ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот и вся история. Что касается бумаг, то они довольно компрометирующего свойства… Должна сказать тебе, Лемми, — продолжала она, что и твое имя есть в этих бумагах, и тебе будет горячо, если их найдут.

— Дальше? — спросил я, соглашаясь с ней кивком головы.

— Лемми, не прикидывайся ребенком. Где бы не прятался Боско, он прочтет в газетах, что тебя выпустили из тюрьмы, и придет тебя повидать, потому что не имеет ни денег, ни крова, но они есть у тебя. Передав тебе бумаги, он мог бы надеяться, что ты договоришься с Сигеллой в интересах вас обоих. Он знает, что Сигелла дорого заплатит за эти документы.

— Это убеждает — кивнул я, — а затем?

Она взяла сигарету из моего портсигара, который лежал на столе, закурила и посмотрела на меня сквозь дым.

— Послушай, нам всем надо убираться отсюда. Все устроено, все предусмотрено и все выверено до минуты. Но прежде чем уехать, мы должны забрать эти бумаги. Они необходимы нам, значит необходим Вилли. План таков: ты возвращаешься на Джермен — стрит, и совершенно очевидно, что в течение дня Боско тебе позвонит. Ты пригласишь его к себе вечером. Он принесет бумаги. А потом — детская игра. Как только ты узнаешь время, когда он придет к тебе, позвонишь мне по телефону, уберешь его, заберешь бумаги, а я поблизости от твоего дома жду тебя в машине. А завтра утром ты, я, Миранда, весь бизнес — все будет в укромном уголке Корсики. И если ты проделаешь свою работу аккуратно и тихо, если будешь вести себя, как следует, отхватишь миллион. Так сказал Сигелла.

Я посмотрел на чашку чая, отпил глоток, потом взял за руку Конни.

— Да, — сказал я ей.

Вскоре я попрощался и отправился к себе на Джермен-стрит. Конни дала мне номер телефона, чтобы я мог позвонить ей, когда объявится Боско.

Дома меня ждал небольшой пакет. Внутри мой револьвер и записка от Херрика. Предусмотрительный парень! Он говорил мало, но когда говорил, то всегда дело. Он писал, что в ванной я найду телефон прямого провода, соединяющего меня прямо со Скотланд-Ярдом. Это я называю быстрой работой, которая может очень помочь мне в моем положении.

Я немедленно известил его по этому телефону о моем разговоре с Конни. Мы условились о дальнейших действиях.

Вилли Боско будет выпущен из тюрьмы. Бумаги ему отдадут, и он, как только выйдет, сразу позвонит мне. Я приглашу его к себе поздно вечером. Когда он придет, то получит соответствующие инструкции. Я поделился с Херриком своими мыслями о том, что для меня и Миранды все это может плохо кончится. Он заверил меня, что не надо расстраиваться, все предусмотрено, люди в машине с радиостанциями наготове, летучие бригады тоже. Гидрот, Ларри Мак Фи и он будут находится в отряде. Все будет нормально.

После разговора с ним я принял душ, прикончил флягу Гидрота с виски, которое было очень приятным, и в этот момент на конце провода объявился Вилли Боско.

Он начал с того, что забросал меня целой кучей вопросов, но я сказал ему, что он должен поменьше говорить и делать то, что ему поручат, иначе у него много шансов гнить в морге и очень скоро. Я сказал, что он должен прибыть ко мне в одиннадцать часов вечера пешком по Гефетс-авеню и Пикадилли Циркус, так, чтобы было видно, что он идет ко мне.

Он согласился, и я отправился немного вздремнуть, так как чувствовал, что мне предстоит очень напряженная ночь.

В восемь часов я позвонил Конни и передал ей наш разговор с Боско в своей интерпретации, сказав также, что Вилли, располагая бумагами, намерен позвонить в Нью-Йорке приятелю Сигеллы и потребовать приличный выкуп, в противном случае с этими бумагами можно прогуляться к американскому посольству.

— Я ответил Вилли — продолжал я, — что это хорошая мысль, и что мы держим Сигеллу, и он остался очень доволен собой. Я займусь им, как только он появится, а потом надо устроить так, чтобы я мог быстро улетучиться.

— Не беспокойся насчет этого, Лемми, — ответила она. — Добывай бумаги. В котором часу ты закончишь дело?

Я ответил, что это не займет много времени, и думаю, что буду в ее распоряжении в одиннадцать часов пятнадцать минут. Она ответила, что в это время будет находиться на Реджен-стрит, ехать будет медленно и рассчитает так, что на угол Джермен — стрит прибудет в одиннадцать часов пятнадцать минут. Если меня там не окажется, она сделает круг и появится там снова через несколько минут. Она отлично все изучила. На углу Реджент-стрит и Пикадилли есть светофор, и она устроит так, что машина остановится перед красным светом, что позволит мне сесть в машину в этом месте. Ее машина, темно — зеленая У-8, с черными крыльями.

Я ответил, что все понял, и что в одиннадцать пятнадцать буду на углу Джермен-стрит. Как только она повесила трубку, я пошел в ванную комнату, позвонил Херрику и дал описание машины Конни. Потом вернулся в постель, так как, кажется, имел уже честь доложить вам, что кровать — замечательное изобретение.

Я встал немного позже десяти и распорядился, чтобы мне принесли бифштекс огромной величины. Уничтожив его, я стал одеваться, подмышкой повесил футляр с «люгером», хотя думал, что револьвер вряд ли мне понадобится.

В одиннадцать часов пять минут появился Вилли Боско. У него с собой был портфель, внутри которого лежали бумаги, которые были уже сфотографированы.

Я угостил его виски и сказал, чтобы он отсюда не двигался до тех пор, пока за ним не придут флики. Я сказал ему еще, что говорил о нем с Гидротом на тот случай, если со мной произойдет маленькая неприятность. Гидрот устроит так, что им займутся, когда он вернется в США, и он отделается двумя или тремя годами. Вилли поблагодарил меня. Я проговорил до одиннадцати часов шестнадцати минут. Я достал лезвие бритвы, поранил палец Боско и его кровью вымазал себе левую манжету. В заключение я попрощался с ним и посоветовал не заснуть над виски, взял бумажник и ушел.

Я направился на Джермен — стрит в сторону Реджент-стрит не спеша, раздумывая на ходу. Все задуманное кажется мне очень рискованным, но я не вижу другого способа провести это дело. Если бы кто-нибудь предложил мне другой способ, я воспользовался бы им с удовольствием.

Ну углу Джермен — стрит я остановился и стал ждать у края тротуара. Через две или три минуты ко мне подъехала темно — зеленая «У-8». Я узнал Конни, сидящую за рулем. Кроме нее в машине никого не было. Она ехала впереди какого-то автобуса, замедлила ход, и машина пошла со скоростью двигающегося шагом мужчины. Открылась дверца, и я сел в машину рядом с Конни. Зажегся зеленый свет, она нажала на педаль и повернула в сторону Пикадилли.

— Итак, Лемми, — сказала она, и я заметил, как она посмотрела на край моей манжеты, а у Конни глаза острые, — я вижу, что бумаги у тебя. Тебе трудно пришлось?

— Подумаешь! — ответил я. — Все прошло неплохо. Когда я его ликвидировал, то сложил пополам и засунул в один шкаф — чемодан; я уверен, что его не скоро найдут. Вот так! А теперь скажи, куда мы направляемся? — спросил я, и так как мне показалось, что мы едем в направлении апартаментов на Кнайтс Бридж.

Она повернулась ко мне и улыбнулась.

— Мы навестим Миранду. Девочка сейчас находится недалеко от Оксфорда. Там же и Сигелла с десятком своих парней. Сегодня вечером мы отправляемся на самолете.

Глава 14

ОБЪЯСНЕНИЕ

Мы помчались по Кнайтс Бридж и со страшной быстротой пересекли Вестерн — авеню. Видя, как ловко ехала Конни, я понял, что не раз уже проделала этот путь.

Я помалкивал, только изредка бросал с безразличным видом то или иное замечание, но все время держался начеку и не мог не восхищаться, видя, как местные флики делали свою работу.

Пока мы ехали по Кнайтс Бриджу за нами ехала открытая двухместная машина с двумя молодыми людьми в спортивных костюмах. Затем сзади оказался фургон цветочника. Он отстал при въезде на Вестерн — авеню, а через три или четыре километра из боковой улицы выехала машина, в которой сидели девушка и молодой человек спортивного вида. Они следовали за нами километра два, а потом мы ехали уже без сопровождения. Полиция, я полагаю, поддерживает связь по радио и может нас перехватить в любом нужном месте.

36
{"b":"5905","o":1}