ЛитМир - Электронная Библиотека

Пожилой мужчина покачал головой. - Если вы решили счесть их достойными, то зря, сир. Нет, капитан, это дело обречено с самого начала. Здесь ни один не достоин щедрости лорда Хенаральда. Они здесь не без веских причин, все до одного.

Галар Барес вздохнул. Те же причитания, те же унылые уверения он выслушал от надзирателей двух других тюремных рудников. - Простите меня, но перейдем к троим мужчинам, решившим защищать женщин.

Надзиратель колебался, сражаясь с некоей неохотой, словно в подробностях, от него ожидаемых, надежда может умереть множеством смертей. Галар на миг ощутил к мужчине симпатию, но не столь сильную, чтобы помешать его задачам. Ему уже хотелось повторить приказ с железом в голосе, когда надзиратель заговорил: - Тощий, которому хватило ума взломать склад и дать женщинам оружие, его звать Реблом.

- Дальше.

- Полагаю, он вполне храбр. Но, капитан, Ребл - раб бешеного нрава. Вечно ходит по краю пропасти и бросается в нее при малейшем неуважении.

"Теперь неуважение. Похоже, нам в Куральд Галайне остался один язык". - Значит, Ребл. Второй?

- Листар, этот был обидчиком слабых. Только слабые здесь давно умерли. Скажу вам, его выход меня удивил. Его обвинили по показаниям семьи убитой жены. Обвинили, судили и приговорили. Никто не отрицал очевидного, меньше всего сам Листар.

- Признал вину?

- Вообще ничего не сказал и до сих пор молчит насчет своего дела. - Надзиратель помешкал. - Склонен думать, вина сковала ему язык. Капитан, не воображайте в молчании Листара какую-то тайную добродетель. Не ищите ничего достойного, никакого воздаяния - не здесь, не среди этих мужчин и женщин.

- Теперь широкоплечий.

- Самый худший изо всех, - хмуро взглянул на Галара надзиратель. Помолчал и добавил: - Солдат Легиона, но его трусость в бою видели все.

- Легиона? Какого Легиона?

Надзиратель скривился. - Вы его не узнали? Я думал, вы просто играете. Это Варез, прежде из Дома Хаст.

Галар Барес вгляделся вниз. Не сразу удалось ему отыскать Вареза. Потом он заметил его сидящим на краю поилки для волов, руки на бедрах, смотрит во двор, где стража разделяет мужчин и женщин. Пусть кирки и лопаты привычны рукам заключенных, ни один не оказался столь глуп, чтобы напасть на стражников в доспехах и с копьями. - Изменился, - сказал капитан.

- Нет, - ответил надзиратель. - Не изменился.

"Воздаяние... ах, надзиратель, но что еще я могу предложить? Какую еще монету, кроме дикой свободы, можно дать дуракам, испортившим свои жизни? Слово не должно звучать столь горько. Желание не должно идти по столь суровой тропе, соединяющей былое и грядущее". Мысли задержались в голове, словно стяг высоко взнесенный, бросающий вызов врагу на другой стороне долины. "Но у бесчестия свой стяг, запачканное знамя укоризн. Враги ли они? Но посмотрите на любую гражданскую войну. Противники идут параллельными курсами, упорно держась выбранных путей к выбранному будущему. Прежде чем столкнуться на поле брани, им нужно столкнуться умами. Аргументы, доказательства правоты выведут нас всего лишь к отчаянной потребности воздаяния.

И окончится день. Но этим пленникам, преступникам я могу предложить лишь путь назад, по тропе, оставшейся за спиной. Распутывание деяний, пересмотр судеб".

Задание его требует долгих одиноких размышлений. Но нельзя допускать и тени сомнений, понимал он. Неподходящее время. Неподходящая компания. - Сержант Беврас, возьмите еще двоих и заберите Листара, Ребла и Вареза.

- Вареза, сир?

- Вареза, - подтвердил Галар Барес. - Надзиратель, если не возражаете, я воспользуюсь вашей конторой у ворот.

Мужчина пожал плечами: - Контора. Похоже, нет у меня больше ни конторы, ни должности. Правильно я понимаю? В мои лета, капитан, будущее сужается до единой дороги, и она пропадает в неизвестности. Мы идем, глядя на туман впереди... но ни сила воли смертного, ни желание не могут остановить шаги.

- Лорд Хенаральд не оставит вас, сир.

- Я тоже должен буду надеть плачущие доспехи мертвого солдата? Взять воющий меч? Не мой путь, капитан.

- Уверен, надзиратель, вам предложат выбор из множества должностей.

- Они могли меня убить, знаете ли, - сказал мужчина, кивая вниз, на заключенных. - Тысячу раз. Слишком долго я был лицом их вины, лицом, в которое им стыдно взглянуть до самой смерти.

- Воображаю. Я не так глуп, чтобы думать иначе. Но, сир, чтобы стать солдатом Хастов, нужны не только меч и доспехи.

- Они не станут сражаться за королевство.

- Тут я должен согласиться, - сказал, скрестив руки на груди, Селтин Риггандас.

- Если вы двое окажетесь правы, - заметил Галар, - вы, надзиратель, скоро получите должность назад. А эти мужчины и женщины получат назад свои бараки. А вы, квартирмейстер, сможете охранять полные склады, и никто не придет с запросом на выдачу.

Смех Селтина был тихим и не особо грубым. - Вы описываете рай чинуши, капитан.

Через миг фыркнул и надзиратель. - Моя работа - сплошное удовольствие.

Галар Барес выдавил улыбку, хлопнул мужчину по плечу. - В грядущем какую работу вы предпочли бы: свою или мою?

Надзиратель покачал головой. - Капитан, контора свободна.

Варез стоял и ждал троих солдат - Хастов. Они уже забрали Листара и Ребла, и знакомцы его не выглядели довольными. Слухи подтвердились: солдаты Хастова Легиона носили пластинчатые доспехи того же черного железа, что и мечи у поясов, и чем ближе они подходили, тем громче делался шепот, как будто собиралась и спорила толпа. Варезу показалось, что он услышал смех.

- Иди с нами, - велел сержант.

- Предпочитаю шахты. Попросите капитана, пусть этот день будет похож на прежние. Для меня. В скале еще есть что добывать.

Сержант с трудом пытался избавиться от гримасы отвращения. Он был молодым, но не слишком молодым, чтобы презирать. - Яма закрыта. Сохрани слова для капитана. - Он махнул рукой и двинулся назад. Солдаты толкнули Вареза за ним. Заключенный пристроился вслед Реблу и Листару.

- Что за игры? - заговорил Ребл. - Если они пришли за тобой, я могу понять. Удивительно, что тебя не казнили на поле боя. Но чего им нужно от нас?

У Вареза были некоторые соображения. И, если эти идеи близки к истине, ему нет места в компании этих двоих. - Мой меч помешал, - сказал он.

- Чего?

- На поле. Когда они попробовали отнять у меня оружие и казнить. Мой меч пытался убить их.

- Так это правда, - вздохнул Листар. - Оружие живое.

- В конце концов, - пояснил Варез, - я согласился его отдать. Но уже прибыла командир, и меня послали в ее шатер. В кандалах. Она была пьяна... победой, - добавил он.

- Сочла шахты милостью? - удивленно спросил Ребл.

- Нет. Может быть. Я не понимаю ее мыслей.

Он знал, что солдаты прислушиваются к разговору. Впрочем, вопросов они не задавали.

Группа дошла до насыпи и начала подъем. Капитан разместил там отряд легионеров, надзиратель стоял в стороне, будто забытый. Варез встретился с ним взглядом; мужчина покачал головой.

"Что же, меня казнят? Нас троих выбрали, но ради разных целей. Похоже, их назначение я понял? А моя? Да, девять лет - долгая кара, при любом здравом размышлении".

Он ощутил возвращение ужаса, знакомого, как друг-предатель. Страх бормотал запоздалые угрозы, питал воображение. Насмехался над его тупостью.

"Нужно было оставить безоружных женщин их судьбе. Но Ганз любил плевать в отверстие шахты, целя в меня и в поилку. Такого я не забываю".

Они прошли утыканные бритвенно-острыми лезвиями ворота. В помещении сразу за воротами, была открыта дверь. Сержант остановил группу. - Капитан желает говорить с каждым из вас. Наедине. - Он указал на Листара. - Ты первый.

- Почему в таком порядке? - зарычал Ребл.

- Ни почему, - сказал сержант, заводя Листара в коридор.

Двое солдат отошли в сторону и завели тихий разговор, иногда бросая взгляды на Вареза. Он заметил, что у женщины висит за спиной охотничий лук. "Последний поцелуй Меррека".

16
{"b":"589877","o":1}