ЛитМир - Электронная Библиотека
***

Каллаган сидел в удобном кожаном кресле и курил, когда появился инспектор Грингалл.

Джорджу Генри Грингаллу было сорок три года. Он носил небольшие усы щеточкой, был самым молодым инспектором по уголовным делам Скотланд-Ярда и подобно большинству его коллег был умнее, чем выглядел. Держался он спокойно и сдержанно.

— Рад вас видеть, Грингалл, — сказал Каллаган. — Года два мы не виделись, не так ли? Садитесь, сигареты на столе.

Грингалл наклонился вперед и сложил руки перед собой.

— Вы в состоянии помочь мне, Каллаган, — сказал он, — Утром я разговаривал с миссис Ривертон — мачехой молодого Ривертона. Она сказала, что вы вели для них расследование. Я думаю, вы можете ответить на пару вопросов.

Каллаган поднял брови.

— Вам ничего подобного не нужно, Грингалл, — сказал он, — и вы знаете это. Дело ясно как день. Грингалл удивленно уставился на него.

— Откуда вы знаете? — спросил он. — В газетах не было ничего, кроме факта смерти Джейка Рафано и ранения Ривертона. Я думаю, он тоже умрет, — прибавил он мрачно.

— Подумайте сами. Я получил инструкции от старого Ривертона через «Селби, Рокса и Уайта», его адвокатов, найти, кто высасывает деньги из молодого Ривертона. Мы звали его Простаком и , поверьте мне, он им был. Кто-то давал ему наркотики и полностью подчинил своему влиянию.

Он помолчал и закурил новую сигарету. Покашлял и задумался.

— Решайте сами, — продолжал он, — Я выяснил только то, что Джейк Рафано был заинтересован в Уилфриде Ривертоне. И этот же Рафано организовал это дело с яхтой. Видимо, у него есть кое-что в голове, хотя техника, которой он пользовался здесь, целиком американская… Вы слышали о нем?

Грингалл пожал плечами.

— Мы располагаем всякими слухами, — ответил он, — но не особенно верим слухам. Нам никогда не жаловались на него.

— Держу пари, что жалобщики до вас не дошли, — сказал Каллаган. — Это только случайное совпадение, что Простак пожаловался. Но он пожаловался не тому, кому нужно. Это было то же самое, как если бы он пожаловался на Рафано самому Рафано.

— Что вы имеете в виду?

Каллаган выпустил кольцо дыма. На его лице появилось преувеличенно искреннее выражение.

— Я объясню вам ход моих мыслей, Грингалл. Если я обращусь к Селби, Роксу и Уайту или к старому Ривертону и расскажу им все свои соображения, они могут сделать одно из двух. Они могут предоставить мне вести дело, как я считаю нужным, — или они могут обратиться в Скотланд-Ярд. Я не советовал миссис Ривертон обращаться к вам. Я сказал ей, что это может оказаться неприятным и для молодого Ривертона. Ведь покупка наркотиков — это тоже преступление.

Грингалл кивнул.

— Вы правы, — сказал он. — Миссис Ривертон рассказала мне об этом. И как же вы решили действовать, Каллаган?

— Моя идея заключалась в следующем, — ответил Каллаган. — Я позволил Рафано узнать, что я подозреваю его. Я имел с ним разговор в Парлор-клубе в пятницу вечером и намекнул ему, вернее, предупредил, что если он не станет вести себя лучше, то самое меньшее, что его ждет, это высылка в Штаты в сопровождении агентов Скотланд-Ярда, а я случайно узнал, что этот Джейк Рафано не очень популярен в Штатах и ребята имеют что-то против него.

Он замолчал и закашлялся.

— Видимо это сработало, — продолжал Каллаган. — Молодой Ривертон на следующую ночь подкараулил меня и послал к черту… Он был напичкан кокаином и едва сознавал, что делает… После этого я понял, что попал в цель. Джейк Рафано предупредил Простака, чтобы тот вел себя потише и избегал скандалов.

Грингалл кивнул.

— Это был хороший план, — сказал он, — Только из него ничего не вышло.

— Я знаю, — сказал Каллаган. — А что, Ривертон может говорить? Грингалл покачал головой.

— Он без сознания. Они поместили его в больницу в Баллингтоне. Он может очнуться, но может и умереть, не приходя в сознание. Я бы хотел узнать, зачем он явился на яхту. Он должен был понимать, что с Рафано ему не справиться.

— Ну, в том состоянии, в котором он находился, он мог не волноваться, — сказал Каллаган. — Я полагаю, он узнал, что Джейк Рафано собирается смыться. Может быть до него дошло, что из него вытянули восемьдесят тысяч. Ему это не понравилось, и он пошел к Джейку Рафано, вооружившись пистолетом. В свою очередь, его угрозы не понравились Рафано, и тот тоже схватился за пистолет. Но Простаку повезло больше.

— Это был превосходный выстрел, — сказал Грин-галл, — Он с двенадцати ярдов поразил сердце Рафано. Гость встал.

— Спасибо за помощь, Каллаган. — Он взял шляпу.

— Я полагаю, это называется убийством, — сказал Каллаган. Грингалл кивнул и добавил с мрачной улыбкой:

— Убийством без любви…

Опираясь руками на ручки глубокого кресла, Каллаган тяжело встал.

— Это могло быть самозащитой, Грингалл, — сказал он. — Если Простак пришел поговорить с Джейком Рафано, считая, что тот мог убить его, я думаю, любое жюри заявит, что это была самозащита. Откуда вы знаете, что Рафано не стрелял первым? Может быть, Ривертон выстрелил после того, как был ранен?

— Но пока об этом рано говорить. До свидания, Каллаган, — сказал Грингалл, выходя из конторы.

Он вышел из конторы. Каллаган стоял у камина и смотрел на кучу газет, разбросанных у его ног.

***

Каллаган сидел в темном кабинете и смотрел на огонь. Чертовски странно устроена жизнь, думал он. Она зависит буквально от каждого пустяка. Если бы он сделал так, как настаивала в пятницу Торла Ривертон, он бы позвонил ей. Он бы не поехал к ней в отель и не увидел ее пальто из оцелота. Если бы Джимми Уилпинс не страдал бессонницей и спокойно проспал субботнюю ночь, он не видел бы женщины в пальто из оцелота. Дьявольски странно, что Джимми взглянул в окно именно в тот момент, когда на пристани была Торла Ривертон, а не он сам, Слим Каллаган.

Каллаган, который никогда не делал необоснованных заключений, понимал, что там могла быть не Торла Ривертон, а какая-нибудь другая женщина. То, что это была миссис Ривертон, — просто обычная случайность, не больше.

Он встал, включил свет, принес из комнаты Эффи телефонный справочник, разыскал номер С.Д.Селби и позвонил ему. Селби, один из адвокатов Ривертонов, оказался на месте.

— Это очень плохое дело, мистер Селби, — сказал Каллаган. — И, наверное, хорошо, что полковник Ривертон умер, не узнав об этом. Я полагаю, вы были в больнице, когда это случилось.

Селби ответил, что не был там. Он завтра собирается поехать туда. Каллаган еще несколько минут поболтал с ним о пустяках и повесил трубку.

Потом он разыскал телефон больницы, набрал номер и попросил старшую сестру.

— Здравствуйте, — сказал он мрачным голосом. — Я мистер Селби из юридической конторы «Селби, Роке и Уайт». Полковник Ривертон был моим клиентом. Я очень опечален известием о его смерти и могу только надеяться, что его смерть была легкой. В любом случае он должен был радоваться, что миссис Ривертон была с ним.

— Нет, мистер Селби, — ответила женщина. — Это очень печально, но она не могла быть здесь раньше половины первого. Когда я позвонила ей в одиннадцать часов, чтобы сообщить, что врачи считают, что полковник не доживет до утра, она уже покинула Мэнор-Хауз. Мне сказали, что она выехала к нам в больницу. Потом у нее сломалась машина, и она задержалась по дороге. Она прибыла сюда в половине первого, а полковник умер без четверти двенадцать. Такое несчастье.

Вешая трубку, Каллаган улыбался сатанинской улыбкой. Все совпадало. Значит, женщина, которую видел Джимми Уилпинс, была Торла Ривертон…

Он принес из комнаты Эффи карту шоссейных дорог и принялся внимательно изучать ее. Она выехала из Мэнор-Хауз и направилась в Фаллтон, собираясь на «Сан Педро». Она не знала, что старик совсем плох. Она собиралась вернуться с яхты к себе домой обратно. Машину она оставила где-то возле пристани…

11
{"b":"5902","o":1}