ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каким-то странным образом мысли о Мадлен перепутались с мыслями о Джо Шенно и он решил, что если разыщет убийцу, то найдет и Мадлен. Он сам объяснял себе эти странные мысли тем, что если бы он в день смерти Шенно случайно не нашел бы Мадлен и пришел бы на работу, Шенно мог бы быть жив и поныне.

Вэллон вышел из отеля, сел в машину и проехал в Мэрлодон. Через четверть часа он разыскал дом миссис Джейл — Лендикорт, проехал через железные ворота к дому и позвонил у входной двери.

— Мое имя Вэллон, я бы хотел увидеть мисс Джейл, если она дома, — сказал он горничной.

Через минуту горничная вернулась и попросила его войти. Миссис Джейл стояла перед камином, одетая в великолепное черное бархатное платье с открытой шеей. Шею украшали жемчуга, а в ушах сверкали бриллиантовые клипсы. Вэллон окинул ее одобрительным взглядом, начиная с прекрасной прически до кончиков туфель на четырехдюймовых каблуках.

— Джонни, вы наверное хотите выпить?

— Благодарю вас, вы не удивлены моим появлением?

А я никогда ничему не удивляюсь. Все напитки вы найдете в буфете.

,"'Он налил себе виски с содовой и спросил:

— А вам налить?

— Нет, спасибо, я бы хотела одну из ваших сигарет. Он передал ей сигарету и почувствовал запах ее духов. Это был “Черный нарцисс”, духи, запах которых ему нравился.

— Итак, вы приехали ко мне, Джонни, но даже не хотите меня поцеловать.

— Как же это возможно, когда вы курите.

Она сейчас же вынула сигарету изо рта, и он поцеловал ее в губы. Она улыбнулась.

— У меня уж очень вялый любовник. Он сказал:

— Даже я иногда бываю удивлен. Прежде всего я боялся, что вы будете недовольны моим приездом, что вы совсем не желаете меня видеть.

— Вы боялись что не встретите такой сердечный прием?

Но почему же?

— Меня всегда учили, что не следует приходить слишком быстро после первого свидания. А, кроме того, женщины иногда вообще предпочитают забывать о некоторых инцидентах в своей жизни.

— Итак, вы считаете себя инцидентом, Джонни? Иначе говоря, вы полагаете, что в моей жизни часто бывают подобные инциденты. Нет, я не такая. Быть может с вами я поступила несколько опрометчиво, но я была рада этой опрометчивости, хотя она и была довольно опасной.

— Но почему опасной? — спросил Вэллон.

— По двум причинам. Во-первых, потому, что я ровно ничего не знаю о вас, кроме того, что вы исключительно привлекательны и что меня потянуло к вам с такой силой, какой я еще никогда не испытывала. Вот она первая причина.

— Ну, а вторая? — спросил Вэллон.

— Вот и она. Я подала в суд, желая развестись со своим мужем. Не знаю, слыхали ли вы когда-нибудь о человеке, которого называют королевским прокурором. Предположим, что “инцидент”, как вы его называете, каким-нибудь образом станет известным этому джентльмену. И тогда он не даст разрешения на развод.

Вэллон подумал, что был прав, когда полагал, что Хиппер располагает какими-то другими материалами, а не теми, о которых она сейчас сказала.

— Я напала на счастливый случай и использовала его, Джонни.

— Вы хотите сказать, что думаете, что любите меня?

— Нет, этого я не думаю. Но вы — исключительно привлекательный и у вас есть решительно все, что может нравиться в мужчине.

— Благодарю вас. Значит у вас не могло быть каких-либо других причин для “инцидента”?

— У меня не было тогда вообще никаких мыслей в голове. Внезапный порыв — и ничего больше.

— Но после вы о чем-то начали размышлять? О чем?

— Пейте свое виски, Джонни. Мне что-то не хочется говорить об этом. Скажите мне, почему вы приехали сюда. У вас отпуск или вы действительно хотели повидаться со мной?

— Да, я хотел видеть вас.

— Означает ли это, что вы мною немного интересуетесь?

— Я очень интересуюсь вами. Считаю вас очень интригующей женщиной, но у меня была и еще одна цель.

— Какая, Джонни?

— Я хотел вас спросить о человеке по фамилии Хиппер. Знаете ли вы Хиппера?

— Но почему, Джонни?

— Когда мы с вами гуляли на ярмарке, я встретил там Хиппера. Мы полагали, что он находится в Сомерсете, а в Пейнтон он приехал несомненно для того, чтобы увидеться с вами. Вы знаете, Хиппер — скверный человек. Он слабый, глупый и продажный. И такой человек как Хиппер не приехал бы в Пейнтон, если бы у него не было к вам серьезного дела. Расскажите мне все о Хиппере.

— Почему я должна рассказывать вам об этом человеке?

— Я не отвечаю на вопросы, я задаю их. Будьте хорошей девочкой и расскажите мне то, о чем я вас прошу. Она серьезно взглянула на Вэллона и сказала:

— Неужели я ошиблась в вас? Я подумала о вас “вот, наконец, настоящий мужчина”, и для меня будет ужасно, если придется изменить свое мнение.

— Пожалуйста, меняйте, мне это безразлично, — сказал Вэллон.

— Не правда, Джонни, вам не безразлично, что я о вас думаю.

— Ну, хорошо, оставайтесь оптимисткой. Но почему вы не хотите мне сказать ничего о Хиппере? Я ведь могу оказаться полезным для вас.

— Что вы думаете об этом человеке, Джонни? Вы полагаете, что он шантажист, шантажирует меня?

— Это вполне возможно, и если он этим вообще не занимается, то лишь из трусости. Если же он будет уверен в своей безопасности, он несомненно способен на любую подлость.

— Ну, а если я скажу вам, что этот человек хочет мне помочь?

Вэллон ухмыльнулся.

— Они часто поступают именно так и тогда получают деньги не как шантажисты, а как люди оказавшие помощь и услугу. Прав ли я?

— Будьте прокляты, Джонни, у вас какой-то талант выставлять все в дурном свете.

— Вы поверили всему, что наговорил вам Хиппер, и в благодарность уплатили ему. Сколько?

— Дайте мне стаканчик виски и сигарету, Джонни. Затем она заговорила:

— Послушайте, Джонни, я удивляюсь, почему я не выкинула вас за дверь. Вы ведь просто нахал. Приходите ко мне и расспрашиваете о моих личных делах, о которых вам бы и знать не следовало. Приезжаете ко мне и задаете свои вопросы, как будто имеете на это право. За кого вы принимаете меня, Джонни?

— Мне это и самому еще не совсем ясно, но я непременно выясню это. Гораздо лучше для вас будет, если вы расскажете мне то, о чем я вас прошу. И, если вы будете говорить, я, возможно, тоже кое-что расскажу вам. А если вы не будете, я могу стать и грубым, учтите это.

— И что же вы можете мне сделать, Джонни?

— Я что-нибудь придумаю, будьте спокойны. Наступила пауза, во время которой Вэллон подумал, что у миссис Джейл очень хорошие нервы и что ее не так-то просто заставить сказать то, чего она говорить не хочет.

— Я предлагаю вам следующее: поедем в отель и выпьем в баре бакарди. Быть может после коктейля мы станем относиться друг к другу дружелюбнее и сумеем мирно побеседовать.

— Хорошо. Я полагаю, что вы надеетесь меня напоить и заставить проболтаться.

— Вы расскажете мне все, если даже будете пить одну чистую воду.

Она подошла к нему, взяла рукой за подбородок и поцеловала в губы.

— Джонни, я думаю — вы очаровательны. Подождите, пока я накину манто и поедем пить бакарди.

Без четверти одиннадцать бармен начал убирать бутылки на полки. Вэллон сказал ему:

— Два двойных бакарди.

Приготовляя коктейль, бармен думал о том, что еще никогда не встречал таких крепких людей как Вэллон и мисс Джейл. В течение двух часов они непрерывно пили, и это никак не отразилось на них. У бармена была язва желудка, и он не любил алкоголь, а точнее сказать любил, но не мог пить.

Вэллон сказал:

— Через десять минут они закроют бар.

— Но вы ведь постоялец, Джонни. Мы всегда можем выпить стаканчик в вашей комнате.

— Правильно, но похоже на то, что я истрачу кучу денег и ничего не получу взамен.

— Пустяки, Джонни. Не заказать ли мне пару стаканов, пока они еще не закрыли бар?

— А почему бы и нет? Я люблю бакарди. Если выпить достаточно, то тебя уже ничего не интересует и не волнует. Она слегка пожала плечами:

9
{"b":"5901","o":1}