ЛитМир - Электронная Библиотека

"1. День ухода директора Института в отпуск

считается всенародным праздником".

Конечно, уволили, как после этого не уволить? И с последней работы погнали. Хорошая была работа, инофирма, зарплата хорошая, до сих пор на нее живу, в командировки по всей стране ездил, ну, естественно отчет потом по расходам составляя. А главная бухгалтерша, жена директора, вороватая такая, постоянно доставала. Одна квитанция ее не устраивает, другая не устраивает, третья. Понятно чем меньше мне достанется, тем больше ей, хотя речь почти всегда шла о копейках. Вот недавно сказала:

- Этот чек я не приму! Заберите! - а он на целых десять тысяч, я бригаду рабочих нанимал шурфы экологические копать.

- Он мне не нужен, засуньте его куда-нибудь! - разозлился я, устав за свои деньги работать.

Ну, и уволил за это шеф на следующий день и правильно сделал, разве можно такое супруге начальника говорить?

А с первой работы как поперли? Начальник Ефименко свою секретаршу, любовницу по совместительству, ко мне в поисково-съемочный отряд на самое высокогорье сунул, чтобы красотами вечными полюбовалась. Она думала, что, любуясь, ногти будет в кровавое красить и в зеркало на себя смотреть с утра до вечера, потому что с шефом моим спит, и потому всех подряд трахать может, пусть образно, но трахать. Ну и скандал вышел, когда я ее работать заставил то есть в рядовой маршрут погнал. День всего проработала, всего двенадцать километров прошла по горам всего до 3 600 метров высотой, а меня уволили...

Вот так я и жил полжизни с неумной своей головой, жил, горюшко прихлебывая, выгоды разные упуская да хороших женщин, пока со мной не приключилось это...

2.

Это случилось в понедельник. Шел, ни о чем не думая, ступил на "зебру", тут же наехала машина, я упал, ударился головой обо что-то. Люди скорую помощь вызвали, в больницу та отвезла. Там снимки сделали и обнаружили, что все в порядке, ну, ушибы кое-где, местами значительные, мозг смещен, гематома вокруг. Серьезный, конечно, диагноз, но никаких неприятных ощущений у меня не было. Никаких, кроме чувства, что из головы все на свете вылетело, кроме глаз и зубов. Ну, вылетело, так вылетело, безработному голова ни к чему, буду, значит, позвоночником думать, решил я.

Через пару дней меня выписали, я домой перебрался - врачи прописали с недельку полежать. Ну, залег на диван, когда ушибы ныть перестали, вдруг обнаружил, что во мне случилась кардинальная перестройка. Какая, вы спросите? Ну вот, представьте, вы все чувствуете. Чувствуете, что у вас в голове есть мозг, а в нем - типа душа или сознание через зенки наружу смотрит. А у меня, видимо, от удара или просто потрясения в ДТП, эта самая душа или сознание в задницу, извините, сбежала и хозяйски там разместилась. И смотрит оттуда на мир, нет не оттуда, откуда вы подумали, но из тех же глаз. Вы поверите, я несколько дней с утра до утра на кровати и диванах валялся и мыслил, чтобы себя убедить, что мне только кажется, что думаю теперь не головой, но задом. Ничего не получилось, ни в чем себя я не убедил. Все ощущения мои свидетельствовали в пользу того, что управляющий мною центр действительно большей своей частью поменял местонахождение и в настоящее время располагается вокруг простаты или где-то рядом с ней, кострецом, копчиком и другими сопредельными органами. В голове что-то, само собой, осталось, я, как вы поняли, даже размышлял этим самым остатком, но ничего путного, как видите, не получалось.

- Глупость у тебя в голове осталась, да болтовня ненужная, - пресекла тут моя задница досужие на ее взгляд рассуждения, то есть рассуждения при помощи практически пустой головы.

Услышав этот задний голос, я изумился до потрясения. Вы только представьте, что ваш зад с вами заговорил! Представили? Нет, не верю. А то бы упали. А встав, пошли к психиатру, ведь так?

А я не пошел. К чему куда-то идти, в очереди длинной стоять, чтобы услышать, что, видимо, я головой в своем ДТП сильно ударился и оттого типа раздвоился. В общем, никуда я не пошел, но опять стал размышлять и делать выводы оставшимися в мозгах фантомами. Сначала, естественно, я снова огорчился тому, что не голова теперь мною руководит, а какая-то жопа. Но постепенно, с продвижением мыслительного процесса пришел к выводу, что жопа эта, слава богу, моя собственная, и просто надо потерпеть, посмотреть, что во мне изменится, что произойдет. Может, все к лучшему, ведь зад, он ближе к земле располагается, то есть к нашей с вами почве, помогавшей самому Антею?

Со временем я не только привык к этому перевороту своего сознания, но и ощутил кое-какие житейские преимущества и преференции. Какие? Да лучше соображать стал, пусть в масштабах своей жизни, но лучше. Понимание это пришло с появления на горизонте последней моей жены Лионеллы (это дурость у меня такая, после постели сразу жениться). Позвонила она, чтобы соболезнования мне выразить по поводу ДТП, но задом своим обновленным я сразу почувствовал, что вернуться хочет и угадал, потому что ей неопровержимо открылась, что гражданин, к которому она ушла, оказался редкостной сволочью. Если бы я головой думал, я бы обрадовался, что Лионелла возвращается. Она хоть и не очень хорошая женщина в отношении верности, но сладенькая. После ее ухода я долго по ней скучал, а когда позвонила и стала говорить ласково, воочию увидел ее белую гладенькую кожу, грудки, губки алые, ну и влагалище, конечно, благожелательно-влажное такое.

От этой картинки воображения у меня внизу так сладко все заныло, так сладко, что увидел я внутренним зрением чудесную раскаявшуюся женщину, желающую мне добра, жаждущую доставить мне небесное удовольствие. Новому моему управляющему, то есть Жопе (буду с этого места так его называть, вы уж извините), это в крайней степени не понравилось, и он коротко отправил ее если не на три буквы, то в собачью будку.

- А ты изменился, и не в лучшую сторону, - сказала Лионелла, перед тем, как в сердцах бросить трубку (на самом деле ее Лена зовут, просто она все на свете усложняет, в том числе и имена).

От всего этого мое сексуальное "Я" расстроилось и стало заду пенять, что необдуманно тот поступил, ведь можно было устроить что-нибудь романтическое типа ужина при свечах, жаркой ночи и утреннего радостного прощания:

- Нет, Леночка, давай пока съезжаться не будем, поживем на два дома, и со временем все само собой решится, ведь я далеко не совсем тебя разлюбил.

- Ну конечно! - возразил мне новый мой руководитель. - Ты три года с ней прожил, по ее решению не заводя ребенка, отдавая всю зарплату и свободное время, и теперь тебе не терпится пойти по второму кругу. Нет уж. Не бывать этому. А чтобы телу моему хорошо было, и мне тоже, я сам женщину себе найду. Кстати, прекрасный, вечер! Не прогуляться ли нам по парку, может на ловца, ха-ха, и набежит прекрасная овца?

- Хам ты порядочный... - попенял я Жопе.

- Нормальный! Это твоя голова в облаках парит, а мы, вот, простые, сермяжные.

- Привыкли навоз топтать?

- Ага. И по навозу пройдемся, лицо не морща, и по цветочкам без сантиментов. Ладно, хватит болтать, пошли, погуляем, попердим на природу.

3.

Я не возражал, и он, то есть Жопа, меня, одел, вертясь перед зеркалом, как девушка на выданье, одел так, как я никогда не одевался, то есть модно и со вкусом. Нет, модно и со вкусом было в следующий раз, после того, как он сводил меня в разные там бутики и там нарядил. Кстати, замечу, что вкус у моей жопы был отменный, нарядила так, что я сам себе стал нравиться. А в этот раз тоже хорошо нарядила, так хорошо, что женщины на меня смотрели и, думаю, жаждали немедленного знакомства, но Жопа не давала мне к ним не только приблизиться, но и толком посмотреть. Когда я уже потерял надежду, толкнула меня к даме лет тридцати, та на лавочке книжку внимательно изучала. Ну, я рядышком с нею сел, спросил, что, мол, читаем, а она отвечает, что поваренное руководство, только что в Париже, кулинарной столице мира, изданное.

2
{"b":"589878","o":1}