ЛитМир - Электронная Библиотека

- Похоже, она умнее, нежели мы ожидали, - заметил Празек, превративший жевание в представление. - Здешняя колбаса - живая насмешка над нашими претензиями. Но, - добавил он, натыкая вилкой очередной кусок, - уверен, что, оказавшись в яме моего живота, она останется молчаливой и ненавязчивой до нового появления на свет.

- Едва ли этот образ улучшит нам аппетит, - упрекнул Датенар. - Или ты лучше нас знаешь, из чего готовят повара?

Предназначенный Варезу стул отличался от обычной походной мебели, у него были даже резные подлокотники. - Может, - начал он, садясь на оказавшееся неудобным сидение, - пора обсудить причину вызова сержанта Ренс.

Празек помахал пронзенной колбасой. - Уверяю вас, лейтенант, что повод, при всех его неизбежных сложностях, требует сытого желудка. В конце концов, мы должны отыскать способ превратить преступление в праведный поход...

- Месть в добродетель...

- Одержимость в обряд.- Празек хмуро взглянул на мясо и сунул в рот. Принялся жевать.

Варез перевел взгляд на второго офицера. - Не понимаю.

Ренс откашлялась и сказала: - Дело об убийствах сир. Расследование, к которому вы вроде бы утратили интерес. Вот почему я приходила ночью - давая шанс действовать до капитанов. - Она хмурилась. - Была уверена, что вы нашли убийцу, но по каким-то соображениям не хотите закончить дело.

Варез всмотрелся в нее. - Я сдался, потому что это бессмысленно.

Она отвела глаза.

"Побери меня Бездна, какой глупец!" - Как ты перетаскивала тела, Ренс? А как насчет страха при виде крови?

- Ничего не могу сказать, сир, потому что не помню. Я просто просыпалась в палатке, на руках кровь. Находила меч обнаженным, но тщательно вытертым. - Она замешкалась. - Оттирала как могла. Похоже, та привычка меня и выдала.

Варез покачал головой: - Мы перепутали одержимости, решили, что дело в преступлении очень давнем.

- Началось давно, сир, но и тогда это была только необходимость. Не люблю вида крови. Ненавижу ощущать ее на себе. - Выпрямившись на стуле, она опустила кружку. - Было бы лучше, сир, если бы меня арестовали вы.

Варез вздохнул: - Ты оставила мне мало выбора. А капитаны теперь отлично разглядели и степень моей некомпетентности.

- Я не одна, - сказала Ренс. - В теле, что вы видите, я не единственная жилица. Там кто-то еще... но мы никогда не встречались. Она ходит, когда я сплю, и свободно убивает... известно кого. Дитя моей утробы, мужчины, убивавшие женщин - для нее лишь списки. Категории. Ублажившись одним, она переходит к следующему. К новому списку. Меня нужно убить, сир.

Его тошнило от ужаса, голову сдавило разочарование - если тут можно употребить это слово. Варез покачал головой, словно мог стереть всё утро. Поглядел на Празека. - Теперь понимаю, сир, почему вы обошли меня в этом деле.

Празек поднял брови. - Неужели?

- Я... Ренс мне нравится.

- То есть женщина, которую вы знаете, - поправил Датенар.

- Ну да. О другой я знаю, что она оставляет за собой трупы, но и сейчас тут полно бессмысленных деталей.

- Вторая, - сказал Празек, - волшебница.

- Простите?

- Носительница колдовства, природный адепт. И притом она весьма жестка. Убирает за собой беспорядок. Но работа ножом... да, это слишком обыденно, готовы сказать вы?

- Она существует, - заговорила Ренс, - в мире без сожалений. Вот, господа, подходящий повод для казни. Но боюсь, она станет защищаться, и если она, по словам капитана, волшебница... нужно действовать сейчас же, пока она спит.

Датенар хмыкнул. - В вас две души, сержант, но среди них наказания просит та, что невиновна.

- Но у нас есть лишь одно тело, сир. Убейте меня и вторая умрет.

- Смерть двух за преступление одной? Весы слишком уж перекошены.

Ренс взволнованно вздохнула, но взгляд по-прежнему был нервным. - Тогда чего же вам нужно?

- Волшебница, - заявил Датенар, - кажется нам полезной.

- Что?!

- Если пробудить ее при сожительнице, ведь та, похоже, совестью не обижена...

- Нет. - Она подалась вперед. - Нет. Знать, что я сделала - уже дурно, но вспомнить... Нет.

Варез мгновенно понял ее. Разве не сладостно было бы забыть раскроенный котелок Ганза? Вес лопаты в руках, отдачу деревянной рукоятки, треск ломающейся шеи? "Взял лопату в руки. Промельк. Стою над телом. Всего лишь перешагнул момент и рад видеть последствия.

Ренс, женщина в тебе взяла ребенка и утопила. Ты ничего не помнишь. Волшебница не лишена милосердия, совести, она отчаянно защищала близняшку. Почти слышу ее: "Не для тебя, любимая. Я защищу тебя как смогу. Усни, милая сестра, без снов". - Сиры, она права, - сказал Варез вслух. Если у вас родился план уравнять двух в Ренс, прошу, не надо.

- Лейтенант, - ответил Датенар, не сводя взгляда с Ренс, - вы видите лишь одну сторону - Ренс, сидящую пред нами. Она тоже знает лишь свой мир. Но как насчет той, что таится внутри? Той, осужденной на тьму и ужас?

Празек постучал ножом по оловянной тарелке. - Пока они продолжают избегать одна другую, проходя мимо истины, остается нерешенный вопрос. От него зависит участь Ренс. - Он повел ножом в воздухе. - Возможно, мы вынуждены будем отказаться от плана из жалости к ней.

- Если бы не этот вопрос, - добавил Датенар. - Они должны повстречаться. Лишь в тот миг возможно прощение. Одна простит другую и наоборот.

- Что важнее, никто иной не убедит волшебницу прекратить убийства.

Ренс дрожала, отрицательно качая головой. Казалось, она не способна говорить.

Датенар вздохнул. - Мы не можем казнить невиновную женщину.

- Нельзя показывать, как спотыкается правосудие, - сказал Празек. - Ни сегодня, ни потом. Перед нами тест на состоятельность.

- Ритуал должен быть...

- Ритуал? - Варез уставился на Датенара. - Какой ритуал?

- Ночью мы выслали гонца, - сказал Празек. - На юго-запад, к Бегущим-за-Псами.

- Почему?

- Ищем гадающую по костям, - ответил Датенар. - Понятно, что Ренс одержима демоном и его следует изгнать. Но ритуал - хорошенько вслушайтесь в мои слова - ответит не только Ренс, но и заключенным, каждому заключенному, и самому Легиону Хастов.

- Демона нужно обнажить, - вмешался Празек. - Вытащить, так сказать, на свет дневной.

- А потом извлечь.

Варез смотрел на двоих офицеров. - Бегущие-за-Псами? Господа, мы солдаты на службе Матери Тьмы. Кто призывает ведьм от Бегущих? Мы Легион Хастов!

- Точно. Недавно этот легион, говоря простым языком, оттрахали по-королевски.

- Мы думаем, - добавил Празек, - что Галар Барес вернется с командующей Торас Редоне. Как насчет ее демонов, лейтенант?

- Но наша богиня...

Празек подался вперед, глаза вдруг сурово заблестели. - Ритуал, сир, от которого железо завоет. Пока не избавимся от дисбаланса сил, пока не станем хозяевами своих клинков, своих защитных одежд - мы будем никем. Нас окружили сонмы бесчисленных преступлений, мириады подробностей парализуют нас. Легиону и всем в нем нужна чистка. - Он не без сочувствия кивнул Ренс. - И она поведет нас. Лицом к лицу с той, кем она была и кто есть. С убийцей ребенка.

Фарор Хенд ожидала в отдалении, так, чтобы видеть вход в шатер. Вышедшая Ренс была так слаба, что едва держалась на ногах; Варез выскочил, помогая ей, но женщина оттолкнула его и сбежала в переулок, где начала блевать, упав на колени.

Листара Празек с Датенаром отослали в разгар ночи. Ведя двух запасных коней, молодой сержант ускакал на равнины. Листар, одержимый, носящий обвинение так, словно оно было нарядом по мерке, поскакал искать ведьму или шамана - Гадающего по костям из народа, не похожего на Тисте, народа дикого и примитивного.

"Ритуалы. Духи земли и неба, воды и крови. Головные уборы из рогов, меха хищников и шкуры жертв. Вот что станет зерцалом истины и перемен для Легиона Хастов.

Мать Тьма, где же ты?"

126
{"b":"589877","o":1}