ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подошла совсем близко и посмотрела на меня.

— Что же такое случилось, Лемми?

Я рассказал ей и, прошу вас поверить, сделал это достаточно убедительно. Я поведал, что являюсь жертвой гнусного шантажа со стороны одной женщины, которая имеет компрометирующие меня бумаги, и у этой особы имеется вилла около Темзы, где я и должен с ней встретиться. Я спросил Миранду, не согласится ли она поехать со мной, чтобы помочь мне как-то обмануть эту женщину и забрать у нее мои бумаги…

Она готова. Она бросается на происшествия, как птица на червяка, и обещает мне, что никто не будет знать, куда она отправится, лишь бы только не причинить мне никаких неприятностей.

Я сказал, что заеду за ней в субботу в четыре часа дня, после чего мы вместе туда отправимся. И после этого пожелал спокойной ночи.

Мы пожали друг другу руки. Глаза ее сверкали, как звезды.

— Доброй ночи, Лемми, и, знаете, мне кажется, что я способна сделать для вас Бог знает что…

Я что — то ответил ей… то, что говорят в тот момент, и в это время, мало думал о том, как пройдет мое свидание с Кастлиным, и как я смогу этим воспользоваться в своих интересах…

Глава 8

САЛЛИ ГРИН

Была половина третьего ночи, когда я подъехал к отелю «Паксайд», и мне кажется, что к этому времени я отделался уже от тех людей, которых Сигелла доставил следить за мной. После того, как я расстался с Мирандой, я нанял в одном гараже машину и сразу же направился к Бакворду и, чтобы лучше убедиться в том, что за мной никто не следит, оставил там машину и на такси вернулся в Хаммерсмит. В отель я прошел через служебный вход.

Ночной служащий ожидал меня и поднял на лифте. В одном из салонов третьего этажа я нашел Лотта Фрич, Кастлина, четырех других подонков. Я предполагаю, что это остаток банды Гояца, с которой он оперировал в Англии.

На столе лежали сигареты и стояло множество бутылок. Кастлин сидел в углу с недовольным видом. Я говорил вам, что никогда не хотел бы иметь дело с ним. Это отвратительный насквозь фальшивый тип, от которого так и несет тупостью и ленью. Его просто перекосило от необходимости думать и действовать самому. Но я должен брать этих парней такими, какие они есть, меня тоже загнали в угол и не оставили никакого выбора.

Кастлин — германского происхождения, он говорит медленно, старательно выговаривая слова, как будто это доставляет ему удовольствие.

— Послушай, Кошен, по — моему, нам надо объединяться, поэтому я послал Лотти выследить тебя. Я сказал, чтобы она пригласила тебя к нам. Мы загнаны в угол, поэтому я и хочу тебя видеть. Лотти все объяснит лучше меня, так что она и будет говорить.

Лотти, закутанная в розовую шаль, встала, налила мне стакан виски и подвинула сигареты.

— Слушай, Лемми, — проговорила она, садясь опять на свое место и закуривая.

— На твоей стороне сила, и ты в лучшем положении, чем мы, тем не менее, тебя, может быть, заинтересует возможность сделать что-нибудь вместе с нами?

— Я слушаю тебя, Лотта, и всегда готов говорить о делах.

Я — деловой человек.

Она согласилась со мной кивком головы.

— Так вот в чем дело, Лемми. Я не знаю, полностью ли ты в курсе дела относительно этой комбинации Сигеллы. Я также не знаю, был ли ты в этом деле с самого начала и действительно ли случайно оказался в этой стране. А что заставило тебя так рискованно действовать вчера вечером? У меня есть уверенность, что ты действовал не в первый раз. Что касается Сигеллы, то этот грязный подонок нас предал и сделал это очень ловко, а нам это дело не нравится даже наполовину, поверь мне.

— Вы были с ним в деле с самого начала?

— Скажешь тоже! — ответила Лотти, стряхивая пепел в пепельницу. — Я говорю тебе: эта операция задумана нами!

Дело начинало меня интересовать.

— Ну и что же? — спросил я.

— Так вот. В прошлом году один человек из окружения Сигеллы пришел повидать Гояца и Кастлина и сказал, что имеется потрясающая идея, и что дело идет не больше и не меньше, как о похищении Миранды ван Зелден. Он сказал, что дело надо провести на самом высоком уровне. Эта малышка, по его мнению, отправится в путешествие по Европе, и трюк с ней надо проделать где-нибудь за пределами США. А для этого необходимы две вещи: деньги и корабль. Тут — то Гояц и Кастлин входят в дело, потому что один лишь Гояц в Америке имел судно, которое могло пересечь океан, с настоящим капитаном и экипажем, который знает свое дело, и, к тому же умеет держать рот на замке.

Надо сказать, что на этот раз Сигелла оказался на высоте, потому что в голову ему пришла удачная мысль. Он удачно проделал операцию по объединению с бандой Лакассара, которому не очень улыбалась перспектива быть под началом у поляка. И тогда Сигелла одним выстрелом убил двух зайцев. Он завладел деньгами Лакассара и, одновременно с этим, избавился от него.

Это прошло отлично. Тони Лакассару дали понять, что было бы хорошим делом ограбить фермерский банк в Арканзасе. Все было приготовлено, и Тони согласился, но Сигелла ждал момента, чтобы надуть его, так как комбинация состояла в том, что Лакассар и трое его людей должны были заменить машину на — перекрестке возле Литл Рокк.

Была договоренность, что люди Гояца будут ждать там с другой машиной, но в этот момент Сигелла предлагает убрать Лакассара и трех его товарищей и забрать деньги.

Одним камнем два удара. Это оплачивает расходы на похищение Миранды и избавляет от Лакассара.

Это так и происходит: трое людей Гояца ожидали Лакассара с его парнями на перекрестке, как и было договорено, для того, чтобы дать Лакассару другую машину, но вместо этого уложили их всех четверых. Потом забрали деньги и передали их Сигелле.

Теперь все хорошо: есть деньги и есть судно. Был составлен план. Правда, Гояцу и Грину дорого стоило доставить сюда весь этот народ на корабле, чтобы все было совершенно незаметно. Когда мы прибыли и вошли в контакт с Сигеллой, то этот подонок стал обращаться с нами, как с грязью под ногами. Он дал понять, что не желает работать, если в деле участвует Фриц Кастлин, и сказал Гояцу, что может обойтись и без него.

Было похоже, что за деньги, отнятые у Лакассара, он нанял паровую яхту и чувствует себя на коне. Что же нам тогда оставалось делать? У Сигеллы была здесь целая банда горилл, которые были способны ради потехи поджарить маленьких детей, и Гояц вынужден был согласиться, хотя это совсем не понравилось ни ему, ни Фрицу, ни мне.

Если бы вы только могли видеть эту девицу, сидящую тут, с горящими, как у змеи глазами! Можно было быть уверенным, что если бы перед ней находился Сигелла, связанный по рукам и ногам, она заставила бы его провести неприятные четверть часа. Она снова закурила.

— Ты сам понимаешь, что, в свою очередь, мы не могли не попытаться обмануть его, ведь правда, Лемми? Мы сделали вид, что перестали интересоваться этим делом, но потихоньку действовали. Гояц считал, что нетрудно будет сделать так, чтобы Миранда посетила его яхту, и затем осуществить похищение.

Я совершенно уверена, что все прошло бы прекрасно, если бы не два обстоятельства: во — первых, существовал один парень — частный сыщик по имени Галлат, которого наняли охранять Миранду, и он каким — то образом узнал о том, что Миранда у нас на корабле. Этот Галлат появился у нас вместе с другим парнем, которого никто не знал, а Гояц вместо того, чтобы позолотить им пилюлю, начал играть своим пистолетом, как он это умел делать… Ну и во — вторых, нельзя было предвидеть твоего вмешательства. Никто, между прочим, не понял, Лемми, как ты появился на яхте и вмещался в эту игру. Неизвестно, кто убил Гояца, но никто не сомневается, что это сделал Бонни Малос, и Ференц, капитан яхты, предупредил Фрица Кастлина, что дело пахнет жареным, и ему пора сматывать удочки. На борту творилось что — то невероятное, и к тому же, как следствие этого происшествия, у некоторых наших товарищей появилось несколько дырок в теле. У Фрица нервы не выдержали, и он решил съехать с корабля.

21
{"b":"5905","o":1}