ЛитМир - Электронная Библиотека

Получив показания молодого Ривертона, я почувствовал себя легче. Я показал их Хуаните, потому, что знал, что она расскажет об этом Джиллу Чарльстону. Я понимал, что узнав об этом, он почувствует себя в безопасности и начнет вытягивать из миссис Ривертон двадцать тысяч. Ну, вот и все.

— Вы молодец, Каллаган, — сказал Селби. Каллаган пожал плечами.

— Возможно, — сказал он. — Но я молодец потому, что занимаюсь своим делом. Теперь я пошел.

— А вы не хотите подождать? — спросил Селби. — Скоро приедет миссис Ривертон. Каллаган усмехнулся.

— Нет, спасибо. Мы уже сказали друг другу все, что хотели сказать. Кстати…

Он полез в боковой карман и протянул Селби конверт с двадцатью тысячами.

— Можете отдать это ей, когда увидитесь.

— Боже мой! Когда же вы успели забрать деньги?

— Я ждал его возле этого дома, — ответил Каллаган. — Я сделал вид, что продался за эти деньги и отпустил его, а сам позвонил Грингаллу. — Он усмехнулся. — Я думаю, что утром в понедельник пришлю вам отчет.

Селби встал. Они оба засмеялись.

— Спокойной ночи, Каллаган, — сказал Селби. — Если хотите, Джейк может отвезти вас.

— Я доеду сам. Спокойной ночи, Селби. Он был у двери, когда Селби сказал:

— Семья Ривертонов должна поставить вам за это дело памятник.

— К черту! Я бы предпочел не связываться больше никогда с миссис Ривертон. Дверь за ним закрылась.

***

Было три часа, когда Каллаган остановил «Ягуар» у своего дома. В стеклянной будке сидел Уилки.

— Проснись, солдат! — сказал Каллаган. — У тебя есть сигареты?

Уилки встал, достал из кармана пачку сигарет и протянул Каллагану.

Тот взял одну.

— Никто не звонил?.. Вроде Хуаниты?

— Звонила четыре раза за последний час, мистер Каллаган. Сказала, что еще увидится с вами.

— Как она разговаривала, Уилки?

— Ну, я не совсем могу объяснить. Думаю, немного была зла… Как будто у нее на уме что-то есть. Рявкала здорово… Говорила как-то…

— Это называется «зловеще», Уилки, — сказал Каллаган, слабо улыбаясь.

Он поднялся в контору и зашел в свой кабинет. «Люгер» положил в ящик стола и достал виски. Выпил виски и вспомнил, как они с Келлсом пили и изучали бумаги Азельды Диксон. Каллаган почувствовал себя усталым. Он встал, запер ящики и контору и поднялся в свою квартиру.

В спальне он разделся и прошел в гостиную, подбросил немного угля в камин, включил проигрыватель.

В спальне зазвонил телефон. Это был Уилки.

— Эта леди внизу, сэр, — сказал он.

Каллаган выругался. Если Хуанита хочет поплакаться, черт с ней. Все равно этого не избежать!

— Тащите ее сюда, Уилки.

Он прошел в холл, открыл дверь и вернулся в гостиную к камину.

Каллаган услышал стук дверцы лифта. Потом открылась дверь. Сыщик принял серьезное выражение.

Эта была Торла Ривертон.

Она остановилась у двери. На ней было черное платье из ангоры и пальто из оцелота.

— Гм, — пробормотал Каллаган, — как это мило.., или наоборот? Миссис Ривертон вошла в комнату.

— Я решила извиниться перед вами, — сказала она. — Плохо иметь дело с людьми вроде меня. Мы вращаемся в тесном кругу. Когда мы встречаем чужих людей, не из своего круга, мы даже не пытаемся понять их. Мы не понимаем и не принимаем их, а они порой гораздо лучше нас, а их мизинцы лучше наших красивых фигур…

— Что-то звучит слишком сложно для меня, — сказал Каллаган, — Вы не присядете? Она сняла пальто и села в большое кресло.

— Это запоздалая попытка извиниться. Я все узнала от мистера Селби, когда вы уехали. Я поняла, как глубоко ошиблась. Я была бы гораздо умнее, если бы поговорила с вами, прежде чем приходить к своим идиотским заключениям. Одно я поняла особенно хорошо…

— Что именно?

— Когда вы мне сказали, что получили указания от полковника Ривертона и продолжаете их выполнять, мне надо было понять, что такой глупой женщине, как я, нечего соваться не в свое дело. Теперь я понимаю…

Каллаган улыбнулся.

— "Детективное агентство Каллаган", по словам Грингалла, имеет девиз…

— Какой? — спросила она.

Торла улыбнулась, и Каллаган подумал, что у нее очаровательные глаза.

— "Мы боремся до конца, а потом пусть кашу расхлебывают черти", — сказал Каллаган. — Это не очень хороший девиз… — Он улыбнулся, — Но ничего не поделаешь.

— Так вы тоже читаете Шекспира, мистер Каллаган? — спросила она, — Я заметила, что вы часто цитируете его.

— Да? Не знаю. А вы не хотите выпить после долгого и… — он усмехнулся и закончил, имитируя ее голос, — и ненужного путешествия?

— Какой, должно быть, дурой я вам кажусь, — усмехнулась она, — Да, я хочу и выпить, и сигарету, пожалуйста.

Он приготовил ей выпить и дал сигарету.

— Так вы говорите, что я цитирую что-то? — спросил он, — Это любопытно.

— Что-то насчет ненависти, которая сродни любви, — мягко сказала миссис Ривертон. Зазвонил телефон.

— Простите, — извинился Каллаган. Он прошел в спальню и закрыл за собой дверь. Эта была Хуанита.

— 1ы грязный, вшивый… — начала она. — Ты связал меня с убийцей, и все из-за того, чтобы добиться своего… О, как я вцеплюсь в тебя!

— Послушай, Хуанита… Послушай же! Ты же сама не хотела выходить за Чарльстона, и ты это знаешь. А ведь все вещи останутся у тебя, и брошка, которую я тебе подарил. Ну, успокойся, милая. На следующей неделе пообедаем. В какой день ты хочешь?

— В четверг, — сказала она. — Только без обмана.

— Отлично, в четверг, Хуанита. Я тебе все объясню.

— Ты лучше веди себя хорошо, — уже мягко закончила Хуанита. — Спокойной ночи…

Каллаган положил трубку, вздохнул и вернулся в гостиную.

— Так на чем мы остановились? — спросил он. Торла сдержанно посмотрела на него.

— Мы остановились на цитатах… На одной из них.., о любви и ненависти.

— Ах да, — сказал Каллаган. — У меня есть теория — Он замолчал и поднес ко рту стакан. — Хотите ее услышать? Или вас это утомит?

— Нисколько, мистер Каллаган. Мистер Селби, тот самый, мизинец которого вы сравнивали с моей фигурой, говорит, что вы необычайно интересный человек. Я буду рада услышать вашу теорию…

Каллаган посмотрел на гостью. Ее глаза блестели. Он собрался заговорить, но тут опять зазвонил телефон. Каллаган извинился и направился в спальню.

Это был Уилки.

— В чем дело сейчас?

— Простите, мистер Каллаган, — сказал Уилки, — я звоню, чтобы сказать вам, что я ухожу.

— Хорошо, Уилки. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, мистер Каллаган, — ответил Уилки. — Вы чего-нибудь хотите?

Каллаган посмотрел через приоткрытую дверь в гостиную и увидел изящно покачивающуюся ножку.

— Нет, спасибо, Уилки, — спокойно сказал Каллаган. — Думаю, я получу все, что хочу. Он положил трубку и вернулся в гостиную.

30
{"b":"5902","o":1}