ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Раздевайся, Лемми — сказала она, — и ввходи.

Она прошла в другую дверь. До меня донесся приятный звук — звяканье льда в стекле бокала. Я положил свою шляпу, повесил плащ и последовал за ней, но, подойдя к двери, остановился, как вкопанный. Напротив двери на кушетке расположился Сигелла. Пистолет в его руке был направлен прямо на меня.

— Итак, пижон, — бросил он, — входи!

Глава 2

ДЕНЬГИ СТРАНЫ

Если говорить о неожиданности, то я был ошеломлен. На секунд десять я замер, совершенно не зная, с какой ноги танцевать. Меня можно было бы сдуть на землю, потому что я находился в Англии, в Лондоне, а передо мной находился полный комплект, вся организация Сигеллы. Сам он развалился на диване, и был одет очень элегантно, напоминая манекен, выставленный в витрине у Скуйра, портного элиты.

Расположившись в разных углах комнаты, все остальные смотрели на меня с внушающей беспокойство веселостью. Тут был и Бонни Малос, Скуберти — английский мошенник, который убежал из тюрьмы Обурн с помощью картонного пистолета, Шульц немецкий, Вилли Кармаци и его брат Гинто, самая прекрасная шайка «мгновенный убийц». Позади Сигеллы я увидел Тонни Рио, Франка Капараци, Джимми Рискина из Швеции и еще некоторых которых не знал. Прямо «Парижский клуб» в Толедо, где собираются гангстеры.

Я посмотрел на женщину. Она села на диван и ждала, пока Малос приготовит ей виски с содовой. Мне она улыбалась немного насмешливо.

— Смейся же, куколка, — сказал я ей, — ты проделала хорошую работу, ничего не могу сказать. Я не доставил тебе хлопот, а? Подумать только, захватить меня, как первого попавшегося? Ладно, ты настоящая чемпионка, а я — король лопухов. Но остерегайся. В один из ближайших дней я заставлю тебя проглотить твою змеиную улыбку.

Собравшаяся в комнате публика, услышав, что я позволяю себе угрожать этой девице, страшно раскипятилась, а мне эта передышка нужна была для того, чтобы поработать мозгами, ибо дело приняло оборот, который мне совсем не нравился. Сигелла кивнул Малосу, и тот подошел, чтобы обшарить мои карманы. Несмотря на то, что я находился под дулом револьвера, я все же не слишком люблю позволять типам, вроде Малоса, рыться в моих карманах. Я дал ему познакомиться с очень неприятным приемом джиу-джитсу: небольшой силы, но резкий удар по адамову яблоку уложил его, как кеглю. Потом, не давая Сигелле раскрыть рта, я быстро произнес:

— Послушай-ка, Сигелла, я не знаю, о чем тут идет речь и мне начхать на это, но если ты думаешь, что я позволю твоей банде меня пачкать, то ты ошибаешься. Попробуй еще какой-нибудь трюк, и я учиню здесь такой тарарам, что придется вызывать пожарных. Если ты раскроешь карты, то я готов тебя слушать, но предупреждаю, что меня не разжалобят твои сладкие речи. Понял?

— Я понял, Лемми, — ответил Сигелла и поовернулся к Малосу, который встал на ноги с совершенно ошеломленным видом потирая свой затылок.

Потом он добавил:

— Но, тем не менее, не кажется ли тебе, что ты начал слишком сильно?

— Нет, вы только подумайте — хмыкнул я. — Мы же не в Толедо, и не в Чикаго, и даже не в Нью-Йорке. Мы в Лондоне, и если ты воображаешь, что можешь устроить здесь, в этом городе, корриду, значит, ты гораздо глупее, чем я думал.

Сигелла снова повернулся к Малосу.

— У него есть при себе огонь?

Малос отрицательно покачал головой.

— Это хорошо, — сказал Сигелла, улыбнувшись кончиками губ, — Теперь я тебе кое — что скажу, Лемми. Ты будешь работать на меня, понимаешь? Нужно будет действовать честно, и первое, что ты должен зарубить себе на носу, это то, если я говорю, что Бонни Должен обыскать тебя, ты будешь обыскан! И чтобы ты всегда об этом помнил, мои друзья устроят тебе здесь небольшое упражнение и не позднее, чем сейчас, а когда ты очнешься, мы поговорим.

Сигелла сделал знак Скутерби и Шульцу, они приблизились ко мне, но я резко выкинул вперед руку, схватил Бонни Малоса за шею и сделал ему японский ключ.

Я держал его перед собой, как щит, на тот случай, если Сигелле захочется стрелять, тогда Малос получит первую пулю. И он это, кажется, понял, потому что сразу стал усиленно вырываться.

— Послушай, Сигелла, — сказал я, — доставь мне удовольствие, отзови своих чертей, пока я не сделал с этой калошей бог знает что. И если у кого-нибудь появится желание меня измордовать даю слово, что сломаю шею, и это так же верно, как то, что ты просто помешанный.

Сигелла позеленел, но отдал себе отчет в том, что так действовать пока не стоит. Он опустил руки, и его молодые люди сели на свои места. Я решил сделать то, что полицейские называют «жестом»: толкнул изо всех сил Бонни к стене, где он съежился и съехал на пол.

Вот теперь — то ситуация стала действительно напряженной. Могло произойти все, что угодно, на выбор. Немец Щульц сунул уже руку в карман за револьвером, а Вилли и Гинто Кармаци встали, готовые наброситься на меня, но тут заговорила эта девица. Учтите, — в ней есть что — то притягательное. И стоит она, конечно, немало. У нее есть класс. Она высокого роста, грациозная, с бархатным голосом с легкой хрипотцой. Я знаю немало парней, которые отдали бы ради нее все, что имеют.

— Дети мои, — сказала она, — вы где находитесь, как вы полагаете? В кабаке на Западе, на вечере потасовки? Я чувствую, что кое — кому из присутствующих здесь необходимо провести хороший срок в доме отдыха. Я доставляю себе беспокойство, отправляюсь за Лемми, чтобы привести его сюда, чтобы вы могли с ним договориться, а вы не находите ничего лучшего, чем все испортить, как будто вы все решили окончить сезон сегодня в морге.

— Послушай, Фреди, — обратилась она к Сигелле. — Убери свою артиллерию и будь благоразумным. Ты должен знать, что Лемми не такой тип, который позволит успокоить себя тем, что под нос ему суют петарду. Бонни получил то, что заслужил… Теперь довольно глупостей, возьмем по стакану и будем разговаривать, как нормальные люди.

Это меня устраивало, но я не подал вида и направился к той стене, держась за которую, Малос пытался встать.

Я подхватил его за воротник пиджака, встряхнул и поставил на ноги.

— Поверь, Бонни, я даже немного сожалею, что вынужден был сделать тебе нокаут, старина.

Он заставил себя улыбнуться, и вид у него был такой же нежный, как у клубка гадюк, доведенных до бешенства.

— Это ничего, паренек — проговорил он наконец, — я не сержусь, и не будем больше говорить об этом.

Сигелла спрятал свой пистолет.

— В сущности я думаю, что Конни права, — сказал он. — Драка здесь не приведет ни к чему хорошему. Пусть кто-нибудь нальет Лемми виски, и мы поговорим.

Я уселся в глубокое кресло, а Конни приготовила мне виски с содовой и при этом очень приветливо на меня смотрела.

И я подумал, что было бы чрезвычайно приятно позабавиться с девчонкой Сигеллы, когда у меня к этому появится возможность. Она смотрела на меня так, будто собиралась уже в меня влюбиться. Я улыбнулся Сигелле и сделал хороший глоток.

Он держал свой стакан на свету и рассматривал его, а глаза у него действительно были змеиные.

— Так вот, Лемми, — начал он неторопливо, — мне кажется, что ты можешь быть нам полезен. Потому что лучше тебе идти вместе с нами, иначе с тобой будет покончено. Ты знаешь, что всех, кто становится у меня на пути, я уничтожаю. Мне известно, почему ты оказался в этой стране. И я, полагаю, что ты заинтересован в том же деле, что и мы, а?

Ты появился здесь ради Миранды ван Зелден, а? Верно я угадал или нет?

— Возможно, да, возможно, нет.

— Отлично. Теперь я скажу тебе, что давно планировал похищение Миранды. Но я не настолько полоумный, чтобы проделать это в США. Страна эта окажется недостаточно большой для того, кто похитит дочь старого ван Зелдена, так что пока я — довольствовался тем, что устроил за ней слежку. Мы знали, что рано или поздно она отправится в Европу, и все приготовили, чтобы последовать за ней. Все парни из моего окружения обзавелись самыми настоящими паспортами и все они находятся в деловых поездках. Все мы считаемся крупными коммерсантами, вот так!

4
{"b":"5905","o":1}