ЛитМир - Электронная Библиотека

Она также рассудительна. Присматривает за деньгами Ривертона.

Каллаган снова задумался о деле и о Джейке Рафано. Его удивляло, что Джейк снизошел до разговора с ним в Парлор-клубе. Каллаган понимал, что если Джейк проанализирует их разговор, то поймет, что у Каллагана есть уязвимое место. Ему станет ясно, что у Каллагана нет ничего, кроме подозрений, ни единого факта, только подозрения, что Джейк освободил Простака от восьмидесяти тысяч фунтов и предоставил ему женщин и выпивку.

Но, может быть, ему удалось запугать Джейка, тогда все будет по-другому. Если Джейк испугается и выйдет из игры, тогда Каллаган доведет свою линию до конца.

Дьявольски забавно быть детективом, подумал Каллаган, дела всегда поворачиваются не так, как хотелось бы. Не бывает, чтобы дело было ясно с самого начала. Те, кто пишет детективные романы, всегда знают, чем занимается их герой. Они учитывают их характеры и в соответствии с этим заставляют героев действовать. Но в жизни так не бывает. Люди никогда не делают того, что вы ожидаете от них. Что-то поворачивается в другую сторону, они боятся, устают, пытаются грубить, они нервничают, когда попадают в опасные ситуации, когда на дороге встречаются опасные повороты, и делают повороты слишком быстро или слишком медленно.

Каллаган швырнул в водосток сигарету и, закурив новую, свернул на Беркли-сквер.

К нему приближался молодой человек в вечернем костюме. Он был без шляпы, и его длинные волосы были взъерошены, одна прядь свисала на лоб. Лицо покраснело. Когда он проходил мимо фонаря, Каллаган разглядел, что глаза у него блестят, как у пьяного.

— Как поживаете, мистер Ривертон? — спросил Каллаган любезно.

Простак, покачнувшись, ухватился рукой за железную ограду.

— Послушайте, проклятый умник мистер Каллаган, — хмуро сказал он, — Разве вам не ясно, что вы мне надоели? Занимайтесь своим проклятым делом и не суйте свой длинный нос в мои дела, иначе…

— Иначе ничего, — спокойно сказал Каллаган, закуривая сигарету.

— Так чем они вас пичкают? — спросил он. — Кокаин?.. Держу пари, что через пару недель вы превратитесь в настоящего наркомана.

Выпустив дым через нос, сыщик продолжал:

— Почему вы не возвращаетесь домой и не ложитесь спать. Простак? Вам кто-нибудь говорил об отце? Он очень болен. Но, я полагаю, вас это не очень волнует… И ваша мачеха беспокоится за вас. Парень оторвался от ограды и подошел к Каллагану.

— Я предупреждаю вас, — сказал он, — Я говорю вам… К черту… Занимайтесь своим делом, а моя умная мачеха вас не касается. Вы…

Он грубо выругался и поднял кулак.

На углу остановилось такси. Каллаган перехватил одной рукой Простака, а другой помахал шоферу.

Машина подъехала ближе, шофер открыл дверцу. Каллаган схватил парня в охапку и затолкал в автомобиль.

— Отвезите его, куда он захочет, — сказал Каллаган шоферу и дал ему банкноту.

Когда машина отъехала, Каллаган у фонаря и записал в маленькой изящной книжечке номер такси.

Потом он направился на Бонд-стрит.

3. Билет

Каллаган стоял на невысоком узком балкончике, который тянулся вдоль трех стен «Желтой лампы», и, наблюдая за танцующими, закурил сигарету, когда к нему подошел Перруччи.

— Вы слишком много курите, мистер Каллаган, — вдруг услышал он рядом голос Перруччи. — Вы, как видно, заядлый курильщик?

Каллаган кивнул.

— Когда-нибудь я брошу курить, — сказал он. — Как Хуанита?

— Она прекрасна, — сказал Перруччи. — У нее очень большой успех. Имеет несколько номеров. И она спрашивала о вас, мистер Каллаган.

Каллаган прошел по балкону и вышел в коридор. Подойдя к двери, он постучал.

— Войдите, — сказал кто-то, и Каллаган вошел в уборную. Хуанита, одетая для выступления, пудрила лицо.

Увидев вошедшего, она отложила пудреницу. Это была стройная, подвижная брюнетка с большими страстными глазами, которые могли многое обещать. У нее была великолепная фигура.

Хуанита, которую все считали испанкой, на самом деле родилась в Чикаго. Каллаган считал, что она не слишком умна, и особенно с мужчинами.

Ей нравился Каллаган. Он нравился ей потому, что обращал на нее мало внимания, и потому, что она не могла понять, что скрывается за его внешностью. Она привыкла вызывать восхищение у мужчин с первого взгляда, и ее интриговала холодность Каллагана.

Каллаган остановился у двери, глядя на Хуаниту. Сыщик думал о том, сможет ли он использовать Хуаниту в своих целях и не станет ли она слишком любопытной.

— Так ты, наконец, добрался и сюда, — сказала она, склонив голову набок, и серьезно посмотрела на него. — Почему ты прячешься?.. Почему я должна зря тратить время на тебя?

Каллаган улыбнулся. Она закурила сигарету и повернулась к нему, скрестив свои красивые, длинные ноги.

— Ты четыре раза назначал мне свидания на прошлой неделе, Шерлок, — продолжала она, — и каждый раз обманывал. Что это с тобой? Или я потеряла свою привлекательность?

— Дело, — ответил Каллаган. — У меня одно тяжелое дело… Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя отличная фигура, Хуанита? Я думаю, ты просто изумительна.

— Иди к черту! — сказала Хуанита. — Ты так интересуешься моей фигурой, что ни разу не обнял меня. Он сел.

— Я выступаю сегодня с новым номером, — продолжала она. — Мексиканский танец-соло. Скажешь потом, Слим, что ты о нем думаешь?

Он кивнул.

— Я для этого и пришел. Он лгал легко, как всегда.

— Я все время думал о тебе, Хуанита.

— О, да, — сказала она. — А я думала о вас, мистер Каллаган. Ты бы лучше решил, что собираешься делать со своим приятелем, пока не поздно.

Она смотрела на него искоса. Он улыбнулся.

— Ты имеешь в виду Чарльстона? — спросил он, — Ну, он очень хороший парень. Ты могла выбрать и похуже. Ты слишком красивая девочка для этой вшивой работы. У Чарльстона есть деньги. Почему бы тебе не заставить его жениться на себе?

Она посмотрела на него, широко раскрыв накрашенный рот. Потом поджала губы.

— Ну и ну! — сказала она. — Значит, мне дают отставку! И зачем только я тратила свое время и сексуальную привлекательность на этот айсберг?.. У тебя есть совесть? И еще одно.., ты забыл, что было между нами в прошлый вторник?.. Забыл?..

Каллаган цинично улыбнулся.

— Да, это было в прошлый вторник, — сказал он. — А сегодня пятница. Он закурил сигарету.

— Я серьезно говорю о Чарльстоне, Хуанита, — продолжал он. — Он очень любит тебя.

— Ну и что же, — сказала она. — Джилл хороший парень, но я никогда не думала о нем в этом плане. Пока, — она пристально посмотрела на Каллагана. — Впрочем, могу и подумать.

— Он хорош в вечернем костюме, и у него есть деньги. Всегда открывает перед женщинами дверь и уступает им место.

— Надо же, — сказала Хуанита. — Швейцар тоже открывает дверь, но что из этого? Мне нравится Джилл. Он приятный парень, и у него есть башли, но надолго ли? Знаю я этих игроков. Если у них сегодня есть деньги, это не значит, что они будут у них завтра… А я бы предпочла быть женой частного детектива… Видимо, мне это больше нравится.

Каллаган улыбнулся.

— Они хуже игроков, — сказал он. Она посмотрела на него.

— Что ты мне говоришь, — сказала она. — Я лучше знаю.

Она подошла к нему, обвила его шею руками и поцеловала в губы.

— Я не знаю, как это объяснить, но что-то в тебе есть. Теперь иди, а потом скажешь мне, как понравился тебе мой новый номер. Я выйду на сцену через несколько минут. Ты успеешь пока выпить. Приходи сюда потом, я хочу поговорить с тобой. Каллаган встал.

— Хорошо, — сказал он, — я вернусь.

Он возвратился на балкон. Джаз не играл. Среди посетителей сновали официанты. В противоположном конце зала Каллаган увидел то, что искал. Столик в углу занимал дородный мужчина. Возле него сидела хорошо одетая женщина с усталым лицом. В ней чувствовалось странное очарование. Каллаган медленно спустился с балкона и подошел к ним.

5
{"b":"5902","o":1}