ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот момент, когда он собирался подняться. Мак Фи выдал ему удар в середину подбородка. Он снова опустился на пол. Я подошел к нему.

— Итак, ты будешь говорить, старина? — спросил я. — Или придется употребить более сильное средство?

Он прислонился к стене. Нос у него был сломан, а один глаз закрылся. Он ощупал свою челюсть, чтобы проверить, сколько у него осталось зубов.

— Хорошо, — сказал он. — Я понял. Задавайте вопросы.

— Браво, малец. Может, ты сначала выпьешь немного?

Мы посадили его на стул и налили ему виски. Потом тоже сели за стол.

— Ну, теперь выкладывай, — сказал я.

Он сделал глоток.

— Я знаю очень немногое. Меня наняли, чтобы следить за Галлатом. Понимаете, патрон не был уверен в том, что ему известно. Я работаю на Гояца.

Мы с Мак Фи переглянулись.

— Значит, Гояц в игре? А где Миранда ван Зелден?

У парня неприятности с носом, и я отдал ему свой носовой платок. Он продолжал:

— Я точно не знаю, но происходит вот что: Гояц связан с Кастлином, и я думаю, он решил, что Миранда ван Зелден легко может увлечься игрой. Он где — то познакомился с ней, и у него создалось впечатление, что она — очень увлекающаяся натура, ее привлекают возможности испытать сильные эмоции.

— А где находится то место, где происходит игра?

— Не знаю — ответил он.

Мак Фи подошел к нему и поднял руку.

— Я уже получил достаточно — простонал парень. — Я же говорю, что я этого не знаю.

Я сделал знак Мак Фи, чтобы он не трогал парня.

— А теперь, мой красавец, где находится главная квартира Гояца? Скажи-ка мне, где ты с ним встречаешься? Куда ходишь за распоряжениями?

Он дал адрес около Бейкер-стрит.

Мы связали парня и бросили его в чулан для угля. Я пообещал, что я или Мак Фи вернемся сюда через два — три дня, чтобы выпустить его отсюда. Этому парню там, конечно, довольно скверно. После этого мы разлили виски и чокнулись.

— Что теперь будем делать, бэби? — спросил Мак Фи.

— Видишь ли, апельсиновая голова, нам надо во что бы то ни стало разузнать, где находится Миранда. У меня есть намерение немного прогуляться около Бейкер-стрит. Может удастся этим немного их запугать. Не уходи отсюда в течение часа, и если я не подам тебе знак, отправляйся к Галлату на Стренд Чемберс. Скажи ему, что ты работаешь вместе со мной, Джоном Миллиганом, в страховой компании «Иллинойс Труст», и ждите оба, пока я не подам вам знак. Надеюсь, что сумею позвонить вам до полуночи.

— А этот субчик, который там? — спросил он, указывая в направлении погреба с углем.

— Советую тебе о нем не думать… оставь его там. Если ты вернешься сюда через день — два, может быть, найдешь его в неплохом состоянии. В противном случае, придется что-нибудь придумать. Не забывай, когда увидишь Галлата, что меня зовут Джон Миллиган, из страховой компании «Иллинойс Труст».

— Но ты знаешь: то, что в деле этот проныра Гояц — не обещает ничего хорошего.

— Да. Уже достаточно противно, что приходится поддерживать Сигеллу, но если сюда добавить и Гояца, то это все равно, что пить чай в компании гремучих змей.

— Это ты верно сказал — ответил Мак Фи.

Он помолчал, потом спросил:

— Скажи-ка, Лемми, ты помнишь то время, когда мы с тобой решили все бросить и заняться разведением кур на Миссури? Ты помнишь, это было именно тогда, когда Кримп ухитрился всадить сливу в твой каркас?

— О! Замолчи! — сказал я. — Разведение кур! Большое дело!

Но уже опускаясь в лифте, я подумал, что Мак Фи, может быть, не так уж и ошибается, и было бы гораздо лучше для здоровья заниматься разведением кур на Миссури, чем общаться с этими ядовитыми парнями.

Выйдя на улицу, я подозвал такси и попросил поскорее отвезти меня на Бейкер-стрит.

Глава 4

В КОМПАНИИ ЛОТТИ

Утопив спину в подушки сидения такси, я думал о Гояце и старался припомнить все об этом прохвосте.

Гояц — тип совершенно невыносимый. Ещё во времена, когда мужчины были действительно мужчинами, он уже стоял во главе банды, и грабеж и насилие были приятными для него занятиями. Он был замешан во все убийства, которые были совершены тогда, и Флойд Авон Вульф мог бы брать у него уроки. Гояц некоторое время был связан с Сигеллой. Его «рэкет», главным образом, состоял из притонов. Он имел судно «Принцесса Кристобаль», которое держалось у набережных больших городов, и на борту его велась такая крупная игра, что миллионер мог выйти оттуда в одних подштанниках. Такая игра была запрещена законом, и если те, кто благодаря невероятному везению все — таки выигрывали и пытались унести с собой выигрыш, это им никогда не удавалось. Или деньги отнимали у них прямо на борту корабля, или «везунчиков» кидали за борт, и они вынуждены были отдавать деньги, лишь бы их подняли из воды.

Я помню, что Сигелла как — то по поводу одного похищения говорил Гояцу, что хотел бы воспользоваться его судном.

Но во всяком случае ясно, что парень, которого мы зацапали, не из банды Сигеллы. Он слишком быстро заговорил, а человек Сигеллы вряд ли заговорил бы так быстро. Еще одна вещь убеждает меня в том, что Сигелла и Гояц не компаньоны в этом деле. Тот парень, что лежит сейчас в чулане у Мак Фи, сказал, что Гояц связан с Кастлином, а Кастлин — продажный гангстер, тип, который работает с кем угодно, чаще с Гояцем, так как понимает кое — что в мокром деле. Но Сигелла никогда не стал бы связываться с ним и не приняли бы в дело, так как совершенно ему не доверяет.

Из всего этого следует, что Гояц пронюхал про комбинацию Сигеллы и опередил его, похитив Миранду у него из — под носа. Это говорит о том, что Сигелла допустил промах. Я представляю, что он может сделать с этой бандой Гояца-Кастлина, когда поймет в чем дело!

А у Гояца все, кажется, получилось неплохо. Он, вероятно следил за Мирандой и познакомился с ней каким-либо образом. Надо сказать вам, что Гояц похож на поляка. Это красивый парень, приветливый, умеет обращаться с женщинами. Он, вероятно, рассказал Миранде о той крупной игре, которая ведется на борту его корабля, и она попалась на удочку, как собака на кусок сосиски.

Не стоит удивляться, ибо азарт привлекает ее более всего и она не постесняется, конечно, оставить на корабле все свои деньги. Нужно признать, что у девочки сильный характер.

На этом месте мои размышления были прерваны тем, что мы прибыли на Бейкер-стрит. Я расплатился с шофером и направился к тому месту, где должна была, как вы понимаете, находиться резиденция Гояца. Вскоре я разыскал нужный мне дом, из — за занавесок на окнах которого пробивался свет.

В одном из моих карманов находился маленький автоматический револьвер калибра «20», одна из тех игрушек, из которых хорошо стрелять по мухам. Я захватил его на всякий случай, кроме своего основного «38», находящегося в нужном месте. Я вынул «20» из кармана и уложил с помощью специального приспособления под подкладку моей шляпы. Этот мой старый фокус не раз был мне полезен. Таким образом, револьвер оказался у меня на голове.

Я закурил сигарету, поднялся по ступенькам и постучал несколько раз в дверь.

Через несколько секунд дверь тихо открылась, и на пороге показался японец. Я невольно вздрогнул, хотя мне и известно, что у Гояца всегда служили японцы.

— Мистер Гояц дома? — спросил я. — Мне крайне необходимо срочно поговорить с ним.

Дверь открылась пошире.

— Вы подождать здесь. Я пойду посмотреть.

Когда он вернулся, я выдал ему сзади между ухом и основанием черепной коробки очень красивый удар правой, и на лету поймал его, когда он уже падал. Потом посадил его у стены, закрыл дверь и поднялся наверх. Там я открыл еще одну дверь и оказался в коридоре, куда выходило еще несколько дверей. Из-за одной двери доносились голоса, и слышался звон стаканов.

Я поспешно подошел, приоткрыл дверь, просунул голову, осмотрелся и вошел в комнату.

За столом сидели четыре парня, азартно играющие в покер. В углу комнаты Лотти Фрич, подруга Кастлина, положив ноги на стул, читала газету. У меня появилось ощущение, что адресом я не ошибся.

9
{"b":"5905","o":1}