ЛитМир - Электронная Библиотека

Драконы! Откуда взялись зловредные твари?

Но в виде гнилой туши - как пошло! Хотя было ли в нем величие? Нет, вовсе нет. Гадкая штука, жуткий зверь из легенд. Нужно будет убивать каждого встреченного, ради восстановления природного равновесия. Мерзость нельзя оставлять без внимания.

Я возьму ее сзади, потом спереди, сражаясь с грудями, будто неся два кувшина эля с прочными пробками. Тащи, дурак! Кусай и выкручивай!

Умудренный волк хорошо знает добычу. Тысяча охот, тысяча завоеваний, и след его старше, чем кажется, но я, пусть старик, вижу его свежим как земляника!

Щенок ничего не знает. Даже Татенал едва ли понял. Самая сласть жизни - в ожидании. Вот наш настоящий миг славы, но поглядите на них - пыхтят и кряхтят, ползя на очередной склон, скоро войдут в очередной проход и начнут спускаться - не впадите в искушение пещер, мои друзья по браку! Это лишь отвлечение! Она бежит, дабы быть пойманной!

Ах, Лейза Грач, любимая, твой пот будет сладок как вино. Легко, ведь я полью всю тебя вином.

Разве наш ум - не чудесный мир? Мысли и ожидания, наполняющие такой радостью? Желания, окунающие нас в мешанину чувств, смущающие рассудок фонтаном сладких извращений!

Реальности не устоять перед внутренним творчеством.

И к черту драконов!"

- Потише, Гарелко! Ты нас до смерти загонишь!

Губы под усами Гарелко растянула усмешка... тут же быстро исчезнувшая. "Ох, какие дурные слова!"

- Предпочел бы путь более простой, - пробормотал К'рул. - Недолгая прогулка по бесплодной равнине в окружении холмов, и перед нами высокие шесты с черепами, означающие претензии Джеларканов. Неделя пути на север - и мы на искомом месте.

Скиллен Дро чуть пошевелился, изогнул длинную шею и поглядел на К'рула. -Джелеки мне не обрадуются.

- О, и они тоже? Что ты сделал, чтобы заслужить их вражду? Скажи, есть ли те, что готовы будут приветствовать тебя, Скиллен Дро?

Гигантская крылатая рептилия склонила голову в раздумье.- Ничего не приходит на ум, но я подумаю еще.

К'рул потер шею, на которой остались рубцы с того дня, когда спутник вознес его в воздух. Осмотрелся и вздохнул: - Интересно, мое ли воображение или твое создавало миры, подобные этому? Или виной был некий порок тщеславного замысла?

- Если подобные пейзажи - плоды твоего или моего ума, К'рул, тщеславие станет малейшей из наших забот.

В низине перед ними простерся город столь обширный, что заполнил все склоны, а облако пыли заволокло окрестности. Шпили нависали над прямоугольными жилищами и тем, что казалось общественными зданиями, постройками прочными и чем-то вызывающими. Переходы соединяли шпили, пересекая площади; огромная сеть каналов с чистой водой разделяла кварталы, через них были перекинуты одинаковые резные мосты.

Больше всего поражал взгляд масштаб построек и количество горожан, заполнявших все видимые пространства. Ни один шпиль не превышал роста К'рула, а обитателями были насекомые. Какие-то муравьи или термиты, или иные обитатели ульев.

- Предвижу, что пройти будет непросто - заметил К'рул. - То есть если мы не хотим оставить позади руины. Полагаю, придется воспользоваться твоими крыльями.

- В природе таких насекомых,- сказал Скиллен Дро, - игнорировать всё и вся, пока их не побеспокоят. Они заняты насущными заботами, бегают по кругу. Необходимость выживать, повышать статус, сотрудничать и так далее пожирают все их внимание.

К'рул обдумал замечание Скиллена Дро, хмыкнул. - Интересно, есть ли здесь недовольные? Бунтовщики, жаждущие свободы от ежедневных трудов, от жалкой суеты от рождения до смерти? Наши тяжелые сапоги и неуклюжие шаги могут изобразить гнев богов, за спинами нашими возникнут культы, и через десятки лет воспоминания исказят их до неузнаваемости. Были мы мстительными или равнодушными? Вопрос, зависящий от интерпретаций.

- Решил, что это не простая иллюзия цивилизованности? Насекомые обладают письменностью, хрониками? Историями и научными трудами? Литературой?

- Дро, я вижу скульптуры на главных площадях. Среди них имеются художники. Ну, значит, и поэты должны быть? Философы, изобретатели. Историки и политики - естественные разделения профессий, которые в конце становятся заклятыми врагами.

- Забавные мысли, К'рул. Изобретатели и философы как враги? Прошу, объясни.

К'рул пожал плечами. - Изобретатель алчет творчества, но редко думает о побочных эффектах изобретаемого. Отвечая на дилемму функциональности и толкаемые сомнительными целями эффективности, они несут перемены обществу, иногда ошеломительные. Разумеется, Скиллен, тебе не надо объяснять заслуженную и обоснованную опытом вражду политиков и историков. Владыка Ненависти нашел бы что сказать по этому вопросу, и я не смог бы возражать. Цивилизация есть спор между мыслителями и деятелями, изобретение - спор с природой.

- Значит, ты веришь, что насекомые в городе создали настоящую цивилизацию. Но мои глаза, К'рул, острее твоих. Вижу, как они ходят туда и сюда, неотличимые один от другого, хотя замечаю и особенных - солдат или констеблей. Если есть царица или императрица, она прячется в камере центрального дворца, говоря языком запахов и вкусов.

- Как и ты, Скиллен Дро. Разве избранный тобой способ коммуникации лишен тонкости? Не наделен нужными средствами для выражения сложных мыслей? Кто-то правит изнутри, и ему служит двор. Солдаты поддерживают порядок и заставляют всех трудиться сообща. Воздвигнуты скульптуры богам или же древним героям. Что заставило тебя сомневаться?

- Я чувствую не сомнения.

- Что же?

-Чувствую... свое ничтожество.

- Хм. - К'рул вздохнул. - Трудно спорить. Но мы избегаем самой интересной темы. Эти владения, в которые мы вваливаемся, хотя намерены всего лишь оказаться у нужной цели... Иногда, - признался он, - мне кажется, будто природа ставит нам препятствия, намереваясь затемнить.

- Затемнить что, собственно?

К'рул пожал плечами: - Нет сомнения, некоторые простые истины.

- Любое и каждое путешествие, К'рул, требует течения времени, проявляющегося в постепенной смене обстановки. Глаза видят шаги, шаги измеряют расстояние, разум изобретает пространство и дает ему имя. Но мы существа разумные, мы путаемся во времени, оно то сокращается, то растягивается, хотя по сути неизменно.

К'рул взглянул на крылатую рептилию. - Вот как твои нынешние сородичи видят мир? Разве у нас нет воли, чтобы изменять время по своим потребностям?

- Кто знает. Мы таковы?

- Без смущения мы легко синхронизируемся с естественным ходом времени, его размеренным течением. Увы, Скиллен, смущение шагает рядом, упрямее тени. - Он помолчал, обвел взмахом руки город. - Насекомое отправилось на запад, к краю своих земель. Для этой мелочи путешествие будет долгим и даже трудным. А ты, Скиллен, раскроешь крылья и за один миг окажешься впереди него. Похоже, время имеет разные шкалы.

- Нет. Меняется лишь восприятие.

- У нас мало что есть, кроме него.

- К'чайн Че'малле, К'рул, создают инструменты и машины. Изобретают часы, способные разделять само время. Оно приковывается к месту. Ход шестерней никогда не меняется.

- Будут ли обитатели города мерить время теми же интервалами, что твои Че"малле?

- Такое ощущение, что нет... но, как я сказал, механизмы точны, интервалы неизменны.

- Снова, - вздохнул К'рул, - мы должны вспомнить о шкале. Это важно.

- Может быть,- раскрыл крылья Скиллен Дро, - создавая часы, К'чайн Че'малле наложили порядок, установили исходную точку, обуздали природу, прежде не ведавшую закона. И мы пойманы их творением.

Мысль обеспокоила К'рула, он не знал, что ответить.

- Вижу за долиной море.

- Море! Ну, я начинаю понимать, кто заманил нас в этот мир!

- Тем хуже, ведь он тоже не обрадуется нам.

Скиллен Дро подхватил К'рула длинной когтистой рукой и бесцеремонно потащил в воздух, хлопнув крыльями. Оказавшись высоко, К'рул понял, что земля, по которой они недавно шли среди туманов, оказалась островом, хотя это было лишено смысла. Королевство разрухи и праха, забытых тронов и монументов уменьшилось и превратилось в дымку, какую-то границу двух миров.

99
{"b":"589877","o":1}