ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так что? Едем? – уточнил Николай у супруги, она лишь жестом попросила подождать, спеша на встречу одному из гостей.

– Подожди, мама еще не всех обаяла, – язвительно заметил Макс, кивнув на мать. Похоже, эту женщину совершенно не смущало, что пришлось оставить супруга и сына без ответа.

– А, может, бросим ее здесь? – в тон Максиму бросил Николай. Вся его поза была пронизана скукой, что я даже невольно усмехнулась.

– Вы не выносимы, – улыбнулась Ирина, возвращаясь к нам.

Взгляд, которым она окинула своих мужчин, излучал любовь. Полная противоположность подаренному мне. Отнимать Макса у матери не входило в мои планы, но Ирина не увидела во мне ничего, кроме угрозы своей семейной идиллии. Я невольно сложила руки на груди. Когда Крылов повел меня к выходу, переговариваясь о чем-то с родителями, я не старалась уловить нить разговора, пребывая в смятении. Отец Максима решил проверить меня на вшивость своим вопросом? А Ирина? Чем я заслужила такую преувеличенную холодность?

– Все хорошо? – уже в машине Макс коснулся моей щеки, возвращая в действительность.

– Да, – я поцеловала его, – все хорошо.

Спустя полчаса мы оказались в тихом итальянском ресторане, с неброской вывеской и, судя по всему, отменным сервисом, раз семья моего мужчины выбрала именно его. Люди, владеющие достаточным капиталом, как никто, ценят комфорт. Они любят вычурные названия блюд в меню с кожаным переплетом и вышколенный персонал, который не могут позволить себе рестораны среднего уровня, характеризующееся текучкой кадров, да и я чувствовала себя довольно привычно в подобного рода заведениях, последнее время, принимая участия во встречах на высшем уровне все чаще. Мой начальник усердно продвигал меня как специалиста по карьерной лестнице. В скором времени он собирался занять место генерального директора и готовить квалифицированные кадры начал уже сейчас. Привычно расстелив салфетку на колени, я уткнулась в строчки меню, выбрав недорогое, но вкусное вино и ризотто с морепродуктами.

– Что ж, – сделав глоток вина начала Ирина, пока мы ждали блюда, – Вера, расскажите, как вы познакомились с Максимом.

– Мы вместе учились, – я улыбнулась.

– То есть, это была любовь с первого взгляда? – поддержал мой допрос и Николай.

– О, нет. Далеко не с первого. Но ваш сын обладает изрядной долей наглости и упрямства.

Макс улыбнулся. Его пальцы нашли мои колени и теперь двигались по внутренней стороне бедра, нежно лаская. Нет уж, я не позволю сбить меня с мыслей. Я убрала его руку, показывая, что сейчас совсем не время, и перекрестила ноги, лишая Крылова доступа. Он наиграно надул губы.

– Вера – неприступная крепость, – язвительно прокомментировал Максим. – Мне пришлось побегать вокруг нее, прежде чем она признала свое влечение. Но, – сделал он глоток вина, – моему обаянию невозможно противиться.

Я фыркнула. Самодовольный павлин. Но отрицать, что я уже не представляю жизнь без него, было бы глупо. На протяжении всего ужина, родители Макса расспрашивали меня о работе, увлечениях. Ирина так и не прониклась ко мне, а я не старалась ее обаять. Она почти не смотрела на меня, наверное, решив, что я не задержусь рядом с Крыловым надолго. Я игнорировала сложившееся положение вещей, понимая, что это, скорее всего, наша первая и последняя встреча, твердо решив, что больше Максу не удастся уговорить меня на подобную авантюру. Но я ошибалась… Он таскал меня почти на все семейные торжества, с интересом наблюдая за развитием наших с Ириной отношений, мы же терпели друг друга, ведя себя преувеличенно вежливо, что только забавляло Крылова. Сначала я пыталась сказаться больной, чтобы избежать встреч с его семейством, потом соврать, что занята работой, но Максим слишком хорошо знал меня, чтобы поверить в подобные уловки. И нам с Ириной волей неволей пришлось найти комфортные условия сосуществования. Николай более никак не проявлял свой интерес в отношении моей персоны, но я часто ловила на себе его сальный взгляд. Игнорируя эти непонятные отношения с родителями Крылова, я разыгрывала перед ними кроткую, вежливую девочку, впрочем, не стараясь особенно нравиться. Меня устраивал наш мир, где не было никого кроме меня и моего мужчины.

В один из дней, когда точка кипения Ирины достигла максимума она подошла ко мне, с неприятным разговором, изменившим мою жизнь. Май в том году выдался на удивление теплым, и я давно носила легкие летние платьица, как и мать Макса, подсевшая ко мне на качели, где я спряталась от необходимости поддерживать беседу. Она была в шифоновом платье в пол с разрезом от середины бедра. Никогда не понимала этой ее любви к броским нарядам, подходящим больше для светских приемов, а не домашних посиделок.

– Вера, послушай, – вкрадчиво начала Ирина, – ты знаешь о моем далеко не благостном отношении к тебе. Пойми, это вовсе не потому, что ты мне не нравишься. Я просто не вижу смысла привязываться к девушке, которая никогда не станет моей невесткой. Максим не рассказывал тебе об Инне? – я побледнела. – О, конечно же, нет, – как ни в чем не бывало, продолжила она, положив руку мне на колени, словно делясь отличной новостью. – Инночка прелестная девочка. Они с Максимом познакомились несколько лет назад на совместном ужине Коли и его партнеров, и с тех пор вместе. А полтора года назад обручились. Инна сейчас учится в Беркли, но они так любят друг друга, – гордо сообщила мне женщина, сиявшая счастливой улыбкой рядом.

Я сидела, ни жива, ни мертва, а Ирина продолжала что-то щебетать об Инне, в которой она души не чаяла. Она листала перед моим лицом фотографии счастливой пары, Максима и какой-то брюнетки, вероятно, той самой Инны. Кровь стучала в висках, а к горлу подкатил ком, неприятно сковавший шею. И я, подсознательно ждущая предательства, почему-то сразу поверила матери Максима. Я была лишь заменой на время отсутствия невесты? При этой мысли меня тут же охватила злость, хотя и растерянность все еще не покинула. Но я не могла позволить этой женщине победить, только не этой стерве, решившей, что она может перекраивать мой мир, и, ухмыльнувшись, прикосновением прервала тираду Ирины.

– Вы даже не представляете насколько облегчили мне жизнь. Дело в том, – все так же улыбаясь, доверительно сообщила я ей, – что я просто не знала, как сказать Максу, что нам надо разойтись. Я выхожу замуж через месяц.

Шах и мат, сучка. Ты думала, что можешь переиграть меня? Ирина смотрела на меня, поджав губы. Я поднялась с качелей, пресекая любые попытки продолжения этого разговора.

– Передайте, пожалуйста, сыну, что я была вынуждена уйти. Я думаю, придумать правдоподобную причину для вас не составит большого труда. До свидания.

В этот момент в сад, где мы сидели с его матерью, вышел Макс. На его лице отразилось непонимание. Мое сердце ухнуло куда-то вниз, не веря, что он мог предать меня, но гордость не позволила изменить тактику. Снежный ком озвученной лжи уже неумолимо несся по склону, попутно разрушая все то, что нам с Крыловым удалось создать.

– Что происходит? Мама? Вера?– он переводил взгляд между нами. – Куда ты собралась?

– К своему будущему мужу, видимо, – ехидно прокомментировала Ирина, а я даже не удостоила ее взглядом, вглядываясь в лицо любимого, которого готовилась не увидеть больше никогда в жизни.

– Мужу? Что за бред? Вера, что происходит?

– Передавай привет Инне.

Я развернулась на каблуках, оставляя Крылова застывшего в непонимании, и быстрым шагом пошла к выходу. Убежать. Скорее оставить позади этот дом с его неприятными обитателями. Достав телефон, я на ходу набирала номер такси, но пальцы дрожали. Почему это происходит со мной? Наивная дурочка, как я могла верить, что меня не предадут? Жизнь не любит резких поворотов, неумолимо возвращаясь на привычные круги. Так почему я решила, что с Максимом может быть по-другому?

– Вера!

Я лишь ускорила шаг. Да, что не так с этим телефоном?! Пальцы никак не попадали по кнопкам…

– Вера, – Макс поймал меня за локоть, – я не понимаю…

13
{"b":"589884","o":1}