ЛитМир - Электронная Библиотека

- И кто из гостей послал тебя ко мне, заставив забыть все дары?

- Келларас, милорд, отчаявшийся новостями из Харкенаса. Капитан Шаренас Анкаду, предупредившая о неизбежном наступлении Легиона. И он... - Грип помялся. - Милорд, Андарист явился к нам, ища уединенности в далеком имении.

Аномандер молчал. Они шагали по замерзшей дорожной грязи. Свет костров был далеко позади, остатки тепла давно покинули мужчин.

Не дождавшись ответов, Грип начал снова: - Ваш брат Сильхас отослал Празека и Датенара в Легион Хастов, хотя я уверен, что командующая Торас Редоне оправится и примет власть. Легион пойдет к Харкенасу. Можно с уверенностью сказать, что они уже вышли. Ваши дом-клинки ждут в Цитадели.

Аномандер поднял руку. - Я хорошо осведомлен о событиях в Харкенасе.

- Относительно Празека и Датенара. Сильхас имел ваше разрешение, милорд?

- У брата есть собственный разум. В мое отсутствие он волен судить о необходимости тех или иных действий.

- Но Андарист? Милорд, вы знали, что он нашел нас?

- Не то чтобы, Грип, но кто обнимал его в самые тяжелые мгновения? Хиш Тулла... ах, Грип Галас, что ты наделал, зачем покинул ее?

- Вы нужны, милорд. Или мы невозбранно встретим оккупанта -Урусандера?

- Сама Мать Тьма запретила мне поднимать меч.

- Милорд? Так вы сдадитесь?

Шаги Аномандера замедлились, он запрокинул голову, изучая звездное небо. - Капитан Айвис умоляет меня принять командование его дом-клинками. Его господин стал не более чем призраком, но даже призрак отягощает нас. Триумф Урусандера означает опалу Драконуса, возможно, его объявят вне закона. Самое меньшее - он добровольно уйдет в изгнание.

- Вы решили доставить Айвиса к хозяину? Крепость Драконс останется покинутой?

- Драконус мне друг.

- Моя жена боится вступить с ним в союз.

- Она боится измены высокородных.

- Именно, милорд.

- Скажи, Грип Галас, как думаешь: если я попрошу, Драконус оставит свои силы в резерве?

Грип отвел глаза в сторону дороги. В воздухе висела изморось, словно осколки падающих, разбитых звезд. В такую морозную ночь он вполне может вообразить грохот лопающегося неба, нисхождение тьмы, бурю над всем миром. - Я не испытывал бы гордость этого мужа.

Аномандер безмолвствовал, смотря на звезды.

Грип кашлянул. - Милорд, откуда вы знаете о Харкенасе? Если вы не возвращались туда совсем недавно...

- Великий Каменщик ведает дрожь мерзлой земли у нас под ногами. Что важнее, он близок Гриззину Фарлу. Похоже, Азатенаи ходят по собственным тропам волшебства. Так или иначе, на любой мой вопрос приходит ответ.

- Но... не насчет Андариста?

Кажется, Аномандер поморщился. - Я решил не задавать этого вопроса.

"Почему же?"

- Грип Галас, пренебрежение моим даром ранит сердце. Но неужели я не замечаю и в себе уязвленной гордости? Лица врага и друга кажутся отражениями в зеркале, каждому свое место и время. Не пора ли признать сходство и найти смирение, отказавшись от чувства вечной правоты? Сколько войн мы проводим, не успев выхватить клинок? Смею сказать, бесконечное множество.

- Мать Тьма не дозволит вырвать любимого из рук, милорд.

- Склонен думать так же, Грип.

- Тогда мы встанем на пути Урусандера?

- Грип, где твоя жена?

- В западной крепости, милорд, собирает знать. Клянется, что они встанут под ваше знамя. С Легионом Хастов...

- Не держи веры в Хастов. Заключенным нет резона хранить верность. Будь я одним из них, проклял бы все наши нужды, и любой выкрик меча выражал бы протест, и пусть расколется железо! Нет, дружище, если их на миг и втиснут в наш союз, сопротивление разорвет всем души.

- Тогда, милорд, нас ждет тяжелая битва.

Они стояли молча. Сверху звезды слали им немигающие взгляды.

- Крепость Драконуса выгорела, - сказал наконец Аномандер. - Разрушена магией по моему побуждению. Грип, новоявленное колдовство коснулось тебя?

- Нет, милорд, и я рад этому.

- Боюсь, однажды мне придется отыскать ее и предъявить права. Новый щит, новый слой доспехов.

- Но не сейчас.

Аномандер пожал плечами: - Увы, меня не посетили ни склонность, ни желание.

- А можно было думать, милорд, что благо быть Первым Сыном Тьмы включает в себя и волшебную силу.

- Если титул оказался скорее проклятием, нежели благословением... я только рад, что к нему ничего не прилагалось.

- Как же мы встретим ее? На поле битвы, когда Хунн Раал высвободит свои магические умения?

Аномандер искоса глянул на него. - Меня сопровождает Азатенай. Ради одной цели. Он связал себя клятвой, он еще не отблагодарил меня за терпение.

Подозрение шевельнулось в душе Грипа Галаса, он наморщил лоб. - Что случилось в крепости Драконс?

Аномандер резко вдохнул, словно готовясь дать отповедь, но лишь вернулся взглядом к звездам. Выдох получился долгим и прерывистым. - Сделав первое предложение, я - теперь ясно - возложил на Великого Каменщика очередное бремя. Но и он предупредил меня делом: в его магии нет ничего тонкого, если она пущена на волю ярости.

- Уже потому, милорд, я рад, что не связан с этакой заразой.

- Умеренность полезна Азатенаям, и не без веской причины, сам понимаешь. Но я поддразнивал его и тем разбудил силу. - Он запнулся. - Если такая мощь доступна Хунну Раалу, боюсь, встреча армий станет походить на сражение пшеницы с серпом.

- Но Азатенай решил быть на вашей стороне, милорд. Связал, говорите, себя клятвой.

- Он предложил окончить гражданскую войну.

- Мудрыми речами - или жестоким разрушением?

- Полагаю, он сам не решил.

Холод ночи проник в кости Грипа. Дрожа, он потуже натянул плащ на плечи. - Значит, вы держите его в пределах касания меча.

- Грип Галас, ты не должен быть на битве.

- Милорд...

- Я снова должен отдавать приказы?

- Моя супруга будет там, станет командовать домовыми клинками.

- Переубеди ее.

Грипу было нечего сказать.

- Ее дядя умелый командир, - заметил Аномандер. - Увези ее, Грип. И сам убирайся подальше.

- Она никогда не простила бы вас, - шепнул Грип. "Как и я сам". Миг спустя, глядя на молчащего Аномандера, Грип выругал себя дураком. "Он, конечно, понимает. И советует заплатить цену за ее жизнь".

Мужчины молча развернулись и пошли в лагерь.

Пелк следила за уходящим Азатенаем. Похоже, тот собирался спать. Она присела у огня, грея руки, и взглянула на Айвиса.

- Ты решила не возвращаться в Легион, - заметил он.

- Похоже на то.

- Избавила себя от погрома отрицателей.

- Да уж.

- Отрицатели начали огрызаться.

Она кивнула.

- Пелк...

- Хватит, Айвис. Чудное время года: ужасы со всех сторон, но мы нашли остров убежища. Первый же шторм унесет песок. Как уже унес нашу чудную идиллию. Я не жалею.

Он осторожно опустился на поваленное дерево у костра, слева от нее. - А я жалею, - сказал солдат тихо. - Что отвернулся от тебя. Что был так глуп и решил, что это ничего не значит. Время вдали от сражений и безумия. Те проклятые Форулканы блеяли о справедливости, даже истекая кровью на земле. Покинув тебя, я оставил что-то за спиной. - Он задумался. - Когда же решил вернуться и найти... - Голова качнулась. - Потерянное нельзя не восстановить, не отменить.

Пелк следила за ним. - Разбитое сердце, Айвис. Оно может излечиться, но рубец останется, и больше всего ты жалеешь прежнюю целостность. Но да, тебе не вернуться назад.

- И ты пошла и чуть не погибла.

- Стала беззаботной. Раненые, они такие.

Айвис закрыл лицо руками.

Она хотела потянуться, предложить касание, нежно опустить ладонь на мужское плечо. Но лишь поднесла руки в яростному пламени костра. - Лучше все позабыть, - бросила она. - Дела давно ушедших дней. Не ты один был глуп, знаешь ли.

Он поднял покрасневшие глаза. - А сейчас?

- Я нашла другого.

167
{"b":"589877","o":1}