ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девятый час
Как убедить, когда вас не слышат
Обратная сила. Том 1. 1842–1919
Магнетические тексты. Как убеждать, «соблазнять» словом и зарабатывать на этом деньги
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть третья
Дорогой Эван Хансен
Моя любимая (с)нежность
Откровения оратора
Книга Лазаря

Он глотнул вина, пропустил сквозь щели меж зубов и вернул н язык, прежде чем проглотить. Итак. Он понял Синтару и ее благочестивый Дом Света. Раскусил отрицателей и трясов.

"Но не Мать Тьму. Не эту пустую темноту в неосвещенном храме, невидимый алтарь и незаметный трон. Не эти хвалы отсутствию. Дорогая Эмрал Ланир, сочувствую. Правда. Твоя задача совершенно невозможна, не так ли, а богиня молчит. В наводящей отчаяние тишине я и сам мог бы решиться заманивать в постель как можно больше любовников. Заполняя пустые места внутри и снаружи.

Да, старый друг Урусандер, можешь ее брать. Если найдешь.

Впрочем, уверен, Синтара позаботится и прольет на сцену свет. Хотя бы на брачное ложе. Махнет рукой и сочтет это благословением. Как будто вы двое детишек, способных лишь беспомощно спотыкаться во тьме.

Поженим же их. Урусандер сунет своего буйного яркого петушка в ее темную расщелину. Если подумать, такой союз свят изначала. Мужской яростный свет, чистейшая тьма женщины. Мы, мужчины, млеем по пещерам и подобным уютным уголкам. По чреву, из коего нас так немилосердно выкинули. Чтобы мы проводили жизнь в попытках влезть обратно - но в поисках чего? Святилища или забвения?"

Глянув вниз, он оттолкнул голову девицы от чресл. - Ох, ну довольно. Я слишком пьян этой ночью.

Она поглядела на него - короче, чем мгновение ока - и откатилась набок.

- Развлеки себя сама, - велел Хунн Раал.

"Теперь, дорогая Синтара, обсудим вопрос убийства? Не раскрасить ли твой храм ярко-красным? Или выждем пару поколений? Но хотя бы велим строителям создать глубокие желоба, чтобы отводить неиссякаемый поток.

А вы осуждаете меня за вечную жажду. Стража пограничья, Хранители, отрицатели. Хасты. Я поистине пропитан кровью. Увы, это было необходимо. Трясов оставим на закуску. Сначала нужно усмирить знать. Аномандер и братцы стоят на коленях. Драконус пакует вещички... хотя, между нами, Синтара, признаюсь в некоем почитании консорта. Вот мужчина, не боящийся тьмы! Такой бесстрашный, чтобы залезть во чрево и превратить его в дворец чистых наслаждений!

Удивляться ли, что знатные сородичи так ему завидуют, переходя к пенящейся ненависти. Да, мы обязательно воспользуемся этим, дайте лишь шанс. И все же... бедный Драконус. Ни один мужчина не заслужил твоей участи - быть дважды исторгнутым из чрева".

Лежа рядом, выгибая спину, девица пыхтела и страстно стонала. Однако экстаз казался фальшивым. "Подружка готова была стать отличной жрицей, полагаю. Тем хуже.

О, Синтара, мы ведь толковали об убийстве? О путях к мрачным вратам и от них. Вот мое обещание: когда мы выполним задачу, когда лорд Урусандер встанет с Матерью Тьмой под брачной сенью... не жди третьего трона, Синтара - для себя и своей церкви. Сумев вычистить подлых отрицателей и трясов - сжечь их дотла - думаешь, не сумеем мы покончить с тобой?

Огонь есть дар света, не так ли?"

Он исследовал новое колдовство с куда большим тщанием, чем показывал Синтаре. И сумел понять, что ублажающая себя рядом с ним женщина - лишь шелуха.

"Воображаю, как ты насмехалась над моим видимым бессилием. Но не начала ли ты удивляться?

Я могу быть негодяем. Пьяницей. Мужчиной, стоящим посреди кровавой реки. Но я не буду трахать труп, женщина. Забавляйся где-нибудь в другом месте.

При следующей встрече за вином и деликатесами, поговорим о... о... не знаю... может, насчет вот этого? Отличная тема. Поговорим об осквернении. Уверен, тут тебе будет что сказать, жрица.

Не расскажешь ли об искусно сделанных стоках под полами своего храма?

А я, возможно, поведаю о волшебстве превыше воображения богов и богинь, превыше досягаемости храмов и церквей, жречеств со строгими правилами и жаждой резни богохульников.

Магия несвязанная. Природное поклонение, если угодно.

Чему, спросишь?

Как? Тому же, чему молишься ты, жрица. Силе.

Эта сила... я позволю тебе принять ее из моих рук".

Он выпил еще вина, смакуя на привычный манер, а рядом - заставляя скрипеть постель - девица продолжала и продолжала...

Шаренас вошла в таверну. Почти сразу выделила фигуру в углу, под прикрытием сумрака. Пересекла разгоряченный зал, огибая занятые поселянами столы; ее сопровождали кислые и уклончивые взгляды. Впрочем, даже чужие лица доставили ей своего рода утешение - слишком долго ездила в одиночку, ночуя в местах диких и заброшенных, а когда удавалось заночевать под крышей, ощущала тягостное недоверие, беспокойство хозяев.

Истина (которую в лучшие времена ей, по счастью, удавалось игнорировать) в том, что меч рубит в любом направлении. Стойкая оборона и подлое нападение - все зависит от позиции, выбранной стороны. Спасенные в мгновение ока могут стать жертвами.

Шаренас не нравилась идея, что она сама так же опасна и непредсказуема, что оружие на поясе всегда готово покинуть ножны. Однако мир предъявляет требования, и она должна отвечать.

Сидящая за столиком Серап смотрела на нее холодно и пристально. Шаренас села напротив, спиной к залу. - Капитан, сожалею о ваших утратах.

- Мы все там были, - отозвалась Серап. - Помните? Ездили на встречу с Калатом Хастейном. Вы выбрали место рядом с Кагемендрой. Рады были пофлиртовать с мужчиной, обещанным другой.

Шаренас кивнула. - А вы с сестрами хихикали и шептались, столь гордые новыми чинами. Помнится, вы стали тогда лейтенантами. Не изведавшие крови, под крылышком Хунна Раала.

Серап опустила голову и поглядела исподлобья, мечтательно вздохнув. - Тогда мы были моложе. Мир казался свежим. Живым и полным возможностей.

- О, а он был вполне счастлив вести нас, верно? - Шаренас вздрогнула, потому что кто-то подошел близко - мальчишка, по видимому, сын содержателя, поставил перед ней кружку эля. - Вы так и смотрите на него с восторгом, Серап? Кузен Хунн Раал. Убийца, отравитель. Собрал все мыслимые измены в единый узел. Не так ли?

Серап качнула головой, пожала плечами. - Он может казаться неуклюжим, Шаренас. Но он не такой. Каждое преступление совершал, удостоверившись, что Урусандер останется незапятнанным. Мой кузен не таится, правильно? Решился нести груз вины, зная, что сумеет выдержать ужасный вес. Это же семейная черта.

- Гмм. Я уже гадала. Насчет видимой неуклюжести. Легко списать это на свойственную пьянице беззаботность, слабоволие, тянущее вниз и вниз. И все же, Серап - резня на свадьбе?!

Серап махнула рукой, но затем нахмурилась: - Не о Хастах? Вы меня удивили. Или нет, ваша благородная кровь должна завывать сильней всего, когда приносят в жертву жизни родственников. Обычные солдатики, даже с одержимым демонами оружием, вами не замечаемы... ну, может быть, бросите пару слов, обличая гнусное деяние.

Шаренас позволила себе лениво улыбнуться. - Всегда считала вас самой умной. Значит, дела таковы? Вы за Хунна Раала.

- Кровная связь, Шаренас. Но вы должны понимать... Во многих смыслах я еще невинна. Буду заботиться о солдатах. Готова отдать за них жизнь.

- Смелые слова, - кивнула в ответ Шаренас. - Но мне интересно... Вы верите, что Хунн Раал сделает так же?

Нечто мелькнуло в глазах Серап. Она отвернулась. - Вы доложились командующему?

- Я говорила с Урусандером, да.

- Он остался... незаинтересованным?

Любопытный вопрос. Шаренас взяла кружку, хлебнула жидкого эля и поморщилась. - Вы не за этим сюда пришли, верно?

- Проблемы снабжения. Каждому приходится терпеть.

- Как вы отреагируете, интересно мне, если я скажу: Вета Урусандер намерен арестовать Хунна Раала и многих других офицеров Легиона? Что я привезла ему доказательства многих преступлений - таких, за которые ответом станет лишь виселица.

Серап улыбнулась.

Удобнее устроившись в кресле, Шаренас кивнула ей. - За таким мужем мы некогда шли без вопросов. Этот муж готов был отдать за нас жизнь. Но врагами тогда были чужаки. Да, вы сами сказали, Серап: мы были молоды, и было это давно.

53
{"b":"589877","o":1}