ЛитМир - Электронная Библиотека

— Послушай, Азельда, хватит ерепениться. Когда-нибудь все кончается. Боюсь, что сейчас настал тот день. И ты это знаешь.

Он снял шляпу и расстегнул пальто. Она замерла, прислонившись к стене, удивленно глядя на него. Она боялась Каллагана и чувствовала это в глубине души.

— Я надеюсь, тебе понравился визит к моему другу Дарки, — сказал Каллаган. — Это я устроил твой вчерашний разговор с Менинуэйем в «Серебряном баре» с единственной целью.., так, вроде развлечения. Пока он трепался там с тобой, я обыскал твою квартиру — это было нелегко, Азельда, — но все-таки нашел, что искал. Я нашел записку, которую ты отпечатала для Простака в прошлую субботу и еще «Эсмеральду» в земле под цветком. Ну, этого хватит?

Азельда Диксон тяжело дышала. Каллаган видел, как под шелковым кимоно высоко вздымалась ее грудь.

— Пройдем-ка в твою прекрасную гостиную, — сказал Каллаган. — Может быть, у тебя найдется что выпить. Я хочу поговорить с тобой, Азельда и дать тебе небольшой дружеский совет…

В его голосе звучала неподдельная доброта.

— Ты в плохом положении, но ты можешь его немного исправить.

— Я не стану с тобой разговаривать, — медленно сказала Азельда. — Я ничего не боюсь.

— Черта с два. Ты всего боишься и знаешь это лучше меня… Самое плохое в делах с вами, женщинами, то, что вы ведете себя, как дети. Вы эгоистки. Вы никогда не смотрите в лицо фактам. Вы пытаетесь спрятаться от них. Ты не хочешь сама себе признаться, что то, что ты принимала за любовь, тоже пришло к концу.

Азельда засмеялась. Но смех ее звучал невесело.

— Ты не понимаешь, что для тебя все кончено, — продолжал Каллаган. — Когда красивый парень появился возле тебя, а тебе сказали, что у него есть деньги, ты согласилась помочь их вытянуть у него. Ты не поняла, что он любит тебя. Ты глупа и не знаешь, что такое перекрестный допрос. Из тебя вытрясут все и даже душу, все, о чем ты даже думать боишься. Эх ты, Азельда.

— Я не боюсь тебя, — слабо сказала Азельда. — Я ничего не боюсь.

Каллаган достал портсигар и выбрал сигарету. Его глаза не отрывались от лица Азельды.

— Да? — усмехнулся он. — Ладно, я думаю, это все. Голос его звучал очень мирно и дружелюбно.

— Прости, что я пришел сюда так поздно. Но я сказал Дарки, чтобы он отпустил тебя в двенадцать часов, так чтобы я успел повидаться с тобой. Завтра я буду занят. Надо повидаться с Джиллом Чарльстоном и Хуанитой, а то они в субботу уезжают.

— Что? — голос Азельды звучал хрипло. Каллаган с изумлением посмотрел на нее.

— Разве ты не знаешь, что Джилл и Хуанита улетают в субботу в Париж?.. Они собираются там пожениться. Я купил Хуаните брошь с бриллиантами.

— Боже мой! — сказала Азельда. — Ты лжец! Я не верю тебе, трепло!

— Это твое дело, Азельда. Ты считаешь, что в состоянии удержать такого мужчину, как он?.. Я сказал тебе чистую правду. Они улетают в субботу. Он держит это в секрете, но мне рассказала Хуанита. Она сказала потому, что надеялась вызвать во мне чувство ревности… Но я не дурак, чтобы связываться с ней.

— Я думала, она втюрилась в тебя. Я думала…

— Это именно то, что он хотел заставить тебя думать, — мягко сказал Каллаган. — Он просто тебя использовал.

Он улыбнулся.

— Так как же насчет выпивки, Азельда?.. И насчет спокойной беседы?

Он достал из кармана записку, которую напечатал у Братца Генни.

— Вспомни Келлса, — сказал он. — Это был мой парень. Помнишь нашу ссору в «Желтой лампе»? Она кивнула. Она не могла говорить.

— Келлс был в Фаллтоне, — продолжал Каллаган. — Он был в Грин-Плейс, этом доме Рафано, и так же, как Рафано, кто-то застрелил и его… Шутка заключается в том, что, когда Келлс был убит, он держал в руке плавки. Он был умным человеком и, падая, успел сунуть руку с плавками под себя.

Он помолчал немного.

— Я думаю, ты можешь догадаться, кто это сделал. Фактически я даже напечатал от твоего имени письмо Грингаллу в Скотланд-Ярд. Ты там пишешь, что знаешь о смерти Келлса и о, том, кто его убил. Я пошлю это письмо Грингаллу завтра утром.

Он раздавил сигарету о металлический кончик зонта.

— Ты многое можешь облегчить себе, Азельда, — сказал он. — Тебя обманули, и ты это знаешь. Я не блефую. Я говорю тебе, что Хуанита и Джилл Чарльстон собираются пожениться в Париже в субботу.., смотри!

Он достал из кармана коробку с бриллиантовой брошью.

— Это мой подарок Хуаните, — сказал он. — Прекрасная вещица, не так ли? Азельда повернулась лицом к стене и зарыдала. Каллаган закурил новую сигарету и тоже прислонился к стене, наблюдая за Азельдой. Вскоре она снова повернулась к нему. Глаза у нее были сухие и красные. Она была похожа на дьявола.

— Хорошо, я все скажу, — проговорила она. Каллаган с облегчением вздохнул. Азельда повела его в гостиную.

— Я оставил немного бренди в бутылке возле твоей постели, — сказал он. — Я думаю, тебе надо выпить. Она неуверенно направилась в спальню.

— Вымой стаканы, Азельда, — крикнул ей Каллаган. — Я ненавижу пить бренди с привкусом губной помады.

ПЯТНИЦА

13. Разговор между друзьями

Было без четверти одиннадцать, когда Каллаган прибыл в Саутинг. Он сбросил скорость и остановил машину в пятидесяти ярдах от железных ворот, ведущих в Мэнор-Хауз.

Оглядевшись, он выбрал место, где можно было хорошо спрятать машину.

Каллаган вышел из машины и, скрываясь за деревьями, неторопливо прошел к воротам.

Дул сильный ветер. Небо затянуло тучами, изредка выглядывала луна.

Каллаган дошел до железных ворот и увидел, что они открыты. Он быстро прошел ворота, миновал сторожку и осторожно направился к дому. Дорога к дому была длинной, но Каллаган не спешил. Неподалеку от дома он увидел два красных фонаря, это горели стоп-сигналы на машине Джилла Чарльстона. Каллаган облегченно вздохнул.

Он открыл дверцу, сел на пассажирское место и тщательно обшарил все возможное, но не нашел ничего.

Только обычные предметы лежали в багажнике: щетка, дорожная карта, жестянка с краской — в общем, то, что есть у всех водителей, но редко используется.

Каллаган передвинулся на место водителя, достал из нагрудного кармана «Эсмеральду», найденную у Азельды, сунул пистолет на самое дно багажного отделения и завалил его хламом, затем вышел из машины.

Он встал в тени деревьев между дорогой и домом, закурил сигарету, скрывая ее в рукаве. Он стоял и курил, а время шло…

Примерно полчаса спустя послышался шум.

Сыщик повернулся в сторону входа в Мэнор-Хауз и увидел, что дверь открыта и в освещенном прямоугольнике стоят две фигуры. Потом дверь закрылась.

Когда звук шагов по гравию стал приближаться, Каллаган шагнул к машине Чарльстона. Он встал за машиной и подождал, пока тот не усядется за руль, потом подошел к открытому окну.

— Хэлло, приятель… — весело сказал Каллаган. Чарльстон щелкнул тумблером и зажег свет. Повернув голову к окну, он увидел направленный на него ствол «Люгера».

— А, Слим! — облегченно сказал он. — Что за идея? Практикуешься в грабеже на большой дороге?

— Разверни машину и поезжай к выходу, — сказал Каллаган. — За воротами остановишься. Свет не выключай. Только не пытайся шутить, иначе я всажу в тебя пулю. Ясно?

— Ясно, — кивнул Чарльстон.

Он начал разворачивать машину. Сыщик двигался рядом с окном. Когда Чарльстон проехал немного, Каллаган сказал:

— Останови машину и выходи. Сядь на подножку так, чтобы сзади на тебя падал свет. Чарльстон повиновался.

— Что это значит? — спросил он. — Ты что, рехнулся?

— Пока нет, — отозвался Каллаган. — Только, ради Бога, не пытайся выкидывать фокусов. Я давно все знаю. Это твой конец.

Чарльстон усмехнулся.

— Можно мне закурить? — спросил он.

— Почему же нет? — отозвался Каллаган. Свободной рукой он достал из кармана две сигареты и зажигалку. Одну он протянул Чарльстону, другую сунул себе в рот, чиркнул зажигалкой, дал прикурить Чарльстону, прикурил сам.

26
{"b":"5902","o":1}