ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И чем же вы занимались, кроме виски?

— Много разъезжал, немного работал.

— И сейчас работаете? Где? Кем?

— Можете верить или нет, но я работаю в сыскном агентстве.

— И что вы делаете там, Джонни?

— Немногое. Присматриваю за служащими, знакомлюсь с делами, курю сигареты и пью бургундское, когда удается его достать. Хозяин конторы — мой друг. И это он устроил мне работу в Тинтзине. — Она кивнула:

— Знаю, таинственная работа, где вас едва не убили и о которой никто ничего не знает. Вы — детектив?! О, дорогой, я просто не понимаю, почему я вас так люблю.

— Я тоже, — сказал Вэллон. — Для меня это просто потрясение, вот и все, дорогая.

Она закурила сигарету и спросила:

— Ну что же, куда мы идем?

Вэллон ответил:

— У меня еще одно-два дела. Я предлагаю тебе встретиться в венгерском ресторане в восемь часов вечера. Я полюбил этот ресторан за то, что если бы ты не поехала туда на ленч, я бы так и не нашел тебя. Надень красивое платье, а я постараюсь тоже одеться в приличный вечерний костюм.

— Предположим, что вы не придете, вам ведь случалось обманывать меня. А я вовсе не желаю сидеть за столиком в ресторане и ждать мужчину, даже если этот мужчина Джонни Вэллон.

— Я буду там без четверти восемь и буду ожидать вас в фойе. — Он улыбнулся, а она подумала, что его очарование ничуть не уменьшилось.

Она сказала:

— Хорошо, значит мы обедаем вместе в восемь часов, но предупреждаю вас, Джонни, что если вы опять что-нибудь выкинете, то я с вами покончу и на этот раз уже навсегда. Я уже многое вытерпела из-за вас, Джонни, но больше терпеть не желаю.

— Если бы ты знала, сколько горя мне причинило то, что я потерял тебя, ты поняла бы, что я не упущу свой шанс.

— Ну, а что будет после обеда?

— Говорят, — ответил Вэллон, — что нужно три дня, чтобы получить брачную лицензию. Сегодня у нас среда, так что выходит, наш брак состоится в субботу. Ну как, Мадлен, ты согласна?

— А зачем мне выходить за вас замуж?

— А почему бы нет? — сказал он, заключив ее в свои объятия. — И я еще может быть, смогу придумать какую-нибудь причину.

В свою квартиру Вэллон попал в половине пятого. Возле телефона лежала записка: “Жду вас в конторе около четырех. Это очень важно. Шенно."

— Как неудачно, — подумал Вэллон, но время уже упущено. — Он пошел в ванную комнату, принял душ, после чего переоделся в вечерний костюм. Затем сел в такси и поехал в контору. Он вошел в сыскное агентство Шенно без двадцати минут шесть.

Мэрвин вышел ему навстречу и сказал:

— У меня очень плохие новости, мистер Вэллон. Вэллон подумал:

— Сегодня, в мой счастливый день, не может быть плохих новостей, особенно для меня.

— Итак, плохие новости. Кто и что натворил? Мэрвин ответил:

— Мистер Шенно умер. Я зашел в его кабинет полчаса тому назад и нашел его мертвым в кресле. Его врач уже был здесь и констатировал остановку сердечной деятельности.

— Это, конечно, плохо, — сказал Вэллон и вдруг вспомнил о жене усопшего. — Кто-нибудь сообщил об этом мисс Шенно?

— Да, — ответил Мэрви, — я звонил ей по телефону. Она, мне кажется, не очень удивилась. Он ведь был очень болен в последнее время. И просил ее не приезжать сюда.

— Что вы еще сделали?

— Позвонил в медицинский пункт. Они приедут сюда через двадцать минут и заберут тело.

Вэллон вынул из кармана свой ключ и открыл дверь с надписью “мистер Шенно”. Он вошел и закрыл дверь за собой, прислонившись к ней спиной. Он стоял и глядел на покойника.

Шенно соскользнул со своего стула и упал лицом на стол. Выражение лица было удивленное. Вэллон подумал, что смерть такая штука, что сколько бы ни ожидал ее, все равно она поражает внезапно. Поэтому выражение удивления вполне естественно.

Вэллон медленно осматривал все на столе и вокруг него. На столе лежала вечерняя газета, даже нераскрытая. На ней карандашом почерком Шенно было написано: “Вэллон… Вэллон… Вэллон… Джонни… Джонни… Джонни…” А затем “Би-Би-Си, Би-Би-Си — час дня”. Шенно курил сигарету в самый момент смерти. Пепел от нее упал ему на жилет и застрял в складке над животом, где и прожег дырку.

Вэллон думал о Шенно, который здесь, в кресле, до последней своей минуты ждал его, Вэллона прихода, для того чтобы сообщить что-то важное.

— Женщины, — думал Вэллон, — они всегда дезорганизуют нашу жизнь. Вы должны что-то сделать или, наоборот, чего-то не делать, и вот вмешивается женщина, и вы делаете как раз то, что не должны были делать и не делаете того, что являлось вашей прямой обязанностью. Если бы он не встретился с мисс Джейл в Пейнтоне, вернулся бы в Лондон значительно раньше и не встретился бы со Страйпом. Если бы он не видел Страйпа, он не пустился бы разыскивать Мадлен, а пошел бы в контору к Шенно. У Шенно всегда все было срочно.

Вэллон вспомнил то время, когда служил под началом Шенно еще в войсках американской стратегической службы. Но на этот раз Вэллон был действительно очень нужен Шенно.

Вэллон взял листок почтовой бумаги и собрал пепел с жилета покойного, свернул пакет и спрятал его в карман. Затем он пошел в комнату секретарей. Одна из них — Мэвис — плакала.

— Что же поделаешь, — сказал Вэллон, — конец ждет каждого из нас. Он, по крайней мере, умер легко и быстро, без мучений. Да, к тому же был уже не молод.

— И все-таки это ужасно, мистер Вэллон, — сказала Мэвис, — он был очень хорошим человеком.

Вэллон снова обратился к Мэрвину:

— Что сказал врач, будет ли расследование?

— Врач сказал, что он даст свидетельство о смерти без всякого вскрытия. Приступ грудной жабы, которой он страдал уже давно и которая могла убить его в любой момент.

— О'кей, — сказал Вэллон, — когда приедет карета, отошлите тело домой.

— А что будет дальше с конторой, мистер Вэллон? — спросил Мэрвин.

— Пока я ничего не могу сказать, — ответил Вэллон. Он поехал в тот бар, где утром сидел вместе со Страйпом. Сел на табурет, пил, курил и вспоминал старые дни, проведенные вместе с Шенно.

В половине седьмого он вернулся в контору и сказал Мэрвину:

— Зайдите ко мне, я хочу поговорить с вами.

— Мне очень жаль, что я не пришел сегодня в контору раньше. Мистер Шенно хотел о чем-то срочно поговорить со мной до четырех часов. Знаете ли вы что-нибудь об этом?

— Нет, м-р Вэллон, но одна из секретарш могла получить какое-нибудь распоряжение по телефону.

— Хорошо, я узнаю об этом завтра от них самих. Скажите, какими делами он интересовался сегодня и какие папки с делами потребовал от вас?

— Дело о разводе миссис Джейл.

— А где живет эта дама?

— Пейнтон, в Девоншире.

— А чем интересно ее дело?

— Ничем. Совсем обычное. Противная сторона не защищается. А дело миссис Джейл ведут адвокаты Мэллинз, Спрейг и Дрю в Линкольн Инис.

— Мы собирали для них свидетельские показания?

— Да. Мы установили факт измены мужа, и передали этот материал юристам. Дело почему-то затянулось, но нам неизвестно по какой причине.

— Скажите, не знаете ли вы как имя этой миссис Джейл?

— Какое-то странное имя, звучит как испанское.

— Может быть Квирида?

— Да, миссис Квирида Эстралита Джейл.

— Кто из агентов собирал сведения по этому делу?

— Хиппер, сэр.

— Скажите, не собирал ли он сведения в Сомерсете?

— Нет, сэр.

— Скажите мне, Мэрвин, что делал в Сомерсете Хиппер в последние дни?

— Дело вот в чем. Хиппер сказал, что у него есть в Сомерсете друг, которого он очень хотел бы увидеть и просил послать его туда. Тогда я поручил ему вести расследование по делу Фэллоуз против Фэллоуз и Орле. Вы знаете, мистер Шенно разрешал мне посылать агентов в разные места по моему усмотрению.

— Скажите, давно ли работает здесь в конторе этот Хиппер?

— Он один из старейших работников и очень дельный и толковый агент.

— Дайте мне, пожалуйста, папку с делом мисс Джейл. Завтра с утра выясните у секретарей, с кем беседовал сегодня утром мистер Шенно.

4
{"b":"5901","o":1}