ЛитМир - Электронная Библиотека

Она уходит, напевая на этот раз песенку «Только ты».

А интересно знать, как бы повел (себя Конфуций, повстречайся ему Джуанелла?

Закуриваю новую сигарету, прислоняюсь к дереву и начинаю думать о разных разностях, но главным образом о Джуанелле.

Возможно, ребята, ели вы сложите вместе два и два, то не старайтесь получить двенадцать. Вы тогда поймете, в каком направлении работала моя голова.

К тому времени, как я прикончил папироску, события у меня в полове, насколько это было возможно, рассортировались по полочкам. Я вышел из своего укрытия и пошел к коттеджу. Вхожу в палисадник и стучу в дверь. 'Жду, но никто не отвечает. Тогда стучу еще раз, потому что мне кажется, что внутри кто-то есть.

Я оказываюсь прав. Через пару минут дверь открывается. В прихожей горит свет, а на пороге стоит Джимми Клив.

— Ну, как дела, Джимми? — спрашиваю я. — Не знаю, ждал ли ты меня так скоро?

Он пожимает плечами.

— Ну, Лемми, вообще-то я не слишком удивлен. Ты не простачок, но я все же надеялся иметь несколько дней для разгона. Думал, сумею все закончить до того, как ты пронюхаешь, где я. Входи, у меня есть чего выпить.

Я вхожу, и он запирает дверь. Мы проходим в гостиную. Симпатичный и удобный, хотя немного старомодный коттеджик, и Джимми в нем совсем неплохо устроился. На столе две бутылки виски, сифон, бокалы, Джимми наливает себе и мне.

— Ну так что?

— Все в порядке, Джимми. Я очень рад тебя снова увидеть.

Я сажусь в глубокое кресло возле камина, он устраивается напротив.

— Послушай, Лемми, — говорит он, — ты не должен обижаться на меня. Ты же понимаешь, что к чему. Тебя все знают. Тебе и карты в руки. Ты ас в ФБР. А я кто такой? Обыкновенный частный детектив, пытающийся создать себе имя. Ты должен понять меня. Если бы я сумел самостоятельно схватить Варлея и представить его начальству, меня бы нашли пригодным для работы в ФБР. А мне этого чертовски хочется добиться. Война научила меня кое-чему, а мне было бы приятнее работать на дядю Сэма, чем на какого-нибудь частного хозяина.

— Послушай, Джимми, я вовсе на тебя не обижаюсь. Прежде всего потому, что у меня хорошая память, и я никогда не забуду, как ты меня предупредил в отношении Риббэна. Если бы не твое заступничество перед генералом, еще неизвестно, как бы эта история обернулась для меня. И вообще я мог бы тут сейчас и не быть.

— Пора давно забыть об этом!

— Ладно, забудем и перейдем к делу. Послушай, парень, нет ничего хорошего в том, что мы работаем в одиночку: нам нужно быть вместе. Давай-ка обменяемся информацией, кто чего разнюхал, и начнем. Что ты тут делаешь, Джимми? Может, ты на что-то напал?

— Напал, Лемми, старина. Еще до того, как я выехал по приказу генерала в Париж. Я предполагал, если у Варлея дела пойдут скверно, он скроется именно в этих краях.

Я киваю головой.

— Я нажал на кое-какие педали, подрядил пару дружков поработать вместе со мной. Один из них — лейтенант канадского пехотного полка, но раньше он работал на наши агентства. Хороший сыщик, молодой и достойный. И голова у него на плечах.

— Ага, так это он болтается здесь и смотрит, чтобы твой обед не простыл, хитрец? Я начинаю думать, что ты тоже парень не промах, Джимми?

Он пожимает плечами.

— Я использую все возможные методы. Разве меня можно за это осуждать? Так вот, этот парень, его зовут Сэмми Майнс, знает Варлея. Он давно с ним встречался, еще в то время, когда Майнс работал в нашем агентстве. Тебе Майнс понравится, я думаю.

Я кивнул головой.

— Мне сдается, что нам надо использовать всех.

— Еще один момент, — продолжал он, — у меня есть еще кое-какие соображения в отношении этого Варлея. Варлей жил здесь, в Англии, до того, как отправился в Нью-Йорк и открыл там свою мастерскую. У него в этих краях был собственный дом.

— Да? А где же этот дом? Клив улыбается.

— Вот этот самый. Оттого я тут сижу и дожидаюсь его.

— Ясно. Так что ты надеешься, зверь на ловца прибежит?

— Надеюсь. Вернее сказать, даже не надеюсь, а просто уверен в этом.

— Ну что ж, не без оснований. Тебе, Джимми, об этом деле известно гораздо больше, чем мне. Так что, как говорится, большому кораблю большое плавание.

— Может быть, мне и удастся схватить быка за рога, Лемми. Послушай, когда Варлей работал в Нью-Йорке, то стащил массу документов и правительственных бумаг. Понятно? И сделано все это было просто артистически. Варлей стибрил их не сам, а поручил это дело кому-то еще.

— Да? А кому, не знаешь?

— Парню по имени Ларви Риллуотер, первоклассному медвежатнику. Может быть, ты о нем слышал?

— Откуда мне о нем знать?

— Так или иначе, но Ларви попался. Его заперли в Алькатраце. Он в одиночке и, по всей вероятности, надолго останется там.

— Да? А в чем его обвиняют?

— Я точно не знаю, но его судили в Федеральном суде, что-то связанное с пособничеством шпионажу.

— Ясно. Валяй, парень, дальше.

— Ну, поехал я в Нью-Йорк. Был в отпуске после работы в иллинойской полиции. В это время меня как раз и затребовало Федеральное бюро. Они решили, что я сумею им помочь в этом деле. Они спрашивали меня, что мне известно о Варлее. Я ответил, что практически ничего, так как боялся, что, если мои прогнозы не оправдаются, они посчитают меня вралем.

— Ерунда, — говорю я ему, — никакой ты не трепач. Давай дальше.

— Ну, мне немного повезло. Однажды на Пятой авеню я наткнулся не на кого иного, как на Джуанеллу Риллуотер, жену Ларви. Ты знаешь, она с ума сходит по своему муженьку. Когда его упекли в тюрягу, она просто растерялась. Как судно без руля, как кошка без хвоста. Не знала куда податься.

— Разумеется.

— И тогда я решил. Понимаешь, Джуанелла знает Варлея. Она должна была его знать в то время, когда с ним работал Ларви. Она так и сказала. Это от нее я узнал, что Варлей жил здесь до приезда в Штаты. Она считает, что он вернется сюда снова, если ему станет слишком туго в Париже.

— Похоже, эта девчонка здорово тебе помогла, Джимми.

— Не говори. Возможно, она сумеет оказать мне еще кое-какие услуги в скором времени.

Я усмехаюсь про себя и замечаю как бы невзначай:

— Мне кажется, что с твоей стороны было очень умно захватить ее с собой в Англию.

Он раскрывает широко глаза.

— Ах, ты хитрый, черт! Значит, ты ее видел?

— Разумеется, видел. Сегодня днем она шла по улице в Южном Холвуде. Во всей Англии только у одной красотки Джуанеллы такая фигура! И лишь только еще у одной девочки может быть лучше!

— Что ты там бормочешь, Лемми?

— Послушай, парень, вот тут я могу с тобой померяться силами. Потому что мне тоже немного повезло.

— Да? А в чем именно?

Я вижу, что Джимми это здорово задело. Поэтому спрашиваю его, помнит ли он о моем разговоре с генералом насчет сестры Варлея.

— Конечно, и тебе про нее что-то было известно.

— Да, кое-что я про нее знал. А именно то, что узнал о ней от Марселины дю Кло. Но это не все. Мне кажется, ты прав, Варлей должен объявиться в этих краях. Я уверен, что ты абсолютно прав.

Он берет бутылку и наливает нам еще по бокальчику.

— Ты послушай, Лемми, я сам не свой. Что тут происходит?

— Ничего особенного, просто сегодня я видел сестру Варлея. И как это тебе нравится?

— Ой, Лемми! Значит, я был прав, и он обязательно появится здесь.

— Можешь не говорить. Вроде бы вся варлеевская династия собирается в этом симпатичном, спокойном провинциальном английском городишке.

— Ну, так что же мы будем делать?

— Сейчас скажу, Джимми. Первое, что мы не будем делать, — это стараться обскакать один другого. Давай-ка прекратим наше соревнование и выясним все до конца. Ты себе заработаешь авторитет в ФБР, ну и мне, возможно, удастся восстановить свою подмоченную репутацию. Кто знает, а вдруг они забудут про Марселину и те разговоры, которые, как они предполагают, я с ней вел.

— Не исключено, что нам с тобой придется вылезти из кожи вон, чтобы не осрамиться. Давай держать друг друга в курсе дел.

25
{"b":"5899","o":1}