ЛитМир - Электронная Библиотека

Каллаган посмотрел на Гагеля.

— Например? — спросил он.

— Например?.. Ну, почему он так неожиданно отправился на яхту и как попал туда, откуда, например, он узнал, что Джейк Рафано был на «Сан Педро», кто еще был на яхте, кроме Рафано…

— И вы не задавали ему этих вопросов? — спокойно спросил Каллаган.

— Я спросил его, приехал ли он на яхту по собственной воле, а если нет, то кто был с ним, — ответил Га-гель. — Он послал меня к черту.

— Молодец парень, — сказал Каллаган, — вот это рыцарский поступок!.. Ладно, — продолжал он. — Спасибо, Гагель. Я думаю, вы закончили работу.

Перед уходом адвокат положил на стол Каллагана конверт.

***

Шел мелкий дождь, когда Каллаган остановил свой «Ягуар» среди деревьев в двадцати ярдах от телефонной будки на окраине Фаллтона. Он вышел из машины, посмотрел на часы, поднял воротник пальто и закурил сигарету.

Было семнадцать минут одиннадцатого. Он прошел по мокрой траве к телефонной будке. Кругом ни души. Каллаган начал беспокоиться. Обычно Келлс не опаздывал.

Он прислонился к будке и подумал о показании молодого Ривертона, которое лежало в его нагрудном кармане. Он слегка улыбнулся. Он терпеливо ждал до половины одиннадцатого. Дождь прекратился, из-за туч выглянула луна. Тогда он вернулся к машине, достал из-под сиденья фонарь и отправился искать Грин-Плейс, местонахождение которого знал только по описаниям Келлса.

Было четверть двенадцатого, когда он нашел Грин-Плейс. Одна половина железных ворот была открыта и Каллаган направился по дорожке, усыпанной гравием, к дому. Снова начался дождь.

При скудном лунном свете Каллаган увидел перед собой дом. Это был запущенный дом в грегорианском стиле, парк зарос деревьями.

Света в доме не было. Тяжелая входная дверь под большим портиком с колоннами была заперта.

Он обошел дом и нашел открытое окно, которое, по его мнению, мог использовать Келлс, чтобы проникнуть в помещение.

Каллаган залез в окно и зажег фонарь. Он находился в небольшой комнате, которую, очевидно, использовали как кладовую. Затем вышел в коридор и направился в переднюю часть дома.

Там находились комнаты, прекрасные комнаты с высокими потолками. Они были хорошо обставлены, и чувствовалось, что в этом доме недавно были люди.

В комнате справа от входа в холл находился современный бар. На полках стояло много бутылок, и некоторые из них были полные. Каллаган подошел к бару, взял бутылку канадского бурбона и сделал пару глотков. Потом вернулся в холл и тихо свистнул. Ничего не случилось. Минуту или две он размышлял, затем начал медленно подниматься по широкой лестнице. Он поднялся на самый верхний этаж здания и обошел все комнаты, внимательно разглядывая все углы при свете фонаря.

Двадцать минут спустя Каллаган снова был в холле. Его удивляло отсутствие Келлса. Он мог придумать только одну причину. Очевидно, кто-то заподозрил Келлса, и тот решил смыться из этого района, чтобы Каллаган мог сам обыскивать Грин-Плейс, не вызывая ничьих подозрений. Очевидно, эта мысль ему пришла в голову совсем недавно, потому что, если бы это случилось раньше, до выезда Каллагана из Лондона, Келлс, безусловно, позвонил бы ему.

Каллаган прошел по коридору в сторону задней части дома и направился в комнаты для слуг. Он прошел через кухни, кладовые, чуланы. В последней комнате, которую, очевидно, использовали для всякого хлама, он увидел приоткрытую дверь, подошел к ней и открыл ее. Луч фонаря осветил каменные ступени. Перил не было. Несколькими ярдами ниже, у самого основания лестницы ,луч фонаря осветил Келлса. Келлс лежал на спине, подложив под себя правую руку. Его тело было как-то странно изогнуто. Левая рука лежала в лужице крови, которая залила пыльный пол.

Каллаган спустился вниз и склонился над Келлсом. Тот был мертв. Достав из кармана перчатки и надев их, он расстегнул жилет Келлса. На груди было кровавое пятно. Он расстегнул рубашку и увидел, что пуля попала прямо в сердце.

Каллаган со вздохом застегнул на Келлсе рубашку и жилет, снял перчатки и сунул в карман. Потом присел на ступеньку лестницы и закурил. Пока он курил, его глаза не отрывались от Келлса.

Затем он встал и обошел погреб. Там было несколько бочек и дюжина пустых тарных ящиков. Он вернулся к трупу Келлса и, перевернув его, он увидел, что в правой руке канадца что-то есть. Каллаган разжал пальцы, которые еще не успели окоченеть. Это были скомканные мужские плавки. Каллаган сунул плавки в правый карман своего пальто и снова сел на ступеньки, продолжая курить.

Очевидно, кто-то застал Келлса в подвале. Кто-то спускался в подвал, Келлс отступал. Плавки он держал в руке. Каллаган подумал, что этот кто-то неожиданно зажег свет. Каллаган видел на стене выключатель возле лестницы. Келлс спрятал руку с плавками за спиной. Каллаган отчетливо представил себе эту сцену. Неизвестный стоит на лестнице, а Келлс внизу с плавками за спиной.

Этот неизвестный выхватил пистолет и убил Келлса. Вот и все.

Каллаган вернулся в комнату возле холла.

Он открыл бар и снова выпил канадского бурбона. Потом он достал плавки и разложил их перед собой.

Это были обычные коричневые плавки с желтым поясом. Сыщик повернул их, чтобы разглядеть фабричную марку. Метки не было или ее спороли. Но там было что-то другое. На внутренней стороне плавок был прикреплен клеенчатый кисет, какие обычно используют моряки.

Он внимательно рассмотрел кисет при свете фонаря. Внутри были табачные крошки.

Каллаган сунул плавки в карман и снова выпил. Потом, скорее по привычке, чем по какой-либо причине, протер бутылку платком и поставил на место. Он вышел из комнаты и направился к кладовой в конце дома.

Вылез из окна и остался стоять, прислонившись к стене, глядя на лужайку и внимательно прислушиваясь. Но не было слышно ничего, кроме шороха дождя в сухих листьях.

Каллаган прошелся вокруг дома, направляясь к выходу. Голова его была низко опущена, руки глубоко засунуты в карманы.

Он уселся в машину и направился в Лондон.

***

Каллаган приехал на Даун-стрит в четверть третьего. До дома Дарки он дошел пешком. Дарки встретил в голубой пижаме. Пижамные брюки были явно ему коротки.

— Ну и стучишь же ты! — сказал Дарки… — Я думал, пожар или еще что. В чем дело, начальник?

Но взглянув в лицо Каллагана, он осекся. Они молча вошли в маленькую гостиную.

Дарки достал из шкафа бутылку «Джони Уокера» и два стакана, разлил виски. Каллаган закурил сигарету и швырнул на стол пакет.

— Послушай, Дарки, — сказал он, — и не ошибись ни в чем. Это насчет дела Ривертона. Дарки кивнул.

— Я слушаю.

— В среду утром, — продолжал Каллаган, — адвокат по имени Валентин Гагель позвонит этой Азельде Диксон. Она живет в доме 17, Корт Мэншонс, на Слоун-стрит. Он скажет ей, что у него есть к ней дело, что он хочет, чтобы она выступила по делу о разводе в качестве соответчицы и она может на этом заработать. Каллаган взял стакан и отхлебнул виски.

— Я устроил так, что Менинуэй выступит ее мужем. Гагель договорится с Азельдой, что она встретится с Менинуэем в «Серебряном баре» около половины одиннадцатого в среду. Она пойдет туда хотя бы потому, что ей заплатят сотню. Ты понял?

— Понял, — ответил Дарки.

— Пока она будет с Менинуэем, — а он очень постарается, чтобы задержать ее подольше, — я хочу, чтобы на это же время убрали ночного портье в ее доме. Это твоя работа. Завтра ты пойдешь туда и разыщешь его. Узнай, есть ли у него семья или девушка. Наблюдай за домом весь вечер в среду, и как только увидишь, что Азельда Диксон отправилась на свидание с Менинуэем, сделай так, чтобы портье не оказалось на месте. Позвони и скажи, что его девушка попала под машину или что-нибудь в этом роде… Я предоставляю это тебе. Понял?

— Да. Сделаю. Что-нибудь плохое случилось, Слим? Ты сам на себя не похож. Что с тобой?

17
{"b":"5902","o":1}