически не было, блеск для губ - единственное, что Маяковски заметил, и то уже почти стерся. Её губы и без того были яркие - естественный алый, который стал только ярче и привлекательнее после поцелуя. Еле заметный шрам над левой бровью - она маленькая, совсем маленькая. Мужчине даже становится боязно - не обидел ли он её? Но это чарующее создание как-то смущенно улыбается. Она настолько естественна... Ричард, пятясь назад, улыбается ей в ответ и прикладывает палец к губам, в немой мольбе о молчании. Девчонка кивает и шепчет: "Никто не узнает, никто". Маяковски не слышит, но понимает это по движениям её губ. Умная девочка.

5
{"b":"589873","o":1}