ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один толстый папаша, который должен был бы быть дома с женой и детьми, лежал на полу с простреленной ногой. Он пытался встать — и получил пулю в лоб, после чего решил больше не подниматься.

Продавщица сигарет, у которой в руке был все еще зажат мой билет в пять долларов, получила пулю в тот момент, когда почти достигла выхода из зала. Она с удивленным видом стала опускаться на пол, приложив руку с билетом к животу, на котором расплывалось красное пятно. Бедная крошка!

Я оставался неподвижным, прижимаясь к стене. С правой стороны меня закрывала деревянная колонна, и я думал, что у меня столько же шансов спастись, что и у других. Краем глаза я увидел Миранду, которая поняла уже, что телефонный вызов был блефом, и стояла в коридоре, вытягивая шею, чтобы рассмотреть, что происходит в зале.

Я вам клянусь, что она была изумительна, эта девушка; со своими розовыми щечками и глазами, блестевшими от возбуждения. Небольшой светлый локон все время падал ей на глаза, и она откидывала его назад. Можно было подумать, что она присутствует на конкурсе по стрельбе или на бейсбольном матче.

Наконец понемногу шум стал затихать. Люди из банды Лакассара, находившиеся на улице, взяли парней Френки в оборот, и потасовка стала перемещаться в сторону дороги, туда, где Френки оставил свою машину. Френки, по моему впечатлению, потерпел поражение, тем более что Лакассар приготовился к встрече.

Пора было действовать мне. Я быстро выскользнул в коридор и, подойдя к Миранде, спросил ее:

— Скажите мне, мисс ван Зелден, чего вы ожидаете? Это место не для вас, моя девочка. Когда эти молодые люди объяснятся между собой, они не постесняются объясниться и с вами.

— Что вы хотите, чтобы я сделала? — ответила она. — Моя машина в гараже, и нет никакой возможности добраться туда. Они все там и, стреляют друг в друга.

— Ничего не бойтесь, мисс ван Зелден. Ваша машина стоит на маленькой улочке около сарая, по другую сторону от таверны, в двух шагах от дороги. Это я поставил ее туда. А теперь послушайте мой совет: исчезайте отсюда побыстрее.

— Понятно, — весело проговорила она. — Я вас не знаю, но вы мне очень симпатичны. Это очень мило с вашей стороны.

— Не беспокойтесь, у вас еще будет возможность встретиться со мной. Адью, малютка!

Она повернулась и пошла по коридору. Я последовал за ней и три — четыре минуты спустя увидел, как красные огни ее машины исчезли вдали.

Это был настоящий выигрыш. Она не была больше в игре. Но поймите меня правильно и не воображайте, что я рыцарь, который проводит свое время, приходя на помощь бедным девушкам. Совсем не так! Скажем, меня просто не устраивало, чтобы малютка ван Зелден попала в грязную историю. У меня имеются виды на нее.

Итак, я смотрел вслед исчезающей машине, когда почувствовал вдруг, что кто — то находится позади меня.

Я повернул голову и увидел Сигеллу, который также смотрел в ту же сторону.

На случай, если вы с ним не знакомы, скажу, что Сигелла высокого роста, почти такой же сильный, как и я. Тонкий в талии, с лицом, немного напоминающим лезвие ножа, с кривым носом. У него маленькие, сверлящие, как буравчики, глаза, и вся гнусность, которую только можно вообразить, смотрит на вас оттуда.

Он мило мне улыбнулся. Потом еще раз взглянул вслед машине Миранды и снова повернулся ко мне, после чего спокойно проговорил:

— Хороший улов, а, малыш?

Я принял удивленный вид.

— Я не понимаю, что вы хотите этим сказать, старина, — ответил я, — но мне кажется, что не слишком его этим убедил.

То, что Сигелла находился здесь в такой момент, говорило мне, что я был прав, считая его боссом Лакассара. Теперь я могу в любой момент получить кусочек теплой пломбы. Но пока все спокойно.

Сигелла вытащил из кармана портсигар и протянул его мне. Мы взяли по сигарете. Он протянул мне зажигалку.

При, свете огня я видел, что он усмехается. Он убрал зажигалку в карман.

— Ладно, до одного из ближайших дней — сказал он мне и, кивнув, отправился по коридору в танцевальный зал, где сейчас все было спокойно.

Я решил осмотреться и направился в раздевалку за своей шляпой, после чего по поперечной улице, стараясь держаться в тени, добрался до того места, где оставил свою машину. Сел за руль и утопил педаль газа, так как уже имел честь доложить вам, что не люблю зря рисковать. Но все же я был ошарашен.

Проглатывая километры, я не переставал думать о словах Сигеллы: «Хороший улов, малыш, а?» Интересно, что он хотел этим сказать? Я спрашивал себя, случайно ли Сигелла вписался в мою компанию, в мою комбинацию…

Удивительно, как быстро летят мысли… Все это пришло мне в голову, когда я шел по Хаймаркет в Лондоне. В этот момент я подошел к королевскому театру. Спектакль окончился, и зрители начали выходить из театра. Я остановился, как вкопанный. Так как заметил роскошную девушку, которая на противоположной стороне улицы собиралась садиться в машину. Мне показалось, что она бросила на меня многозначительный взгляд. Что бы там ни было, но пока я прохлаждался, размышляя, в действительности ли она на меня так посмотрела или мне показалось это, автомобиль тронулся с места.

Она пересекла улицу, сделала разворот и подъехала к тротуару в нескольких метрах от меня чуть впереди. Через заднее стекло ее машины я видел, что она с веселой улыбкой смотрит на меня. Теперь нет уже никаких сомнений. Машина остановилась.

Я придерживаюсь мнения, что никогда не следует упускать хорошей возможности, а что бы вы стали на моем месте делать, а? Я приблизился к дверце машины и снял шляпу. Она смотрела на меня сквозь стекло кабины, и я клянусь вам, эта девочка была хороша, как мечта. У нее есть и то, и это, и даже — имеются излишки, и платье она умеет носить. Я немало за свою жизнь повидал красивых женщин, но эта — одна из лучших, уж можете мне поверить.

— Что ж, Лемми? — спросила она, это так — то встречают друзей?

Я ответил ей со смехом:

— Тысячу извинений, милая дамочка, я нахожу вас восхитительной, но, к сожалению, должен сказать, что не знаю вас совершенно, а чтобы забыть такую, как вы, вероятно, надо сойти с ума.

Она улыбнулась, показав два ряда перламутровых зубов.

— Ну, ну, Лемми, ты что же, не помнишь вечер в Нью-Йорке, когда ты до того напился, что тебя пришлось отвезти домой? Ты забыл тот знаменитый ужин, который Сколлер дал в «Ритце»? Ты так и не вспомнив потом, кто отвез тебя домой? Я невольно свистнул.

— Вот это да! Итак, это ты. Да, можно сказать, что жизнь, тем не менее, странная штука.

Я вспомнил ее. Я оказался на этом вечере и выпил немало подкрашенного алкоголя, сами понимаете. Это она отвезла тогда меня домой, во всяком случае, она претендует на это, и, вероятно, так оно и было, иначе откуда бы она про это знала?

— И — что же мы теперь предпримем? — спросил я.

— Садись в машину, Лемми, мне надо поговорить с тобой.

Я вам повторяю, никогда не следует упускать хороших возможностей. И я сел в машину. Она отъехала и повернула вокруг Палмелл. Совершенно очевидно, что эта мышка меня знает, так как она рассказала мне о целой куче вещей и о местах, где я болтался. Она также говорила и о своей подружке Лилиан Шульц, которую я знаю. Похоже на то, что та проводила ее в Англию. Потом она предложила мне зайти выпить виски, чтобы отпраздновать встречу. Во время разговора я заметил, что мы находимся уже на Кнайтс-Бридж. Вскоре машина покинула авеню и свернула на поперечную улицу, потом поехала по другой и наконец остановилась перед роскошным зданием.

Мы вышли из машины и сели в лифт. Подойдя к двери апартаментов, она повернулась и посмотрела на меня.

— Ты знаешь, Лемми, это просто восхититеельно, что я вдруг натолкнулась на тебя. Замечательно встретить старого друга в этих краях!

Мне невольно в голову полезли разные мысли. Я говорил себе, что не слишком умно поступаю, валандаясь здесь с этой курочкой, когда приехал для того, чтобы заниматься делом Миранды. И вместе с тем, какой — то голос нашептывал мне, что мужчина имеет право жить, как ему хочется, что эта девочка действительно лакомый кусочек, и мне действительно очень хочется знать, что она на самом деле думает обо мне. Пока я рассуждал, она открыла дверь и проводила меня в холл. Где включила свет.

3
{"b":"5905","o":1}