ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 6 часов 50 минут вышел из бара и пошел к телефонной будке. Вошел в нее и придержал дверь ногой, чтобы не было так душно. Через две или три минуты раздался звонок, и Липскомб сообщил:

— Мистер Джейл был здесь и, видимо, снова придет, так как у него назначена встреча в половине десятого. Обе машины, находящиеся в гараже, принадлежат ему. Одна из них большая и роскошная американская машина, а вторая — маленький двадцатисильный “остин”. Вы удовлетворены, мистер Вэллон?

— Благодарю вас, Липскомб, теперь вы можете пойти и отдохнуть пару деньков.

***

В 7 часов 25 минут Вэллон вышел из машины у подъезда миссис Шенно, поднялся к ней в лифте и позвонил у двери. Долорес открыла ему дверь. На ней было черное кружевное неглиже, на ногах шелковые туфельки на высоком каблуке, она была прекрасно причесана. Взглянув на нее, Вэллон подумал, что Долорес несомненно умела подать себя в выгодном свете, если ей этого хотелось. Она сказала:

— Хэлло, Джонни, что случилось? Вы бледны, как смерть! Может быть вы больны?

— Нет, я здоров, может быть лишь несколько переутомлен.

— Заходите же. Вам необходимо выпить. Из-за чего вы снова в таком волнении? Когда вы позвонили, у меня создалось впечатление, что где-то начался грандиозный пожар.

Он пошел за ней в гостиную и мягко закрыл за собой дверь.

— Скажите, Долорес, а вы никогда не волнуетесь? Она пожала плечами, подошла к буфету и начала смешивать напитки.

— Я приготовила вам очень сухое мартини, вам это необходимо. А что касается волнений, то какая от них может быть польза? А если говорить о вас, то и вы по-настоящему никогда в жизни не волновались, разве только тогда, когда потеряли свою последнюю возлюбленную. Но и это продолжалось очень недолго, не так ли, Джонни? Это просто был новый для вас эксперимент, так как до нее вас еще не бросала ни одна женщина.

— Может быть, — ответил он. — Говорят, что опыт нужен решительно всем. Сказав, что вы никогда не волнуетесь, вы очень облегчили мне мою задачу. Итак, вы научились самообладанию, — и он засмеялся, — и это очень своевременно, Долорес.

Она подошла к нему, держа в руке стакан мартини и сказала:

— Какого черта вы меня запугиваете? Что вы хотите сообщить мне сегодня? Или для разнообразия вы скажете мне что-нибудь приятное?

— Нет, Долорес. Пойдите, сядьте и постарайтесь держать себя в руках. Бывают новости, от которых ноги отказываются служить, и тогда лучше узнавать о таких новостях, сидя в кресле.

Она отпила глоток мартини и спросила:

— Итак, я должна получить еще один шок?

— И даже парочку. Я прежде всего хочу рассказать вам о Джо. Этот мальчик разыграл нас всех. Он далеко не был так близорук, как вы предполагали. Знаете ли вы, что договор с Международным сыскным агентством не состоялся.

— Что за чепуха, Джонни? Я прекрасно знаю, что была достигнута договоренность полная и даже назначен день подписания договора.

— Вы совершенно правы, Долорес. Все было договорено, однако договор остался неподписанным. А в это время, по причинам, лишь одному ему известным, Джо передумал и решил оставить вас в стороне и вне участия. Он ничего не сказал представителям Международного агентства, и там, возможно, ждут его до сих пор. А в это время он, по устной договоренности, в присутствии свидетелей продал свое дело агентству “Акмэ” за десять тысяч фунтов. И никому ничего об этом не сказал.

Она взглянула ему в лицо, и он, с некоторым даже удовольствием, отметил, что самоуверенность ее исчезла.

— Ну, что же, — сказала она, — он поступил так, как пожелал, я только хотела бы знать, почему он так захотел? Вэллон залпом выпил свое мартини и сказал:

— Я могу вам объяснить это. Он больше не собирался подыгрывать вам. Он вас прекрасно понял и знал, что ждет его впереди. Она сухо улыбнулась:

— О да, Джонни, конечно, но что вы имеете в виду?

— Джо хотел знать, как вы проводите свое время и поручил Липскомбу выследить вас. Кроме того, вы напрасно думаете, что он поверил всему, что вы ему рассказали о мистере Пердро.

— Джонни, вы говорите со мной драматическим тоном и держите себя так, словно выступаете на сцене, но все ваши разговоры мне непонятны, и я не знаю, чего вы хотите этим добиться?

— Скажите, Долорес, не знаете ли вы, где находится записная книжка Джо, та, которую он держал дома, чтобы не забывать о делах в те дни, когда он не приходил в контору?

— Я не знаю. Вероятно, он унес ее.

— Вы прекрасно знаете это, Долорес, потому что сожгли ее собственными руками. Она рассмеялась.

— Ну, теперь мне все ясно. Вы просто сошли с ума. А если и сожгла записную книжку, то может быть вы объясните мне, почему я это сделала?

— Вы заглянули в записи Джо и убедились, что один день оставался у него свободным. Тогда вы рассказали Джо о Пердро. Вы изобразили милую прекрасную женушку, которая совершенно случайно поскользнулась и глубоко в этом раскаивается. Вы сказали Джо, что боитесь мистера Пердро и просили Джо, чтобы он повидался с ним. Когда Джо спросил, где и когда можно увидеть этого Пердро, вы назначили именно тот день, который был у Джо свободным. Джо исполнил вашу просьбу: он позвонил Пердро и просил зайти его к нему в контору в тот самый день — последний день в его жизни. Так как он не хотел, чтобы это стало кому-нибудь известным, то он просил Пердро пройти к нему в кабинет через отдельный вход, минуя конторские помещения. Встреча состоялась, и они оба вполне мирно поговорили. Откровенно говоря, я думаю, что Пердро был просто мало заинтересован вами. Но он вообще добрый и мягкий человек, а в тот период жизни, он был расстроен тем, что Пирс Джейл пытался отбить у него его возлюбленную, а именно мисс Клэр Энстли. Пердро объяснил Джо, что его взаимоотношения с вами были уже давно прекращены, и Джо поверил ему, так как всегда прекрасно чувствовал, когда человек лжет и когда говорит правду.

— Все это необыкновенно интересно, Джонни, но, может быть, вы объясните мне, зачем я все это сделала?

— А вы сами не знаете? Нет? Ну, хорошо. Вы все узнаете прежде, чем мы закончим наш разговор. Вы сделали это по той же причине, по которой сожгли записную книжку Джо и отослали из дома все костюмы Джо. Вы знаете, что меня интересует именно тот костюм, который был на нем в день его смерти и именно та жилетка, на которой была прожжена дырочка. Надо думать, что этот костюм уже тоже сожжен? Но тогда на нем была круглая дырочка, которую убийца для маскировки засыпал пеплом. Однако пепел этот был от английской сигареты, тогда как Джо курил исключительно американские. Это привлекло мое внимание и заставило работать мою мысль. Итак, исчезли все улики — нет костюма, нет записной книжки, а Пердро — единственный человек, о котором известно, что он был у Шенно в день смерти Шенно. Итак, если бы возникли какие-нибудь подозрения, то козлом отпущения оказался бы Пердро.

Она откинулась на спинку кресла, разглядывая свой недопитый коктейль.

— Я рекомендую вам допить этот стакан и налить еще один. Я еще о многом хочу вам рассказать.

Она улыбнулась, и Вэллон подумал, что нервы у нее, во всяком случае, крепкие. Она подошла к буфету и налила себе виски с содовой.

— Я думаю, — сказала она, — что этот напиток больше подходит, когда предстоит шок. Он тонизирует сильнее.

— Я продолжаю, Долорес, — заговорил он. — Ваша беда в том, что вы неумны и безудержны — вы всегда хотите получить слишком много. Вы рассчитывали, что для поездки в Америку у вас будут большие деньги. Вы предполагали, что получите двадцать пять тысяч фунтов за проданную контору, а также все, что оставит Джо вам. А там, в Америке, вы с вашим любовником начнете новую жизнь и откроете какое-нибудь коммерческое предприятие. Имея большие деньги, все это вполне можно осуществить. Но вы допустили большую ошибку. У вас нет не только больших денег, у вас вообще нет решительно ничего. Ах, простите, я ошибся. Кое-что вы все-таки получите. Вам Джо завещал пять долларов. Ну, и как вам это нравится, Бэби? Видите, во сколько оценивал вас Джо?

24
{"b":"5901","o":1}