ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это вполне возможно, сэр, в особенности в таком предприятии, как ваше.

— Вас он не знает, — продолжал Вэллон. — Позвоните ему по домашнему телефону и скажите, что вы лучший друг Квириды Джейл из Лендикорта (Мэрлодон, близ Пейнтона). Вы скажете ему, что она попросила вас встретиться с ним и назначите какое-нибудь общественное место — бар или клуб. Когда вы встретитесь, ведите себя с ним сдержанно и несколько таинственно, а затем спросите, не желает ли он что-нибудь сообщить вам для передачи миссис Джейл. Не забывайте подливать ему виски, он любит выпить.

— Вы подозреваете его в легком шантаже?

— Это весьма возможно. Позвоните мне завтра сюда в контору, но встречу мы назначим не здесь, а где-нибудь в другом месте. — Он достал бумажник и вынул две ассигнации по пять фунтов каждая. — Вот вам на предварительные расходы. И постарайтесь что-нибудь сделать для меня, после чего я не останусь в долгу перед вами.

— Это все?

— Да, пока все.

— Тогда я выпью еще стаканчик, если вы разрешите. Вы тогда проделали великолепную работу в Тинтзине, мистер Вэллон, но вас там едва не убили. Рана в живот обычно ведь бывает смертельной. А сейчас она вас не беспокоит?

— Не слишком. При помощи виски мне обычно удается успокоить боль.

— Если вы не возражаете, я не буду звонить Хипперу отсюда, а позвоню из какого-нибудь автомата. Вэллон кивнул:

— Вероятно, вы правы. Спокойной ночи. Через десять минут Вэллон запер двери конторы, вышел на улицу, сел в свою машину и поехал по адресу мисс Тсорн.

— Я — мистер Вэллон. У вас есть письмо для меня. Швейцар протянул ему конверт.

— Благодарю вас, не знаете ли вы, когда мисс Тсорн собирается вернуться сюда?

— Она совсем не вернется, сэр. Она приказала отослать ей все ее вещи и оставила свой адрес.

— Если бы вы дали этот адрес мне, я бы уплатил вам пять фунтов.

— Очень сожалею, сэр, но мисс Тсорн в очень категорической форме приказала не давать именно вам этого адреса.

— Как жаль, что люди так часто бывают категоричны! Спокойной ночи.

Он сел в машину и прочел письмо:

"Джонни, ну не шалопай ли Вы? Выполняете ли вы когда-нибудь свои обещания и держите ли свое слово? Единственный мужчина за всю мою жизнь, которого я ждала, были Вы. Я долго ждала Вас, но Вы не приехали. Поэтому я больше не желаю ждать. Я провела шестнадцать недель в Китае, разыскивая Вас повсюду и беспокоясь о Вас. Это произошло потому, что Вы недостаточно доверяли мне и побоялись рассказать чем Вы занимаетесь. Так почему же я должна доверять Вам? Тем более, что во время этих шестнадцати недель я очень много слышала о Вас, Джонни. Вы говорили мне, что любите меня, и я Вам верила. Но оказалось, что в Китае была целая масса женщин, которые претендовали на Вас так же, как и я, и которые слишком близко были знакомы с Вами. Сегодня вечером, ожидая Вас в венгерском ресторане, я думала о том, что Вас задержала так сильно опять какая-то женщина. Нет ничего удивительного, что я не доверяю Вам, Джонни. И неудивительно, что я не хочу любить мужчину, которому не доверяю. Итак, я постараюсь забыть Вас. До свидания, Джонни. Я желаю Вам самого большого счастья, которое только бывает в жизни. Мадлен”.

Он разорвал письмо на мелкие кусочки и выбросил их из окна машины, затем медленно направился в бар на Джермин стрит.

Бармен сказал:

— Добрый вечер, сэр, рад вас видеть! Что вам подать?

— Виски. Подайте всю бутылку, а рядом поставьте немного воды.

Бармен поставил заказанное на стойку и сказал:

— Сегодня был прекрасный день, сэр.

Вэллон не ответил. Он снова ощущал в желудке знакомую боль, которую причинял ему остаток пули, не извлеченной хирургом целиком. А может быть это была вовсе не пуля, а что-нибудь другое, — он и сам не знал.

— Вы очень любите виски, сэр. Никогда не видел, чтобы человек мог так много пить, — сказал бармен.

— Нет, я вовсе не люблю виски, нисколько не люблю его.

Глава 2

Сидя в конторе в кресле Шенно, Вэллон пытался вспомнить название духов, которые употребляла Мадлен. Он хотел бы иметь эти духи и вдыхать их аромат. Однако, это пустые сентименты, подумал он. Между мужчиной и женщиной могут существовать только вполне определенные отношения: либо вы обладаете ею, либо нет. Либо она ваша, либо не ваша. И этим все сказано. Он не мог забыть Мадлен и не мог заменить ее даже целой дюжиной женщин. И вообще они уже сильно надоели ему и, кроме Мадлен, ни одна не представляла для него интереса.

То же было и с его болью в желудке. Иногда ему удавалось забыть о ней, но она всегда ему напоминала о себе.

Он открыл ящик стола, вынул бутылку виски и сделал большой глоток прямо из горлышка. Ему как будто стало легче, и он подумал, что может быть со временем ему при помощи виски удастся забыть Мадлен. Пока что он ничем не мог себе помочь, разве только купить духи, которые употребляла Мадлен, если он сумеет вспомнить их название.

Постучав, вошел Мэрвин.

— Я проверил список тех, кто посетил вчера нашу контору и не нашел среди них никого подозрительного.

. — Это понятно. Кто бы не приходил вчера к Шенно, он во всяком случае вошел через отдельный вход и вышел точно таким же путем. Приходивший несомненно не желал, чтобы о его посещении было что-нибудь известно и был, очевидно, в курсе всех наших дел.

Зазвонил телефон, и Мэрвин снял трубку:

— Говорит Трэнт, мистер Вэллон. Он хотел бы поговорить с вами.

Я выполнил вчера ваше маленькое поручение — сказал Трэнт. — Ваше дело меня заинтересовало, а тут я кстати получил двухнедельный отпуск, так что могу все свое время посвятить вам. Хотите ли вы побеседовать со мной?

— На углу Риджент стрит и Джермин стрит есть маленький бар, — я буду там через десять минут. Я думаю, что через час вернусь, Мэрвин, — сказал Вэллон, — но если я не вернусь, продолжайте работу вместо меня. Вы ведь в курсе всех наших дел. Вы можете считать себя заместителем управляющего конторой, так как я буду время от времени исчезать. Это принесет вам прибавку в пять фунтов в неделю.

— Благодарю вас, — сказал Мэрвин, — надеюсь, что миссис Шенно одобрит это.

— Безусловно да, Мэрвин, можете не сомневаться.

Войдя в бар, Вэллон застал там Трэнта за кружкой эля.

— С добрым утром, мистер Вэллон! — приветствовал его бармен. — Что вам налить, бакарди или виски?

— Виски. — И, повернувшись к Трэнту:

— Ну, я слушаю вас.

" — Я полагаю, что ваши подозрения обоснованны. Пока я только располагаю собственными впечатлениями и лишь маленькой информацией. Но интересуют ли вас мои впечатления?

— Ваши — да!

— Когда я расстался с вами вчера вечером, я позвонил Хипперу из ближайшего автомата. Мне повезло, я застал его дома. Вежливо и спокойно я сказал ему, что я друг миссис Квириды Джейл и, что она, зная о моей предстоящей поездке в Лондон, просила меня повидаться с ним и узнать, не желает ли он ей что-нибудь передать?

Вэллон спросил:

— Он был удивлен?

— Нисколько, он реагировал так, словно это было бы самым обычным делом. Он спросил, где и когда я хочу встретиться с ним, и я назначил ему свидание через полчаса в маленьком клубе на площади Сент-Джеймс. Когда он входил, я детально рассмотрел его. Вы, конечно, знаете его лучше чем я, но мне он совсем не понравился: на вид он не умен, безволен и к тому же слишком любит выпивку. Возможно, что он хороший оперативный работник в вашей конторе, но несомненно не годится для серьезной и ответственной работы.

— Вы совершенно правы, — сказал Вэллон, — продолжайте.

— Я полагаю, что так как я явился от лица миссис Джейл, то он проявит некоторую нервозность. Однако он был абсолютно спокоен. И чтобы он там ни затевал, он абсолютно уверен в себе..

— Видимо он считает, что ему нечего опасаться, — сказал Вэллон, — и что он сумеет выйти сухим из воды при всех обстоятельствах.

— Да, так думаю и я, — сказал Трэнт. — Я спросил его, что он будет пить, и он сказал “виски”. Я угостил его двумя двойными порциями особо крепкого сорта, но он этого даже и не заметил. После этого он спросил меня, зачем я хотел его видеть. Я сделал удивленное лицо и ответил, что ему безусловно известно, каких сведений ждет от него миссис Джейл. Он сказал “да” и спросил, что она предполагает предпринять в дальнейшем? Я не знал, что ответить и поэтому уточнил, надеется ли он справиться со своими делом. Между прочим, я назвал себя мистером Харпером из Бебскомба. Хиппер сказал: “Послушайте, Харпер, я старался вести себя как джентльмен и хотел исполнить свой долг, как подобает мужчине. Когда вы позвонили мне сегодня, я подумал, что она приняла какое-то решение, о чем и хотела сообщить мне. Вместо этого вы спрашиваете меня, что я собираюсь предпринять, как будто бы дело зависит от меня”. Я минуту помолчал, а затем сделал новую попытку: “Послушайте, Хеппер, если вникнуть поглубже, то ведь дело действительно зависит от вас”.

7
{"b":"5901","o":1}