ЛитМир - Электронная Библиотека

К'рул уже задремал, но вдруг был разбужен резким рывком. Скиллен Дро начал быстро снижаться, и К'рул изогнулся, чтобы посмотреть, куда же.

Лодка. Стоит у отмели в сотне саженей от узкой полосы кораллового песка, едва ли заслуживающего получить название острова. И больше ничего до горизонта, одни бестолково мятущиеся волны.

На судне было двое путешественников, один почти скрыт рваным серым зонтом. К'рул всмотрелся во второго: пламенно-рыжие волосы, с искусной небрежностью уложенные над запрокинутым к солнцу лицом. Лицо невероятно бледное, словно никакие лучи не могут заставить его покрыться бронзой загара. Женщина была одета в платье для званого вечера - блестящий зеленый шелк с кружевами более густого оттенка. Подол, призванный покрывать щиколотки, женщина закатала, обнажив белоснежные бедра.

На лодке две скамьи, на носу и корме. В середине проем для мачты, однако ни мачты, ни паруса нет. Женщина на носу, скрытый зонтом спутник занял корму.

Скиллен Дро избрал для посадки место меж ними; крылья неистово захлопали, ловя восходящий поток, позволивший зависнуть и положить К'рула; затем и сам Скиллен бросил свой вес в лодку, заставив дерево застонать, сложил крылья и пригнулся.

Лодка засела прочно и основательно. К'рул расправил одежду, прежде чем вежливо поклониться женщине. - Кера Пленто, как давно я в последний раз видел твою красоту. - Оглянулся на огромного клыкастого мужчину с кожей цвета железа и кивнул. - Викс, надеюсь, ты в порядке.

Викс хмыкнул в ответ, блеснув единственным глазом.

Кера Пленто обмахнулась веером. - Твои комплименты всегда сладки, К'рул. Но скажи, что такое стряслось со Скилленом Дро?

- Новое обличье старой сути. Если он решит говорить, слова придут в разум потоками запахов и вкусов. Необычно, однако эффектно.

- Ох, сомневаюсь, что ему есть о чем поговорить после того злосчастного происшествия. - Широкие выступающие скулы украшали неестественно яркие на белом фоне румяна, тени вокруг синих глаз блестели металлической зеленью, чуть выцветая у бровей. - Разве нет среди всех каст и убеждений таких, кого неудачи преследуют с особенным вероломством? Вижу, Скиллен Дро всегда рад воспользоваться дурным случаем.

Будто в ответ Дро прижался к лодке, создав завесу от солнца из крыльев, склонил вытянутое рыло и опустил полупрозрачные веки на глаза.

К'рул вздохнул: - Ну, он нес меня довольно долго.

- Что ж, ты ублажил его желание быть нужным, - отозвалась Кера. - Ты, как всегда, расчетлив.

- Уверен, отдохнув, он поможет вам снять судно с мели.

- О, Викс может сам это сделать. Но слишком упрям.

- Вполовину не так, как ты, - буркнул Викс.

- Еще посмотрим, а?

- Ты оставил потомство среди смертных, - сказал К'рул. - Они называют себя Треллями и воюют с Теломенами.

Викс поднял руку чтобы прогладить редкие клочковатые усы, убедился, что длинные черные косы симметрично обрамляют широкий клыкастый рот. - Я известный развратник, не спорю. А войны... ну почему бы нет?

- Однако Теломенов ты тоже зовешь своим отродьем, - заметил К'рул.

- Именно. У них один бог. Я. Но во имя мое они несут взаимную ненависть и вражду. Не забавно ли? Смертные мелочны и злы, неразумны и завистливы, склонны к тупости и злонамеренно невежественны. Я так их люблю. - Он повторил привычный жест, который К'рул видел множество раз: нежно коснулся швов, смыкающих веки пустого левого глаза. - Я задумал третью породу, помесь Теломенов, Треллей и Бегущих-за-Псами. Назову Баргастами. Надеюсь, они будут воевать со всеми.

- Бегущих? Склонен думать, Олар Этиль будет против.

- Я мочусь в ее огонь. Видишь, что она мне сделала?

Снова вздохнув, К'рул сел скрестив ноги, лицом к Кере Пленто. - А что задумывали вы, милая?

- Исследовать Дом Азата.

- В лодке?

- Неудачно. Но это не важно. Рано или поздно Викс кончит играть упрямца и пошлет нас в путь. Предвижу бесчисленные приключения на море. - Она взяла дорожную шкатулку, положила на колени и открыла крышку. - По дороге на одном тропическом острове я обнаружила вид невероятно блестящих жуков, Викс собрал как можно больше. - Она вынула ступку и пестик, и бронзовый кувшинчик. - Крылышки, тщательно растертые и смешанные с каплей пчелиного воска и оливкового масла, станут восхитительными тенями для глаз, как думаешь?

- Весьма интригующе, - сказал К'рул.

- Но ты так бледен. И слишком мужествен, но не будем. Можно сказать, в тебе нет крови. И опять всё без толка?

- Я свободно поделился властью, Кера. Не с родом смертных, а со всеми родами. Кровь моя клубится в космосе, идет по неразумным течениям.

Темно-синие глаза сузились. Она рассматривала его с некоторым неудовольствием. - Слышал, Викс? А ты хвастался беспутством.

Викс отозвался сзади: - Бойся Теломенов, нашедших могущественную магию. Хмм, нужно навестить их, вновь приняв роль гневного бога.

- Не выжидай слишком долго, - посоветовал К'рул клыкастому Азатенаю, что сидел позади, - дабы тебя не прихлопнули.

- Что за неразбериху ты устроил, - вздохнул Викс.

Пожимая плечами, К'рул отозвался: - Дело сделано. Но сейчас мы со Скилленом летим, чтобы упорядочить этот водоворот.

- Как? - поинтересовалась Кера.

- Драконы.

- Ох, - сказала Кера. - Бедный Скиллен Дро!

Наконец горы остались позади Ханако и Лейзы Грач, впереди лежала равнина, и даже леса уменьшились, давая место жилистым травам, мучительно выживающим на соленой глине. Ханако пьяно шатался под вялой тяжестью Эрелана Крида, тогда как Лейза рядом мурлыкала детскую песенку. Ханако едва помнил слова - только что это рассказ о сироте - или их было много, какая разница? - укравшем плод с яблони, и старухе-ведьме, жившей на дереве. Однажды ночью он потянулся и сорвал дурной плод. "Не связывайтесь с ведьмами", звучал припев. "Прогнили до корней!"

Лейза вдруг оборвала песню и сказала: - Ханако Весь-в-Шрамах, ноша утомляет тебя, оставляя мало сил на заигрывание. Ты же знаешь, как я люблю заигрывать. Нетерпимая ситуация дорогой мой.

- Может быть, если ты понесешь свою постель и кухонные...

- Неужели? Ты осмелишься просить? Ну, будь ты из моих мужей... нет, на этот раз я прощаю тебя, невежу. Есть в мире сила - как и во всех мирах - что, будто невидимые пальцы, тянет нас вниз. Годы текут, лицо обвисает, и груди, и живот и все выступы плоти. Значит, сладкий мальчик, нужно как можно больше облегчать ношу. Видишь юное лицо? Оно остается таким, потому что у меня есть мужья, чтобы всё носить. А здесь ты им замена. Чувствуешь себя униженным? Потому что не востребовал награду. Не меня стыдить, если ты грубо отвергаешь мои посулы!

Ханако пробубнил весьма невнятные извинения.

Он шагали в неловкой тишине, пока почти не наткнулись на одинокого мужчину. Он сидел на плотной глине спиной к ним, рядом стояла пустая деревянная чаша. Тощий, морщинистый и почти лысый. Едва Ханако и Лейза оказались рядом, он заговорил, не открывая глаз и не шевелясь: - Я верю, что вселенная расширяется.

Тел Акаи остановились, Ханако со стоном позволил Эрелану Криду соскользнуть с плеча на руки, присел и положил тело наземь.

- Есть способ, - продолжал незнакомец, - душе отделиться от плоти и быстро, словно мысль, взлететь в пространства. Я размышлял об этом, ужиная. Как и все. И мне пришло на ум, что расширяющаяся вселенная - ничто иное, как души смертных в вечном полете. Тогда, случись вам оказаться на самом краю вечно расширяющегося универсума, вы найдете первую душу, невозможно ветхую, так далеко улетевшую от плоти, что не осталось и праха. Нам следует благодарить эту душу, верно? За всё... всё это.

Тут старик перекосился, испустив газы, и снова сел прямо. - Бобы без риса.

Ханако и Лейза обменялись взглядами, Ханако снова поднял Эрелана Крида. Они прошли мимо старца, оставив его размышлять.

Некоторое время спустя Лейза Грач зашипела, качая головой. - Азатенаи...

103
{"b":"589877","o":1}