ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия греха
Смерть Ахиллеса
Мадам будет в красном
В объятиях лунного света
Сила воли. Как развить и укрепить
Место, названное зимой
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Украшение китайской бабушки

— Вы все время отвлекаете меня, — сказал Каллаган. Он опустил штору и вернулся к камину.

— Я слишком сильно заинтересовался вами. Когда я расследую дела, я предпочитаю воздержаться от мыслей о женщине, о том, как она ходит, как говорит, что она из себя представляет…

Она лукаво улыбнулась и сказала:

— В самом деле, мистер Каллаган? Для вас это опасно? Возможно ли, что великий детектив, единственный и неповторимый мистер Каллаган сломал себе шею на подобных поворотах?

Она хрипло засмеялась.

— Мне очень не нравится, когда вы ведете себя подобным образом, когда вы говорите таким странным голосом, словно потеряли свои лучшие качества. Не будьте дурочкой. Я ожидал увидеть вас обеспокоенной, несчастной, усталой и, возможно, жалкой, но такой, как сейчас, вам быть не идет.., вы в состоянии быть гораздо лучше.

Краска залила ее лицо, шею и плечи. Каллаган усмехнулся. Его взгляд упал на ее сумочку, которая лежала на стуле.

Внезапно он подскочил к стулу и схватил сумочку. Ее владелица рванулась за ней, но тут же, пожав плечами, опустилась на место и уставилась в огонь.

Сыщик открыл сумку и нашел то, что искал. Под всякой мелочью, платком, флаконом духов, деньгами, ключами, пудреницей он нашел это… Маленькая стеклянная капсула с японскими иероглифами.

— Морфий, — хрипло сказал он, — Я понял, когда вы не смогли выпить виски. Ты проклятая дура! А я-то думал, что у тебя есть мужество!

Он швырнул капсулу в камин.

Она опустила голову на руки и отчаянно зарыдала. Каллаган прошел в спальню и набрал номер.

— Мэмпи? Это Каллаган. Помнишь то антинаркотическое средство, каломелатропин, которое ты давал мне в прошлом году для этого Рокселя?.. Да. О'кей. Пришли мне пару. Да. Сейчас. Передай их Уилки, пусть он их держит у себя, пока я не позвоню ему. Нет… Сильную дозу не нужно, обычной хватит. Спасибо… Спокойной ночи!

Он вернулся в гостиную. Она все еще сидела, обхватив голову руками.

— Хорошо, продолжим, — сказал он. Завтра я найду юриста. Мы расскажем ему о Простаке и обсудим, что можно сделать. Вы вернетесь в Мэнор-Хауз и будете себя вести, как подобает миссис Ривертон. Я не спрашиваю вас, что вы делали сегодня и где были, потому что мне достаточно моих собственных предположений… Сейчас вы поедете домой и останетесь там. Я свяжусь с вами. И помалкивайте… Ни с кем не разговаривайте… Ясно?

Она кивнула.

— У вас чертовски плохое положение, — продолжал он. — Если Грингалл услышит хоть какой-то намек, он сумеет взглянуть на это дело по-другому, и, ей-Богу, у него будут все основания думать, что вы тоже замешаны в нем.

— Основания… — прошептала она совсем тихо.

— Да. Основания. Мотив — это слово больше нравится полиции. Каллаган встал и начал ходить по комнате.

— Вы сейчас вернетесь в отель, — продолжал он, — Сперва вам надо привести в порядок лицо. И кое-что вы примете. Я вам это дам. Это антинаркотические таблетки. Одну вы примете перед сном, другую — завтра утром. У вас прояснится голова, и вам станет легче дышать. Но вам надо совсем бросить это дело и стать самой собой.

Он прошел в ванную и вернулся с одеколоном, полотенцем и кремом.

— Займитесь своим лицом, — сказал он. — У вас ужасный вид.

Он вышел из квартиры и вызвал лифтера. Уилки поднялся с маленькой коробочкой.

Каллаган взял ее и снова вернулся к себе.

Миссис Ривертон стояла у каминного зеркала и приводила в порядок лицо. Он наблюдал за ней. Закончив, она повернулась к сыщику.

— Я не знаю, что вам сказать. Он усмехнулся.

— Вам незачем что-либо говорить, — сказал он, — Вы захватили чековую книжку? Она кивнула. Он протянул ей ручку.

— Вы выпишите чек на меня или на предъявителя на пять тысяч фунтов. Она замерла.

— Так это все-таки шантаж? — голос ее звучал резко. Он продолжал улыбаться.

— Считайте как хотите, мадам, — сказал он. — Вы выпишите чек на пять тысяч фунтов…а если я захочу что-нибудь еще, я вам скажу…

— Что вы имеете в виду? — медленно произнесла она. — Что-то другое…

— Я дам вам знать, — сказал Каллаган.

Она подошла к столу. Раскрыла чековую книжку. Оформив чек, протянула ему. Он осмотрел чек и положил в карман. Потом снял трубку телефона.

— Уилки, вызови машину и подними сюда лифт. Каллаган закурил сигарету и остановился перед камином, наблюдая за гостьей. Она уставилась в пол. Потом он услышал, что лифт остановился на его этаже.

— Доброй ночи, мадам, — сказал Каллаган. — В любой момент, когда мне потребуется от вас что-либо, я дам вам знать. Не забудьте принять перед сном первую, таблетку.

Миссис Ривертон молча вышла. Он услышал шум спускающегося лифта.

Каллаган прошел в спальню и приложился к бутылке виски. Вернувшись из спальни, взял одеколон и стал с остервенением втирать в волосы.

Потом он начал неистово ругаться вслух.

ПОНЕДЕЛЬНИК

8. Прекрасная работа

Поднялся сильный ветер, он свистел и шумел за окнами конторы Каллагана. Было пять часов пополудни.

Эффи Томпсон принесла чашку чая, третью по счету с четырех часов. Поставив чашку на стол перед Каллаганом, она как будто собралась сказать что-то важное, потом взглянула на Каллагана и, передумав, вышла из кабинета.

Зазвонил телефон. Это звонил из Фаллтона Келлс. Каллаган представил себе, как Келлс стоит в единственной будке на маленькой улице, надвинув на глаза шляпу, и курит.

— Эй, Слим, — сказал Келлс. — У тебя пока все в порядке? Мы встретимся, как договорились?

Каллаган сказал, что все в порядке, и подтвердил, что он придет в десять часов и встретится с Келлсом возле дерева, неподалеку от этой телефонной будки. Он спросил, как дела в Феллтоне.

— Ничего, — ответил Келлс. — Все спокойно. Полиция на яхте закончила работу и ушла, — он помолчал. — Тут еще этот старикашка заупрямился. Джимми Уилпинс, который видел эту женщину. Потрясти его?

— Нет, — ответил Каллаган. — оставь его в покое. Меня он не интересует. Кто-нибудь болтается поблизости от Грин-Плейс, ты проверял?

— Никого, — ответил Келлс. — Я был там час назад. Тихо, как в могиле, да и погода отвратительная. Ну, а как вообще дела, Слим?

— Бывают лучше, бывают хуже. Пока хорошо, Монти. Оставайся там. Я буду в десять часов. Хочу кое о чем поговорить с тобой, затем мы осмотрим Грин-Плейс. Привет.

— Привет.

Каллаган положил трубку. Дверь кабинета открылась, и появилась Эффи Томпсон.

— Мистер Гагель хочет видеть вас, — сказала она. Каллаган кивнул. В кабинет быстро вошел его старый знакомый адвокат. Он выглядел немного усталым, но улыбался. Гость уселся в кресло, на которое ему указал любезно хозяин.

— Мистер Каллаган, — сказал он, — вы хотите, чтобы я защищал Ривертона?

— Я вообще не хочу, чтобы вы его защищали, Гагель, — ответил сыщик. — Если вы получили такие показания, как я хотел, ваша работа сделана…

Он откинулся на спинку стула и усмехнулся. Гагель пожал плечами.

— Это смертный приговор, — сказал он. — Смягчающих обстоятельств нет. Если кто-либо будет работать с этими показаниями, то тут же наденет на него петлю. Если бы вы работали на стороне обвинения, я мог бы понять вас.

Каллаган помолчал немного и спросил:

— Он признался, что стрелял в Джейка Рафано?

— Он признался во всем, что вы ожидали от него, — сказал Гагель. — Он сказал, что отправился на яхту, чтобы разделаться с Рафано, что Рафано был чертовски раздражен и что он, Уилфрид Ривертон, потерял выдержку, выхватил пистолет и увидел, что Джейк Рафано достал свой пистолет из стола. Ривертон говорит, что он тут же выстрелил и мгновенно почувствовал ответный выстрел. Он признался, что первым вытащил пистолет. Таким образом, Ривертон действовал не защищаясь, — Гагель пожал плечами. — Дьявольское показание, — закончил он.

— Что из этого сказал он и что решили вы? — спросил Каллаган.

— Практически все сказал он, — ответил Гагель. — Он говорил медленно, и я успевал записывать за ним, выбирая то, что мне нужно. Я не изменил материал, только усилил его. Конечно, вам известно, что я мог изменить его показания — сделать так, чтобы он предстал в лучшем виде, если бы я задавал нужные вопросы. Вопросы, которые я мог бы задать.

16
{"b":"5902","o":1}