ЛитМир - Электронная Библиотека

***

Вернувшись в офис, я, как и обещала, сразу зашла к шефу. Недавно выигранный тендер по реконструкции спортивного комплекса и прилегающей к нему территории помимо перспективы ощутимой прибыли, привнес в размеренную жизнь компании напряженность. В проекте гармонично сочетались спортивные, развлекательные, коммерческие и жилые объекты, а уникальное расположение в границах исторической зеленой зоны в самом центре Москвы, делало его лакомым кусочком для мастодонтов строительного бизнеса. Субподрядные организации, привлеченные на проект, чуть ли не ежедневно пересматривали сметы, и мы никак не могли окончательно утвердить их список, а вместе с тем, финально рассчитать затраты, понять, в каком направлении двигаться для определения возможности экономии денежных средств. Совещание затягивалось, плавно перетекая в рабочий ланч, на котором к нам присоединился герр Майер. Его мнение, как вице-президента по рискам было весьма ценно. В ведении Томаса, в том числе, находился и департамент управления внешними ресурсами, ответственный за подбор подрядчиков. Вместе с ним пришел молодой мужчина. Хм, почти мальчишка. Я вопросительно выгнула бровь, но немец не спешил представлять спутника, увлеченно обсуждая с президентом возможность привлечения зарубежного капитала в лице крупной итальянской строительной компании. Алексей Николаевич, судя по всему, знал этого мальчика, потому что совершенно не удивился его присутствию. Я невольно нахмурилась. Похоже, только я пребывала в неведении статуса гостя. Любившая контролировать все, что происходит вокруг меня, порой я испытывала чуть ли не беспомощность, когда не могла предугадать развитие событий. Учитывая утренний вояж, сегодня госпожа Йоффе была и без того уязвима. Разгадывать загадки не хотелось. Надев маску безразличия, я смаковала кофе, неторопливо рассматривая спутника Томаса. Высокий брюнет, тонкие пальцы, привычно поправившие манжету рубашки. Дорогой костюм, серебристый галстук, красивые запонки. Зеленые глаза с чертовщинкой. Губы застыли в легкой ухмылке. Имеет наглость откровенно разглядывать меня.

Я перевела взгляд на коллег. Герр Майер все еще с жаром доказывал Алексею Николаевичу свою точку зрения в части привлечения инвестиций, и я позволила себе ненадолго отстраниться, почти потерять нить разговора. Зная Томаса, его рассуждения могут затянуться. Да и что-то новое я вряд ли услышу. Моя же точка зрения обоим была хорошо известна: были плюсы, но были и минусы такого вливания. Все иностранные инвесторы похожи в одном – осторожны в принятии решений и выстраивании взаимоотношений. Итальянцы хотели выйти на российский рынок строительства, но самостоятельно это было им не под силу. А имея нас в качестве поддержки и крупный проект, чтобы заявить о себе, их шансы закрепиться хотя бы в одной из строительных ниш значительно увеличивались. Мы были для них способом разрекламировать себя, они – стабильным источником финансирования, но и прямыми конкурентами в будущем. Есть ли у нас время, чтобы продавить свои условия? Повернуть все так, чтобы оказаться в выигрыше при любом раскладе?

В пол-уха слушая разговор коллег, я отставила чашку. Мальчик все еще беззастенчиво путешествовал взглядом по моему телу. Что ж, поиграем. Я бросила заинтересованный взгляд в сторону гостя, но сразу отвела глаза, кокетливо заправив волосы за ушко. Накрутила локон на палец, невзначай коснулась выреза платья. Переплела ноги. Сегодня я была в красном. Декольте выгодно подчеркивало грудь, а разрез от середины бедра оставлял простор для фантазии. Не по сезону, но в этом платье я чувствовала себя самой собой. Сегодня это мне было просто необходимо. И снова взгляд из-под ресниц. Мальчика проняло. Я кокетливо улыбнулась ему, наслаждаясь эффектом. Он тут же откинулся на спинку дивана, сделав вид, что игнорирует мой призыв. Наивный. Думает, что сможет выиграть в эту игру. Я вновь обратила свое внимание на диалог господина Полянского и Томаса, краем глаза все еще наблюдая за незнакомцем.

– Михаил Крамер.

Я повернулась на голос. Мальчик протягивал руку в знак приветствия.

– Наверное, не дождусь, когда меня представят. Заместитель Томаса Майера.

Сколько пафоса. Я едва не закатила глаза. Но учитывая его должность, мы должны были пересекаться, и не раз. Так почему мы до сих пор не были знакомы? Долгосрочный отпуск? Командировка?

– Ангелина Йоффе.

– Рад знакомству, – вполголоса продолжил Михаил.

Я кивнула, жестом показав, что не желаю пропустить из-за разговора с ним ни слова коллег. Сейчас было не время и не место для обмена любезностями. Но этот молодой человек определенно заслуживал моего внимания. Давно не встречала столь уверенных в себе юнцов. Обсуждение рабочих моментов плавно свелось к другим вопросам, требующим финансовых затрат. Маркетинг с размахом занимался подготовкой новогоднего корпоратива. Я, привыкшая к причудам заграничных руководителей, ничему не удивлялась, но появляться на всеобщей попойке не хотелось. Никогда не любившая шумные вечеринки, не имея ни малейшего желания общаться с коллегами и их благоверными, я под любым предлогом старалась увильнуть от участия в ежегодных сборищах. Не видеть балаган, в который превращалось всеобщее веселье, для меня было предпочтительней, чем становиться участницей массового безумства.

– Ангелина, вижу, вы успели познакомиться с Михаилом. Прошу прощения за бестактность, я должен был сам вас представить.

Томас. Опомнился, наконец.

– Все в порядке, герр Майер, – я улыбаюсь ему.

Черт, до чего же он хорош. Ловлю себя на мысли, что хочу его. Он скользит взглядом по моей груди. Этот легкий прищур магически действует на мое тело. Он знает, что я хочу, и наслаждается этим знанием. Может быть, пересмотреть свое решение?

– Кстати, к разговору о корпоративе, – начинает Полянский. Не к добру. – Ангелина, я хотел бы познакомить вас с семьей. Вы же не собираетесь отказаться от участия в вечере?

Теперь, конечно же, нет. Но зачем я ему там?

– Безусловно, нет. Я буду рада познакомиться с вашей супругой, Алексей Николаевич, – улыбаюсь, совершенно не чувствуя радости. Меня наполняет раздражение.

– А ваш супруг? Он будет вас сопровождать?

– К сожалению, должна вас огорчить. При всем желании господин Йоффе не смог бы стать моим спутником. Мой муж погиб почти три года назад. Я вдова, – спокойным голосом сообщаю я.

Шах и мат, уважаемые. Думали, что в моем шкафу не осталось скелетов? Меня веселит испуг от полученного знания и смущение, тотчас отразившееся во взгляде присутствующих мужчин. Алексей Полянский не знает, куда деть глаза. Забавно. Он наверняка не ожидал такого ответа на свой вопрос. Томас смущенно улыбается, давно привыкший к моей прямоте, но так же старается не смотреть в глаза. А вот Михаил, похоже, заинтересовался, просчитав, что я свободна. Мальчик, если бы только это давало тебе хоть какой-то шанс…

– Простите мой вопрос.

Боже, сколько вины в голосе. Я наслаждаюсь зрелищем еще пару секунд, но вынуждена прервать созерцание стыдливо прячущих глаза взрослых, состоятельных мужчин.

– Все в порядке, – я поднимаюсь, и все трое, как по команде, скользят взглядом по моему телу. – Господа, вынуждена вас покинуть. У меня назначена встреча. Алексей Николаевич, я сообщала вам вчера о запланированном деловом обеде с нашими американскими партнерами.

Полянский рассеянно кивает, все еще смущаясь своего вопроса. Я улыбаюсь. Все, что требовало моего внимания, уже прозвучало, можно было вернуться к работе, и с прямой спиной двигаюсь к выходу. Поправляя макияж перед зеркалом, я расслышала, как он спросил Томаса, знал ли тот о моем муже. Майер лишь отрицательно покачал головой.

***

Десять лет назад, когда моя жизнь кардинально изменилась по независящим от меня причинам, чтобы не сойти с ума, я уцепилась за одну простую мысль: в этом мире можно рассчитывать только на себя. События предшествующие этому выводу на короткое время заставили забыть меня, что я когда-то уже знала эту аксиому. И чем больше я рассуждала о способах достижения независимости, тем чаще приходила к мысли, что в России я не добьюсь тех высот, о которых мечтаю. Мысль об эмиграции поселилась во мне еще в детдоме, но я прекрасно понимала, что без хорошего образования меня не станут воспринимать всерьез. Приняв решение, я сменила имя. Как бы ценны не были любые крохи, связывающие меня с родителями, это казалось мне правильным. Так я хоронила прошлое, с грузом которого мой план был бы невыполним. Затем, после полугода подготовки, подтвердив диплом и успешно сдав все необходимые тесты для поступления в Колумбийский университет, я переехала в Нью-Йорк.

4
{"b":"589884","o":1}