ЛитМир - Электронная Библиотека

После разговора с бабушкой, я изредка следил за тренировками Хонока, что днями и ночами истязала себя. Сам я тоже не отставал: сила зависит от духовного и физического развития. Чем больше я тренируюсь, тем сильнее я стану. Но сколько бы я ни тренировался, я не становился сильнее чем мои сверстники, даже наоборот, сильно отставал. Это меня немного печалило и радовало. Хонока на моём примере постигала, что наследие крови можно превзойти.

- Листок, листок, и зачем мне бабушка его вручила? - спрашивал я сам себя, уже вторую неделю пытаясь понять, суть тренировки в концентрации.

Хонока сидела по центру моего полигона, держа в руках листок в центре которого была дырка, края которого горели алым пламенем. Задачей Хоноки было поддерживать непрерывное горение, не давая листку разрушиться от чакры, которая перемещаясь от краёв листка к центру, превращалась в огонь. В большинстве случаев огонёк быстро тух или рвался от нестабильного тока чакры. Мне стало любопытно, смогу ли я сделать также, и я сел в ту же позу, что и Хонока. Закрыв глаза, я представил, как разум берёт из тела тёплую энергию, соединяя её с холодной энергией разума, направляя её в тело. Я создавал чакру, которую мысленно направил в руку, а оттуда в листок. Лёгкий хлопок в руке, от которого я открываю глаза. Листок разорвался. Что я делаю не так? Ладно, повторю попозже.

- Ура! Получилось! - радостно сказала Хонока, убирая лист в сторону.

Сложив руками знаки, она делает прыжок в сторону вонючего озера и выдыхает огненный шар, который с низким рёвом полетел до противоположного берега. Я улыбнулся, уж очень счастливо она выглядела в этот момент, казалось, что она распространяет ауру счастью. Хотя почему казалось? Я чувствовал в исходящих от неё потоках чакры эмоции, и все они были положительными. Не улыбнуться в такой момент было бы тяжким грехом, который бы я себе не простил. Однако я всё же убрал улыбку, когда она повернулась ко мне. Я бы чувствовал себя смущённо, если бы она увидела на моём лице эмоции, это было слишком личным и неловким для меня.

- Брат, прости, ты не рад? - спросила она. - Не стоило мне наверное показывать свои успехи и радоваться так им у тебя на глазах, - её голос стал грустным. - Прости.

Моё сердце тает от твоих слов. Я хочу заплакать от счастья, услышав то, как ты признала меня своим братом! Как я могу быть не рад? Мои щёки пылали от смущения и неловкости. Ноги подрагивали от переживаний и страха. Признаться ей в своих чувствах будет сродни лавине, которая снесёт меня в небеса. Я не выдержу!

- Может быть и так, - ответил я, отвернувшись.

Я смотрел на цветочки и на облака, стараясь успокоиться и приглушить свои эмоции. Со стороны Хонока чувствовалась грусть. Похоже она меня неправильно поняла, посчитав, что я отвернулся от неё не только в прямом смысле, но и в переносном. Как же сложно всё с ней.

- Добрый день, старейшина, - произнесла Хонока, поклонившись появившейся перед нами бабушке.

- Привет бабуль, зачем пришла? - спросил я.

Бабушка была необыкновенно хмурой и ладе немного злой. Такое строгое выражение лица я видел только тогда, когда будучи совсем маленьким дёргал её за волосы. Даже маленький шрам на щеке перекосился, что говорило о крайней степени раздражения.

- Хонока, другие старейшины клана решили, что больше так продолжаться не может, - строго сказала она, проигнорировав мой вопрос.

- Я... Я понимаю... - грустно произнесла Хонока, опустив голову. - Я не Учиха...

- О чём ты? - удивилась бабушка.

- Вы всё же решили меня изгнать.

- Нет, - ответила бабушка удивив Хонока. - Я имею в виду то, что ты не владеешь техникой глаз нашего клана, - продолжила она. - Ты должна овладеть ею, чтобы по праву считаться Учиха.

- Что? - удивилась Хонока.

- Все техники так или иначе основаны на чакре. Шаринган тоже является техникой. Путь глаз, - глаза бабушки из тёмных стали алыми, слегка засветившись и испуская алую дымку. - Взгляни в мои глаза и скажи, что ты видишь.

Радужка была алой, вокруг зрачка вращались три запятые, тёмная энергия с синеватым отливом. Глаза светились призрачным алым светом с голубоватым оттенком. Мне они внушали страх.

- Алая радужка и тёмные значки в форме запятых, - сказала Хонока.

- Шаринган состоит из двух частей. Из света и тьмы. Свет это алая жизненная сила глаз. А тьма это тёмная духовная энергия. Те значки являются знаком тьмы, - сказала бабушка. - По сути Шаринган это чакра направленная в глаза и мозг. Направив чакру в глаза, ты уже получишь додзюцу, хоть и не такое сильное как у нас.

- Правда? - удивилась Хонока.

- Да, это правда. Ведь прародителем чакры был владелец Шарингана. Неудивительным будет то, что направив чакру в глаза ты сможешь получить слабую версию наших глаз, но даже этого будет достаточно, чтобы противостоять силе нашей крови.

Я разочарован в силе нашего клана. В силе, которую может получить любой. Каким образом мы можем считаться сильнейшим кланом? Мы не имеем способностями управлять чем-то кроме пяти базовых стихий. Не можем управлять костями как Кагуя. Управлять тенями как Нара. В мире есть множество невероятных способностей, которыми наш клан не владеет. У нас даже библиотеки с крутыми знаниями и техниками нет! Только старый камень с непонятными закорючками! Некоторые кланы знамениты как раз таки тайными знаниями, умениями, а так же разработками в сторону модификации тел. Тот же клан Узумаки помимо невероятной регенерации владеют техниками запечатывания. У нас в клане все знают только одну технику из этого разряда: печать воли... И всё! Печать духовной энергии, бесполезная и бессмысленная, сути работы которой я не понимаю. Да и огненный шар, единственная техника, знание о которой передаётся в нашем клане из поколения в поколение.

В тот день я ушёл расстроенный с полигона для тренировок и заперся в своей комнате на три дня. Разочарование было настолько сильно, что ещё неделю я чувствовал себя плохо. Но всё же я нашёл в себе силы успокоиться и продолжил свои тренировки.

==========

Глава 3. Прощание ==========

Ночь медленно уступала своё место раннему утру. Небо из тёмного, стало холодным, воздух стал более плотным и влажным, казалось, что его можно было глотать как холодную родниковую воду. Я сложил руками печать, знак позволявший управлять потоками чакры, задавая той форму. Техника которую я применял, относилась телесным трансформациям или манипуляциям Янь, жизненной энергией. Я мог превратиться во что угодно, но конкретно сейчас я хотел превратиться в небольшой камень.

- Превращение! - произнёс я, превратившись в аморфную массу.

Ненавижу эту технику. Она моя самая не любимая. Куда легче мне давались иллюзорные клоны, которые основываются на манипуляции Инь, духовной энергией. Там всего-то и надо, что выделить облако чакры, которое будет будет испускать из себя свет, создавая иллюзии у любого, кто посмотрит на этот свет. Чакра благодаря Инь и Янь содержит всю информацию обо мне, и когда кто-то будет смотреть на моё облако чакры, то он будет видеть меня. Иллюзорные клоны это просто!

5
{"b":"589876","o":1}