ЛитМир - Электронная Библиотека

Каллаган сидел за столом и разглядывал билет. Он размышлял о фактах, которые были ему известны.

Его интересовало также недавнее поведение молодого Ривертона. Каллаган задумался о сцене на Берклисквер… Почему Простак так разозлился, когда узнал, что его делами интересуются? Он достал из письменного стола лист бумаги и написал номер такси, в котором он отправил Простака. Ниже, под номером, он приписал:

+++

"Дорогая Эффи!

Поручи Финдону прогуляться на Беркли-сквер. Пусть найдет такси и спросит у шофера, куда тот отвез вчера ночью молодого Ривертона, Если тот все помнит, пусть даст ему один фунт".

+++

Он подписал записку и сунул ее в правый ящик стола Эффи, которая обычно по утрам сразу заглядывала туда за инструкциями.

Потом он задумался об Азельде Диксон. Если она была одной из женщин Джейка Рафано, вполне возможно, что ей известно, что Келлс состоит в штате Каллагана. Более чем вероятно, что она поехала в предместье предупредить Рафано. Поэтому, подумал Каллаган, не было ничего невероятного в том, что Рафано держит яхту в Малиндоне. Возможно, именно потому, что яхта находилась в Малиндоне, Рафано и пронюхал все о Ривертонах.

Каллаган положил билет в ящик стола и закурил другую сигарету. Потом он снял трубку и попросил позвать Перруччи.

— Перруччи, — сказал он. — Это Каллаган. Я хочу поговорить с тобой лично. Через пять минут я буду у тебя.

***

Перруччи сидел за большим письменным столом и улыбался Каллагану.

— К вашим услугам, — сказал он. Каллаган посмотрел на сверкающий бриллиант в галстуке Перруччи.

— Я хочу сказать, что сожалею о небольшом вчерашнем инциденте, — сказал Каллаган. — Надеюсь, что не доставил вам особых неприятностей.

Перруччи пожал плечами.

— Я не люблю никаких неприятностей, мистер Каллаган, вы же знаете это, — сказал он. — Но вы хороший клиент… — он выразительно пожал плечами. — Все в порядке.

— Ну и прекрасно. А в действительности никаких неприятностей и не было, Перруччи. Это был мой оперативник — Монти Келлс, а женщину звали Азельда Диксон. Вы ведь знаете Азельду?

Перруччи непонимающе посмотрел на сыщика. 1 — Я ничего не знаю, — сказал он. — Вообще ничего. Каллаган усмехнулся.

— Только не надо лгать, Перруччи. — Он встал, подошел к столу и сверху вниз посмотрел на итальянца, — Дело в том, что вечером я встретил молодого Ривертона. Вы знаете это, потому что половине посетителей вашего заведения это известно.

Улыбка исчезла с лица Перруччи.

— Когда я разговаривал ночью с Простаком, — сказал Каллаган, — я первый раз внимательно рассмотрел его. Похоже, что парень был под действием наркотика. Вечером, когда я увидел Азельду, мне показалось, что она тоже нюхает кокаин. Я и подумал, не является ли Азельда той женщиной, которая держит молодого Ривертона на привязи. Может быть, вы это знаете?

— Я же сказал вам, мистер Каллаган, что я ничего не знаю, — ответил итальянец.

Каллаган не двигался. Он спокойно стоял у стола. Губы его раздвинулись в улыбке, но глаза не смеялись. Он не сводил их с лица Перруччи.

— Все это хорошо, Перруччи, — сказал он. — Возможно, вы действительно ничего не знаете, а возможно, вы что-нибудь и разузнаете, потому что я тоже кое-что знаю.

Он достал портсигар.

— В прошлом году, — спокойно продолжал он, — некие люди дали мне задание найти, куда девалась Лал-лен. Вы помните ее, Перруччи?.. Красивая молодая блондинка, которая приходила сюда с саксофонистом?.. Ну, мы нашли ее, но эта информация не слишком много дала тем, кто искал ее тогда. Лаллен уехала слишком далеко. Возможно, сейчас она уже в Буэнос-Айресе.

Он замолчал. На лбу Перруччи выступила пот.

— Интересная работа, — продолжал Каллаган. — Но самое интересное в ней то, что известен номер машины, на которой уезжала девушка в день исчезновения с побережья.

Он усмехнулся.

— Монти Келлс узнал этот номер и проследил за машиной. Это была большая зеленая машина… Одна из твоих, Перруччи.

Каллаган сунул в рот сигарету и прикурил.

— А теперь ты расскажешь об Азельде? — спросил он. Перруччи опустил голову, наверное, прошла минута, прежде чем он заговорил:

— Я немного знаю о ней, мистер Каллаган. Немного. Я думаю, она употребляет наркотики. Наверно, она встречается с некоторыми друзьями Джейка Рафано. Но больше я ничего не знаю.

— Подумай немного, Перруччи. Подумай, не вспомнишь ли ты еще что-нибудь о ней. Где она берет наркотики?

Перруччи не поднимал головы.

— В Сохо есть маленький ночной бар, — сказал он. — Голос его звучал очень тихо, но твердо. — Бар «Капер».

— Я знаю, — сказал Каллаган. — Кто сейчас держит это место?

— Они зовут его Братец Генни, — ответил Перруччи. Каллаган взял шляпу.

— Когда он закрывается? Перруччи встал.

— Там открыто до четырех утра, мистер Каллаган. Каллаган направился к двери.

— Мистер Каллаган… — окликнул его Перруччи. Сыщик остановился.

— Все в порядке, Перруччи, — сказал он. — Я забуду номер твоей зеленой машины. Доброй тебе ночи!

Каллаган вышел через коридор в зал «Желтой лампы». Сейчас он был пуст, только две или три пары устало сидели за столами. В холле сыщик увидел Чарльстона, направляющегося к раздевалке. Тот улыбнулся.

— Хэлло, Слим, — сказал он. — Ты быстро работаешь. Сегодня я ужинаю с Хуанитой. Она говорит, что ты испортил ей танец.

Каллаган усмехнулся.

— Случилась небольшая неприятность во время ее танца, — сказал он. — Не думаю, что ей это очень понравилось.

Он подошел к двери.

— Послушай, Джилл, поработай с Хуанитой. Я уверен, что она думает о тебе. Ей до смерти надоели эти выступления, и я думаю, она будет очень рада выйти замуж. А если ты найдешь себе другое занятие, то тогда, я думаю, она выйдет за тебя… До свидания, Джилл.

Он вышел на улицу. Поймав такси, велел шоферу ехать в Сохо.

Бар был одним из тех мест, которые переходят из рук в руки каждые три или четыре месяца. Когда полиция решала, что пора познакомиться с владельцем бара, всегда оказывалось, что его уже нет… Во всяком случае, новый владелец не виноват, что прежний уехал вчера вечером в Париж.

Бар располагался в цокольном этаже, а над ним шел узкий пролет лестницы. В конце пролета усталый молодой человек играл на пианино и рассуждал о днях, когда он не чувствовал себя таким старым.

Обычно люди толпились под лестницей. Время от времени сотрудники центрального управления уголовного розыска из Тоттенхэм Корт-роуд приходили сюда и разглядывали публику.

Каллаган знал, что здесь всегда было полно дыма, пахло горелым кофе и очень часто примешивался запах сигарет с марихуаной, которые стоили всего шесть пенсов и укорачивали жизнь на полчаса.

Заказав чашку кофе, Каллаган медленно выпил ее и закурил сигарету. Часы показывали половину третьего. Он неожиданно почувствовал себя очень усталым.

Он встал и спустился вниз. Остановившись внизу, он улыбнулся тому, что увидел. В другом конце комнаты, возле небольшой сцены с пианино, были три ступеньки лестницы, ведущей к двери. И по этим ступенькам спускалась Азельда Диксон.

— Хэлло, Азельда, — спокойно сказал Каллаган. Она посмотрела на него. Ее лицо сразу побледнело, напряглось, под глазами проступили темные круги.

Азельда была красивой когда-то, подумал Каллаган. В ней и сейчас что-то есть. Она хорошо одета и вполне может сойти за леди.

— Что вам нужно? — спросила она сухо.

— Ничего, — спокойно ответил Каллаган. — Как поживает Братец Гении?

Азельда сжала губы, и Каллагану показалось, что она собирается закричать.

— Идите к черту! — сказала она. — Или оставайтесь здесь. Но будьте осторожны, мистер Каллаган.

— Хорошо, Азельда, — сказал Каллаган. — Я буду осторожен. Но кого я должен остерегаться?

— Узнаете, — сказала она и прошла мимо. — У меня есть еще пара друзей…

7
{"b":"5902","o":1}