ЛитМир - Электронная Библиотека

— Завтра можем встретиться, — сказал Грингалл. — Я хочу выразить вам благодарность и предложить виски и соду. Все это конечно, неофициально. Официально я должен вас строго предупредить о неверном способе получения доказательств. Но мне кажется, что я уже делал это раз или два.

— Согласен, — рассмеялся Каллаган. — Только я уверен, что мы еще с вами столкнемся в деле, Грингалл. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи и неофициально большое спасибо.

— Не за что, мой дорогой Ватсон. Он повесил трубку и, вернувшись в машину, поехал в Саутинг. Приближаясь к Грин-Плейс, он начал улыбаться, представляя себе довольного Чарльстона, спешащего в Лондон в надежде уехать. Он перестал смеяться, представив тюремный двор… Эшафот… Палача. Грин-Плейс остался позади. Он помахал рукой.

14. Вы будете удивлены

Каллаган сбросил скорость до тридцати миль в час, нащупал сигарету и закурил.

Машина мягко катилась по дороге… Он с удовольствием прислушивался к ровному гулу мотора. Подобная жизнь нравилась ему: все шло спокойно, пока не подвернулось дело Ривертона, а потом жизнь вспыхнула, как фейерверк.

Но неделя была отличная… Он вспомнил день за днем и, наконец, вспомнил маленькую неприятность с Хуанитой. Маленькая неприятность! Он сокрушенно улыбнулся, представив себе, что скажет Хуанита при их следующей встрече… Тот факт, что он помешал ей выйти замуж за убийцу, ничего не значил для Хуаниты. Она будет во всем обвинять Каллагана. Он вздохнул, представив себе волнующую сцену в ближайшем будущем.

Его фары осветили ворота Мэнор-Хауз. Каллаган направил машину в ворота. Он снизил скорость, увидев фары машины, идущей ему навстречу. В тридцати ярдах от нее он нажал на клаксон и резко остановился.

Каллаган вышел к встречной машине. В ней сидела Торла Ривертон. Она была с непокрытой головой, в меховом манто. Ее руки в перчатках нетерпеливо постукивали по рулю.

— Добрый вечер, мисс Ривертон, — сказал Каллаган с улыбкой. — Собираетесь куда-нибудь?.. Вам надо бы надеть что-нибудь, иначе вы промокнете, как цыпленок.

Она прямо кипела от негодования.

— Мистер Каллаган, я полагаю, вы получили мое письмо. Вы должны понять все, что я писала. Вы избавите себя от неприятностей. Если немедленно оставите меня в покое. Я тороплюсь.

Сыщик выплюнул сигарету и закурил новую.

— Ну и беспокойный народ пошел, — сказал он. — Все куда-то торопятся… Никто не дает себе времени подумать. Вы ведь не любите думать, миссис Ривертон?

— Я советую вам уехать, мистер Каллаган, — холодно ответила она. — В любом случае вы можете все, что вам угодно, сообщить мистеру Селби в его кабинете, если он захочет выслушать вас!

— Нет, мадам, — сказал Каллаган. — Я не хочу видеть мистера Селби. Я хочу по душам поговорить с вами. Мистера Селби я могу увидеть в любой момент, когда захочу. Но вы — другое дело. Однажды я вам уже сказал, что когда вы сердитесь, вы становитесь прекрасной. Я не пожалею времени, чтобы видеть вас разгневанной.

— Предупреждаю вас, мистер Каллаган. Будет гораздо лучше, если вы уедете. Уберите с дороги вашу машину!

— А если я не уеду?

— Если вы немедленно не уедете, я вернусь к дому, вызову шофера, и он вас вышвырнет.

— Боже мой, — улыбнулся Каллаган. — Все выглядит так, как будто эта ночь не для меня. Но скажу вам, мадам, что не следует так спешить. Если вы выслушаете меня в течение еще пяти минут, я могу спасти вас от поездки в Баллингтон, куда вы собираетесь. Вы, как милосердный ангел, хотите сказать этому молодому ослу, вашему пасынку, что все в порядке, что вы нашли живого свидетеля, который видел, что Уилфрид Ривертон стрелял из самозащиты. Не стоит.

Она включила газ, и машина, дав задний ход, медленно поехала к дому. Каллаган шел рядом.

— И есть другая вещь, из-за которой я хотел видеть вас, — продолжал он. — Я хотел вас увидеть из-за письма, которое вы мне прислали. Вам не кажется, что это очень недоброе письмо для преданного вам детектива?

Она остановила машину.

— Если вам не понравилось мое письмо, можете порицать только себя. Только из-за ваших проволочек случилось это ужасное дело на «Сан Педро».

— Глупости, мадам, — перебил ее Каллаган. — Вся беда в том, что вы не можете и не умеете смотреть фактам в лицо. Вы порхаете. Вы одна из тех женщин, которые не любят частных детективов. Вы всем недовольны. Беда еще и в том, что вы иногда бываете просто глупы и не хотите в этом сознаться.

Она ничего не ответила. Машина снова начала пятиться к дому.

— Ну, вот, — сказал Каллаган, — еще пара минут, и все будет в порядке. Я буду говорить быстро. А то меня скоро, кажется, выкинут отсюда.

Он кивнул в сторону дома.

— Я полагаю, мистер Селби там?

— Да, — огрызнулась она, — Я сейчас вернусь к нему и скажу все, что я думаю о детективе, которого он мне рекомендовал.

— Бедный мистер Селби! Это огорчит его, не так ли? Надо же, какая неудача. Подумать только: у вас есть адвокат, который рекомендовал вам вшивого детектива, который в свою очередь рекомендовал вам вшивого юриста Гагеля… Каково, а?

Перед домом машина остановилась.

— Уезжайте, мистер Каллаган, — сказала она, дрожа от ярости. — Это ваш последний шанс.

Она сидела за рулем и смотрела перед собой. Упали крупные капли дождя. Каллаган посмотрел на небо.

— М-да, — сказал он и пожал плечами. — Не думаю, что хочу теперь сказать вам многое, — цинично заметил он. — Зачем? Я одно могу вам сказать, что если бы полковник был жив, он не поблагодарил бы вас за вашу глупую сделку с мошенником Джиллом Чарльстоном и за двадцать тысяч фунтов, которые вы ему дали. И все только для того, чтобы попасть в дурацкое положение!

Миссис Ривертон увидела, что он смеется над ней, и ударила его по лицу рукой в перчатке. Со странным удовольствием она заметила, что пряжка от перчатки поцарапала его щеку, по которой побежали струйки крови.

— Если бы я могла сказать, какое я чувствую к вам отвращение! — сказала она.

— Это прекрасно, — с невозмутимой улыбкой заметил он. — Я уже говорил вам раньше, что сказал один мудрец о любви и ненависти… Ладно, продолжайте ненавидеть, потом это станет любовью.

Она опустила голову на руки.

— Спокойной ночи, мадам, — мягко сказал Каллаган, — вам лучше не ходить под дождем. Вам надо позаботиться о прическе, теперь это единственная забота, которая осталась у вас. Идите спать, а завтра снова проснетесь прекрасной миссис Торлой Ривертон.., гордостью графства, женщиной с умом.

Селби вышел из главного входа Мэнор-Хауз и, увидев Каллагана, воскликнул:

— Боже мой!.. Каллаган, как вы это сделали? Ведь это же удивительно!

Он подошел к машине. Миссис Ривертон посмотрела на Селби.

— Из Скотланд-Ярда звонил Грингалл, — пояснил Селби. — Они арестовали Чарльстона, человека, который убил Джейка Рафано. Уилфрид невиновен. Чарльстон во всем сознался, Грингалл говорит, что мы должны поблагодарить мистера Каллагана, который…

— Держите ее, — сказал Каллаган. Он успел подхватить падающую Торлу Ривертон, которая едва вышла из машины.

— Слишком много волнений. Ну, ничего, все будет хорошо.

***

Каллаган стоял перед камином в гостиной, курил сигарету и попивал виски. Селби курил сигару и стоял рядом.

— Другого пути не было, — рассказывал Каллаган. — Все сходилось к Чарльстону. Если бы я раньше проверил его, то все и кончилось бы раньше.

Селби кивнул.

— До убийства Келлса я еще не был полностью уверен, — продолжал Каллаган. — Не было явной связи с Чарльстоном. Был один человек, связанный с этим делом. Азельда Диксон. Я выработал план, чтобы раскусить ее. Обнаруженный пистолет и холостые патроны были только удачей. Я всегда думал, что найду что-нибудь. Я нашел письмо. Я знал, что Азельда вовлекла молодого Ривертона в эти дела. Я знал, что она не сделала бы этого только из-за денег. Деньги были у нее самой, она получала их от мужа, обещая дать развод. И я нанял Гагеля, чтобы получить признание Уилфрида Ривертона. Я хорошо знал, что Гагель сдерет тысячу за эту работу. Потом я попросил у миссис Ривертон пять тысяч. Я действительно не знал, сколько денег может мне понадобиться.

29
{"b":"5902","o":1}