ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сказал парню, что остановился в отеле «Веллингтон», но будет лучше, если он пошлет телеграмму не с посольским курьером, а с посыльным из какого-нибудь местного агентства.

Он сказал о'кей. Он также сказал, что его имя Варней и что у него есть указание все время находиться в посольстве, чтобы я мог в любой момент связаться с ним, когда в этом возникнет необходимость. Я поблагодарил его за это и повесил трубку. Хожу по комнате, стараюсь догадаться, о чем может идти речь в этой телеграмме. Конечно, она от директора и послана вскоре после моего отъезда из Нью-Йорка. Ну, во всяком случае, скоро я все узнаю.

А пока можно будет чем-нибудь заняться. Я взял телефонную книгу и нашел номер телефона агентства Хинкс.

Это американское частное детективное агентство принадлежит одному парню по имени Сай Хинкс. Отличный парень, он работал раньше в Нью-Йорке в государственной полиции, а теперь вот держит агентство в Париже и отлично зарабатывает, помогая американским парням, приехавшим порезвиться в Париж, выпутываться из всяких историй, в которые их иногда втягивают парижские красотки, или еще что-нибудь в этом роде. Повторяю, Сай — отличный парень и очень толковый.

Когда я дозвонился до конторы, мне сказали, что Сай ушел домой. После весьма продолжительной болтовни, в которой я наплел им, что я пропавший без вести родной брат Сая, мне наконец удалось вытянуть из них номер его домашнего телефона.

Через пять минут я с ним связался.

— Слушай, Сай, — сказал и. — Я не хочу называть тебе свое имя, потому что иногда телефонный разговор может оказаться небезопасным, но если ты еще не узнал мой голос, то, может быть, тебе что-нибудь напомнит одно дело из Айви-Род, Олбани, в 1934 году. Если ты вспомнишь это дело, то догадаешься, кто с тобой разговаривает.

— Я понял, — сказал он. — И кажется, уже знаю, с кем разговариваю.

— О'кей, — сказал я. — Вот что я попрошу тебя сделать. Сегодня в отель «Гран Клермон» приедет одна дама. Она только что прибыла на пароходе «Париж» в Гавр и приедет сюда поездом.

Сам я остановился в отеле «Веллингтон» под именем Тони Скала.

Эта дамочка отличный экземпляр, но, кроме того, ее личность в данный момент представляет огромный интерес для одного дела, весьма важного. И я подумал, что, может быть, найдется пара-другая плохо воспитанных мальчиков, которые придут ее встречать и проявят излишний интерес к ее передвижениям. Им, вероятно, известно, что она прибыла на пароходе «Париж». Ты понимаешь?

Он сказал, что понимает.

— Так вот, — продолжал я. — Найди парочку хороших парней, умных и чтобы они не были похожи на шпиков, и поставь этих ребят у отеля.

Еще раз повторяю, ребята не должны походить на шпиков, они должны быть самого высшего сорта и умели себя вести.

Порекомендуй им также припрятать под мышкой револьвер, но пользоваться им следует в самом крайнем случае. Я против какой бы то ни было перестрелки, но если дело обернется серьезно и дамочка попадет в переделку, можно будет заняться этими грубиянами и даже, в случае нужды, свернуть им головы, и это будет вполне о'кей. Ты понял меня?

Понял, сказал он, и даже больше, чем я сам, и немедленно же предпримет необходимые меры.

Я сказал: вероятно, в течение ближайших двух-трех дней я к нему забегу поболтать. Повесил трубку и заказал бутылку коньяку.

Я здорово устал.

Валяться в течение нескольких дней на койке в каюте парохода — это совсем не для меня. И как раз, когда уже достаточно ознакомился с принесенным мне напитком, пришел посыльный из театрального агентства и принес письмо.

Я дал парнишке доллар, он смылся. Я запер дверь, сел у электрической лампочки, стоявшей на туалетном столике, расшифровал письмо, прочитал его и, верьте мне или нет, меня чуть не хватил инфаркт.

"Федеральное. Секретное.

Главный штаб ФБР. Вашингтон 472/В.

Специальному агенту Лемми Коушну через американское посольство в Париже. Кодом.

По делу Джеймсона-Грирсона стоп Директор ФБР сообщает специальному агенту Лемми Коушну о следующем:

1. Джеймсоновская половина формулы, переданная Коушном старшему агенту в Чикаго, была подвергнута экспертизе и признана фальшивой. Хотя внешне формула была написана в том же виде, что и настоящая, однако цифры, названия и количество химикалиев изменены. К сожалению, папка, в которой находились эти подложные формулы, несомненно является той же, в которой была и настоящая формула. Не повреждена также и пергаментная обертка, и федеральная печать, которые, очевидно, были удалены и снова поставлены на место весьма искусным профессором. Очевидно, замена формулы была произведена вскоре после приезда в Чикаго специального агента Л. Коушна.

Эта подмена подлинной формулы фальшивой имела целью выиграть время. Положение усугубляется тем, что как только старший агент ФБР в Чикаго получил от Коушна фальшивую формулу, он распорядился отменить строгий контроль на границах и в портах США.

2. По делу Пинни Ятлина.

Директором ФБР в Вашингтоне получены сведения, что Пинни Ятлин прошлой ночью был убит в Мехико-Сити при выходе из жилого дома.

Убийца не известен. Запрошены подробности. По получении их они будут немедленно высланы Л. Коушну через посольство Соединенных Штатов в Париже.

3.По делу Зеллары.

По просьбе специального агента Коушна были проверены все полицейские архивы. Установлено, что эта женщина отбывала срок в двух государственных тюрьмах. Ее личное дело с отпечатками пальцев и образцами почерка находится в конторе женской тюрьмы в Оклахоме.

4. Фотография этой женщины, вместе с фотографией ее соучастников, отправлена по фототелеграфу редактору парижского издания «Нью-Йорк Таймс». Этому джентльмену даны указания немедленно по проявлении фото передать его Тони Скала, причем редактор предупрежден, что это дело строго конфиденциально.

Директор ФБР рекомендует специальному агенту Коушну, учитывая важность производимого им расследования, а также то, что в данное время расследование производиться на территории иностранного государства, действовать с чрезвычайной осторожностью.

Желаем вам удачи. Прочти. Запомни. Уничтожь".

Я дважды перечитал письмо, затем сжег. Сел в кресло и закурил. Я даже не буду пытаться перечислять вам, ребята, все имена, которыми я себя обзывал.

Я понял, что я самый классический, так сказать, «королевский» остолоп, который когда-либо существовал на белом свете.

Я полностью открыл свои карты перед мошенниками и дал им возможность обвести себя вокруг пальца, тупоголового кретина, называющего себя специальным агентом Федерального бюро расследований.

Ой, ребята, ну и дурак же я!

Я схватил телефонную трубку и позвонил дежурному портье, попросил его послать посыльного в парижскую редакцию газеты «Нью-Йорк тайме», зайти к ночному редактору и взять у него фотографию для Тони Скала.

Дежурный сказал о'кей.

Я нервно ходил взад и вперед по комнате, обдумывая случившееся.

Значит, Пинни Ятлина убил" в Мехико-Сити. Значит, он так и не приезжал в Париж, значит, он все время оставался в Мексике, и это очень странно.

Конечно, может быть, у него был во Франции какой-то парень, которому он полностью доверял. Но все-таки это кажется невероятным. Ведь во Франции ему гораздо безопаснее, чем в Мехико-Сити.

Другой интересный факт это то, что он был убит при выходе из жилого дома. Ручаюсь, его убили при выходе из квартиры Зеллары в том самом проходе, который ведет на улицу, где меня протащили в ту ночь парни, собиравшиеся меня убить.

Да-а. Вы, ребята, должны согласиться со мной: весьма знаменательным является тот факт, что Ятлина — очень ловкого и умного парня — убили после того, как Истри согласился действовать с ним заодно и собирался передать ему джеймсоновскую половину формулы.

По-моему, дело было так: Истри отослал половину формулы или незадолго до, или сразу же после моего приезда в Чикаго. И вся эта канитель, которую они разыграли со мной, — трепотня.

33
{"b":"5900","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ледовые странники
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Скрытая угроза
Карильское проклятие. Наследники
Мы – чемпионы! (сборник)
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Богиня по выбору
Клинок из черной стали
Мой грешный герцог