ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вознесение
Солнце и пламя
Геометрия моих чувств
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
Не отпускай меня / Never let me go
Моя семья и другие звери
Жить заново
Парк Горького
2000000 километров до любви. Одиссея грешника
A
A

- Я не знаю. Подобрал там, куда бы вчера лазили.

- На террасе?

- Ага, но так и не понял, что это. Похоже на библиотечную карточку, но там мне сказали, что таких не выдают.

Я беру её и переворачиваю. На одной стороне - чёрная полоска и цифры маркировки, на другой вытеснен герб Академии и слова «Académie Piège-à-souris» в зарослях изящных виньеток. На что-то похоже, да вот только на что? Сектунава... при чём здесь он? Он рассказывал про что-то подобное.

- Ты куда сейчас шёл?

- В библиотеку, но решил свернуть зимний зад. Давно здесь не был, а раньше, как и ты сейчас, приходил очень часто.

- О! Отнесёшь мою книжку? Я её уже дочитал, но хочу успеть до Праздника и вот эту. После Праздника ведь уже не почитаешь.

- Насчёт этого ты прав. А домашние задания делаешь?

- Нет, что ты. Уже незачем.

- Жди меня здесь,- говорю я,- Я вернусь, ещё поговорим.

О чём поговорим? Понятия не имею. Но каждая минута общения радует меня невероятно. Такой милый, и читает много. Я тоже много читал, в школе и на первом семестре, но потом домашние задания и контрольные всё смыли. Читать нельзя, потому что надо готовиться, но готовиться ты не в силах... а читать нельзя. В конце концов не выдерживаешь и берёшься за книгу.... вот и получалось, что больше всего он читал перед сессией. А у Канопису даже сессии не будет, его жизнь закончится праздником.

В библиотеке - ореховые стены, медные канделябры с лампочками в плафонах, одинаковые и равнодушные шкафы с буквами и номерами, похожие на солдатские шеренги. Полнейшая, абсолютная функциональность, даже картины развешаны словно для маркировки панелей. Библиотекарши нет, ушла, должно быть, обедать. захожу в читальный зал.

В читальном зале пусто, и только в дальнем углу что-то пишет одна-единственная посетительница. Это Камрусена.

Не выдерживаю и подхожу к ней. На столе разложена пять книг, одна раскрыта и она что-то переписывает в большую тетрадь своим безукоризненным, каллиграфическим почерком. Когда я вижу её тетради, она начинает пугать меня ещё больше; люди, способные написать целую страницу без единой помарки ещё в младшей школе были для меня существами высшего порядка. У таких никогда не мнётся бумага, а ручка никогда не перестанет писать посреди строчки.

- Здравствуй,- говоря я. Она поднимает голову, узнаёт меня, потом смотрит на название книги, которая у меня в руке и хмурится. Охохох, как не стыдно? Детские ужастики читаешь, хотя и состоишь в Совете Кампуса.

- Здравствуй. Ты что-то хотел.

- Послушай, Камрусена, я давно хотел с тобой нормально поговорить, но всё никак не выходит.

- Я знаю, ты уже говорил. О чём ты хотел со мной поговорить?

Моё сердце словно поднялось вверх и теперь бьётся прямо в горле. Почему, почему её младший брат не рядом? Если бы он взял меня за руку... было бы не так страшно!

- Я хотел спросить - когда закончится учёба, что ты думаешь делать?

Она смотрит на меня, удивлённо приподняв брови. Надо же, какой умный вопрос! И серьёзный.

- Откуда такой интерес?

- Мы учимся последний год. Мне интересно, какие у тебя планы на будущее. Где ты собираешься работать?

- Ну что ж,- она откладывает ручку,- раз это так для тебя важно, расскажу. Я планирую остаться в Академии помощником преподавателя и поступить в аспирантуру. Рекомендации у меня превосходные, к тому же есть опыт административной работы. Благодаря тому, что мой брат вызвался участвовать в празднике, удалось преодолеть даже традиционное лобби некоторых вкладчиков Академии - в частности, жрецов и полурелигиозные фонды - за счёт чего у меня есть шанс на хороший карьерный рост и ответственные должности. А ещё, я смогу целиком посвятить себя научной работе, не отвлекаясь на интриги и внутренние конфликты в академической среде.

Или интригами, почти не отвлекаясь на научную работу,- почему-то зло подумал я.

- Здорово,- только и произношу я,- Хотя я, если честно, никогда не представлял тебя... ну, преподавателем

- Все наши преподаватели заканчивали Академию. сокурсники тоже не представляли их преподавателями,- усмехнулась она,- А у тебя какие планы на будущее?

Мне за себя стыдно. Хочется потупить глаза и провалиться... мои успехи в учёбе, мечты, возможности - такая ерунда по сравнению с её.

- Я бы хотел найти работу в Гоморре. Большой, культурный город. И много красивых женщин,- улыбаюсь, стараясь показать себя хоть немного светским человеком.

За семь лет в Академии у меня не появилось ни друзей, ни возлюбленной, ни даже уверенности в себе. Только знания, знания, знания. Малый и большой полураспад, число Кувнокли, большие равномерные процессы...

- Нормально. В Гоморре нужны химики. конечно, преимущества Садовника ты потеряешь, но ты ведь никогда не понимал Академии.

- Да, не понимал.

- Я хотела пригласить тебя свидетелем на свадьбу. Но тебе даже Садовником быть тяжело, поэтому, я пожалуй. не стану тебя утомлять.

- На какую свадьбу?

- На мою, разумеется.

- Ты выходишь замуж???

- Ну, раз моя свадьба, то, видимо, выхожу. Или ты логику прогуливал?

Ничего не понимаю...

- Ну, поздравляю. А кто этот счастливец?

- Ариох. Тот самый, что читал нам химическую геометрию.

Дряблое, стариковское тело возле железного колосса Махаона-7. Химическая геометрия, чёрные сети на белой бумаги...

- Ты... ты с ума сошла?

- А что в этом такого.

- У него же была жена!

- В настоящее время он вдовец. Живёт один в квартире в Синей Башне.

- В Синей... Башне?- совпадения. Они обступили меня и клацают зубами. Сейчас набросятся!

- Конечно. Заведующий кафедрой получает жильё там.

Пол словно наклонился у меня под ногами и я сейчас поеду... покачусь по этому идеально гладкому паркету.

- Зачем тебе это?

- Он мой научный руководитель.

- Это не повод, чтобы выходить замуж!!

- Почему нет? Это перспективно и ненадолго. Место помощника преподавателя мне гарантировано. И я буду жить не в комнате, а в полноценной квартире. Всё это значит много.

- У меня ещё один вопрос.

Голос дрожит, я стараюсь сжать его, но от этого он дрожит ещё больше.

14
{"b":"589879","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Европа в эпоху Средневековья. Десять столетий от падения Рима до религиозных войн. 500—1500 гг.
12 недель до мечты
Убедили! Как заявить о своей компетентности и расположить к себе окружающих
S.N.U.F.F.
Князь Холод
ПереКРЕСТок одиночества
Пять травм, которые мешают быть самим собой
Парижский детектив