ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что же он ответил на это? — спросил Вэллон.

— Он сказал: “Полагаю, что вы правы” — и самодовольно ухмыльнулся. “Я действительно управляю событиями так, как мне вздумается. Я могу сделать то или это, а могу и не делать”, и он поглядел на меня как кошка, проглотившая канарейку. Я предложил ему еще стаканчик, но он отказался.

— Как? Хиппер отказался от бесплатной выпивки?! — удивился Вэллон.

— Он боялся, что опьянеет и проболтается. А между тем, чем бы он там ни занимался, он очень уж уверен в себе и никого не боится.

— Это означает, что шантажом он не занимается? — спросил Вэллон.

Трэнт пожал плечами:

— Мистер Вэллон, есть ведь разные виды шантажа. Например, можно придти к человеку и, угрожая ему, заставить заплатить какую-то сумму денег. А можно ведь написать письмо, в котором попросить о небольшой беседе: в ходе беседы можно предупредить человека о том, что ему кто-то или что-то угрожает. После этого человек уходит, даже не прося никакого вознаграждения. Однако, если заинтересованное лицо хочет заставить вас забыть о тех сведениях, которыми вы располагаете, оно само предложит вам вознаграждение. Вы ведь не можете назвать это шантажом, сэр?

Вэллон кивнул.

— Благодарю вас, Трэнт. Вы хорошо справились с заданием, и мы, может быть, выясним что-нибудь, хотя и сами не знаем, что ищем. Бывали ли вы в Девоншире, Трэнт?

— Да, сэр, и мне там очень нравится.

— Когда вы устроитесь, позвоните мне в отель “Континенталь” и сообщите свой адрес и номер телефона.

— Хорошо, мистер Вэллон, я с удовольствием поеду туда. Мне нравится тамошний воздух.

— Однако вполне возможно, что он вам перестанет нравиться прежде, чем мы закончим свое дело.

Вынув бумажник, Вэллон достал из него восемь ассигнаций по пять фунтов и сказал:

— Вместе со вчерашними это составляет пятьдесят фунтов в счет ваших будущих расходов. До скорого свидания.

Вэллон допил свой стакан и вышел из бара. Когда он пришел в контору, Мэрвин сказал:

— Звонила миссис Шенно, она хочет поговорить с вами и просила позвонить.

— Соедините меня по прямому проводу, я не хочу, чтобы в конторе знали о нашей беседе.

Марвин набрал номер, передал трубку Вэллону, а сам вышел из комнаты. Она сказала:

— Хэлло, Джонни, как вы себя чувствуете сегодня?

— Отлично, а вы?

— Не очень плохо. Немного горюю по Джо. Сегодня утром я звонила в предприятие, которое хотело купить у нас контору. Они немного удивились, но я объяснила им, что вовсе не раздумала продавать, а просто прошу небольшой отсрочки, так как мы хотим закончить несколько наших частных дел.

— Ну и что?

После паузы она спросила:

— Сколько времени это будет продолжаться? Как долго вы будете возиться с этим делом, Джонни?

— Как я могу знать?

— Не знаю, для чего вам вообще нужно затевать все это дело? Его врач дал соответствующее свидетельство о смерти. С точки зрения закона, все в полном порядке, и в субботу состоятся похороны. Если же вы начнете дело, понадобится переосвидетельствовать тело, это доставит всем массу хлопот и неприятностей. А между тем, чтобы вы не предпринимали, его уже ничто не вернет к жизни.

— Это вы мне уже говорили. Но я вовсе и не хочу вернуть его сюда. Может быть ему теперь даже лучше, чем было на земле. Все, чего я добиваюсь, это схватить человека, который убил его. Это резонно, не так ли?

— Да, так, — сказала она. — Но также резонно и то, что я хочу знать, сколько времени это продлится. Я хочу уехать в Южную Америку.

— А я хочу поехать еще в другие места. Если вы хотите уехать — уезжайте. Если нет — то будьте терпеливы.

— А если я не желаю быть терпеливой?

— А мне какое дело? — ответил Вэллон. Ее голос стал очень резким:

— Джонни, почему вы считаете себя вправе разговаривать со мной в таком тоне? Вэллон ответил:

— Я не понимаю, что это за истерика из-за Южной Америки.

— Не будьте таким глупым. Я ведь чувствую себя очень одинокой после смерти Джо. Это-то вы можете понять? — Он не ответил. — Быть может вы зайдете вечерком выпить со мной стаканчик?

— Никак не могу. У меня срочное дело.

— Ваша новая возлюбленная? — И он услышал ее смех.

— Нет, не она.

— О, Джонни, неужели она опять удрала от вас? Он сделал гримасу:

— Можете верить или нет — но это действительно так. Теперь повесьте трубку и можете начать громко смеяться.

— Вы хотите сказать, что между нами все кончено?

— Вот именно, — сказал Вэллон.

— Хорошо, мой дорогой. Живите впредь своими воспоминаниями и будьте прокляты.

Он услышал, как она швырнула трубку на аппарат, позвал Мэрвина и сказал ему:

— Я уезжаю, если я буду нужен вам, звоните в Пейнтон в отель “Континенталь”. Но никому не давайте ни моего адреса, ни телефона. Понятно? Кроме того, найдите такую работу для Хиппера, чтобы он все время оставался здесь и был все время занят.

— И это понятно.

Вэллон поехал домой, уложил свои вещи в два чемодана, отнес их в машину, сел за руль и ровно в восемь часов был уже в отеле “Континенталь” в Пейнтоне.

Зайдя в свой номер, он приказал принести бутылку виски и содовую. Одновременно официант передал ему записку, в которой был указан адрес и телефон мистера Харпера в Бебскомбе. Вэллон вызвал его к телефону и сказал:

— Я прошу вас обойти все кабачки и бары в окрестностях Лендикорта в Мэрлодоне и собрать все сплетни, которые касаются мисс Джейл и ее бракоразводного процесса. Если что-нибудь узнаете, позвоните мне.

Лежа на кровати, Вэллон курил и потягивал виски. Одновременно он размышлял о том, что найти убийцу Джо Шенно чрезвычайно трудно. Пожалуй, не легче, чем найти иголку в стоге сена. Пожалуй, даже еще труднее, потому что в этом стоге сено как-то особенно свалялось и спуталось.

Он начал вспоминать документы по делу о бракоразводном процессе миссис Джейл, которые просмотрел в конторе. Дело было совершенно банальное. Миссис Квирида Джейл подала в суд просьбу развести ее с мужем, так как муж изменял ей. Соответчицей по делу была мисс Эванжелина Роберта Триккет. Ее имя понравилось Вэллону, и он подумал, что может быть стоило бы познакомиться с этой молодой особой и использовать ее в интересах дела.

Мистер Джейл не собирался защищаться и поэтому дело должно было быть просто и быстро разрешено. Однако оно оказалось самым последним в списке расматриваемых в судебном заседании дел, а почему, этого никто не знал.

В агентство Шенно миссис Джейл обратилась с просьбой установить факт измены ее мужа. Хиппер, которому поручили это дело, выследил мистера Джейла и мисс Трикст и предоставил весь материал по делу адвокатам миссис Джейл. На этом собственно и заканчивалось вмешательство конторы Шенно в личную жизнь супругов Джейл. Одного лишь Хиппера могли вызвать для дачи показаний в суде. Исходя из всех этих данных трудно было бы предположить, что Хиппер мог бы шантажировать миссис Джейл. И лишь в одном единственном случае он мог помешать ей получить развод. В случае, если миссис Джейл сама изменяла мужу, суд отказал бы ей в разводе из-за измены мужа. Конечно, если бы Хиппер узнал что-нибудь о миссис Джейл (Вэллон усмехнулся про себя), то он несомненно мог бы заставить ее заплатить за свое молчание.

Но Квирида Джейл была женщиной с характером и вместо того, чтобы дать Хипперу деньги, она могла обратиться в полицию с жалобой на попытку шантажа. В таком случае Хиппер был бы осужден, а королевский прокурор не мог бы отказать в иске, ссылаясь на показания шантажиста.

Нет, тут было что-то другое. Трэнт утверждал, что Хиппер был абсолютно уверен в своей безнаказанности. Он располагал такими данными, которые позволяли ему угрожать, в то же время, не подвергая себя ни малейшему риску.

Вэллон понял, что не располагает абсолютно никакими фактическими данными, а потому должен пытаться вести игру с завязанными глазами.

Он встал с кровати и прошел в ванную, принял душ и переоделся. Вспомнил о Мадлен и вновь почувствовал боль в желудке.

8
{"b":"5901","o":1}