ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу вас, Хариэт, — сказал Мефисто.

— О чем это вы? — растерялась я. — Мне впору быть вашей…

Он со смехом перебил меня:

— Я говорю о желании совсем другого рода. А то, о чем вы подумали, подождет до лучших времен.

— Но вы сказали…

Лицо мое заливал горячий румянец. Ведь только дура могла вообразить, будто его привлекает такая безобразная старая женщина, как я!

— Мне нужно не ваше тело, Хариэт. — Глаза его насмешливо блеснули. — Мне нужна ваша душа. И я хочу, чтобы вы отдали ее мне добровольно. Вот почему я намерен доказать вам, что говорю правду. Идите сюда.

Что он собирался сделать? Я издала слабый стон протеста, но тут же почувствовала, что воля моя слабеет. Я была в его власти. Меня больше не волновало, что со мной произойдет. Никого это никогда не волновало и в прошлом. Так почему же должно волновать меня? Я пересекла комнату и остановилась напротив Мефисто.

— Сядьте, — приказал он. — Я вам кое-что покажу.

«Воскресенье, 14 декабря.

Не могу поверить, что это случилось со мной. Я записываю все, желая доказать себе, что не схожу с ума. Возможно, через несколько дней или через несколько лет я вспомню об этом и посмеюсь над собственной глупостью — над заблуждениями отчаявшейся старой женщины. Однако сейчас, в эту самую минуту, я убеждена: случившееся реально. Да. Это поворотный момент, которого я ждала всю жизнь.

Сегодня утром я проснулась от звона колоколов. Каждое воскресенье они нарушают мой покой, но сегодня впервые я поняла почему, поняла цель этого — Господь призывает к покаянию и искуплению последние заблудшие души. Разве есть надежда для такой заблудшей души, как моя?

Прошлой ночью я была готова согрешить, но это грех в глазах других людей, а не моих собственных. Мефисто так молод, что мог бы быть моим сыном, но зачем отказываться от наслаждения, если оно мне предложено? И к тому же впервые за последние тридцать лет. До самого конца я не сомневалась: он играет со мной в странные игры, маскируя свой интерес к пожилым женщинам странными речами о дьяволе. Чтобы не утаивать правду, скажу: меня возбуждала эта мысль. И я не отказалась бы от такого случая — когда еще он мог бы мне представиться?

Но я совершенно ошиблась в Мефисто. Это вовсе не было игрой. Он не желал моего тела. Прошлой ночью я совершила величайший грех. Я заключила союз с Дьяволом и продала ему свою душу.

Как мне в это поверить? Я не верю в Бога, так почему должна считать, что существование Дьявола заслуживает большего доверия? Как Мефисто сумел убедить меня?

Верно, это оказалось фокусом, но совсем не таким, как я думала. Этот фокус нельзя объяснить совпадением, более того, я убеждена, что это не так. Известно, что вероятность совпадения — одно на четырнадцать миллионов. За полчаса до того, как прошлой ночью начался розыгрыш Национальной лотереи, Мефисто назвал номера, которые выиграют. Он написал их на обороте квитанции кассы Сэйнсбери и вложил бумажку в мою руку. Прошло полчаса. Если бы я побежала в газетный киоск и купила лотерейный билет, то наутро стала бы миллионершей. Но я, разумеется, этого не сделала, а только посмеялась над ним. Я продолжала смеяться, пока шла глупая телепрограмма, которую Мефисто заставил меня смотреть, все идиотские номера с цыганским предсказанием судьбы и вращающимися шариками. Потом, когда были выбраны и оглашены номера лотерейных билетов, я поняла, что шутка окончена. Уже не смеясь, я стала внимательно слушать его. Потому что он и в самом деле обладал магической силой. И предлагал мне нечто такое, чего нельзя купить за деньги. Молодость. Молодость и красоту. Шанс получить компенсацию за все попусту растраченные годы.

Сначала условия договора показались мне очень простыми. Еще двадцать пять лет молодости и красоты в обмен на мою душу. Я спросила, как он ее потребует и когда?

Мефисто гарантировал мне двадцать пять лет, если, конечно, я не буду бросаться под автобусы или делать тому подобные глупости. Что же касается всего прочего, то я должна рискнуть. Он придет за мной, когда сочтет нужным. Тогда я умру и отправлюсь в ад, как любая другая грешница или грешник.

Боюсь ли я умереть? Однажды это все равно случится, не важно, заключу ли я с ним эту сделку или нет. Еще двадцать пять лет жизни… значит, я проживу до семидесяти пяти, а это не так уж плохо. А как же насчет ада? Может, я все равно окажусь там, если он существует? Конечно, я не собираюсь сейчас же бежать в церковь через дорогу, в ту самую, где звонят эти чертовы колокола, чтобы присоединиться к лицемерным прихожанам и обезопасить себя на случай, если выбрала неверный путь. Я верю, что есть Бог в легендарном раю, полном херувимов и ангелов, восседающих на облаках. Но что бы я делала в подобном месте? По мне, так даже ад лучше, чем вечность в Диснейленде.

Поэтому я спросила Мефисто, как это произойдет. Отошлют ли меня назад, во времена моей юности? Он объяснил мне, что так быть не может. По-видимому, в дьявольских кругах путешествие во времени не пользуется популярностью и не практикуется. В таком случае все запуталось бы: люди столкнулись бы с давно минувшими событиями, вмешались бы в них или оказались дважды в одном и том же месте. Мефисто напомнил мне научно-фантастический рассказ о том, как герой совершил путешествие во времени назад и случайно раздавил бабочку[4].

Когда герой вернулся в настоящее, оказалось, что в мире все изменилось и он ничего не узнает. Это вроде бы незначительное происшествие изменило весь ход истории. Откуда Мефисто известно, что я читала этот рассказ?

При этом весьма существенно, что, вернувшись во времена своей молодости, я вовсе не стала бы красавицей. Я слишком хорошо помню, что в двадцать пять лет не отличалась привлекательностью. Передо мной встали бы те же проблемы, что и тогда.

Выяснилось, и в этом есть что-то пугающее, что мне предстоит воспользоваться телом другого человека. Того, кто больше не нужен. Я спросила Мефисто, что значит «больше не нужен», но и сама уже угадала ответ. Я получу тело умершей двадцатипятилетней женщины. Но кто же она? Этого он не мог мне сказать. Мефисто будет следить за тем, кого предложит вселенная в момент моего переселения в другое тело. А вдруг ему подвернется под руку женщина еще более безобразная, чем я? Или обезображенная в результате несчастного случая? Мефисто просил меня положиться на него, обещая принять меры к тому, чтобы сделка была честной и выгодной для меня.

Но могла ли я доверять ему? А что, если он лжет мне? Что, если я просто окончу свои дни таким вот образом? Думаю, незачем было затевать всю эту кутерьму, если он просто хотел убить меня. Стоило ли ему беспокоиться о заключении какого-то договора? Ведь Мефисто мог покончить со мной, обладая такой властью. Мне оставалось только довериться ему.

Я спросила Мефисто, должна ли я расписаться кровью, как доктор Фаустус. Он рассмеялся. Сказал, что не следует путать вымысел с действительностью. Если же мне не надо ничего подписывать, как он будет действовать дальше? Мефисто бросил на меня насмешливый взгляд. Сказал, что я не должна пытаться и даже желать остановить его. А разве я этого хотела? Ведь я уже приняла решение.

Конечно, Мефисто прав. Я приняла решение. Что мне терять? Меня тревожило, как бы он не передумал и не отказался от своего предложения. Итак, мы заключили договор.

Я готова это сделать. Правда, остается еще много вопросов и много такого, чего я не понимаю. Ну например, что станется с моим прежним телом? Люди удивятся, куда я девалась. Друзей у меня мало, но ведь есть почтальон, молочница и старая дама, которая живет внизу. Все они заинтересуются, где я. Домохозяин время от времени заходит проверить, не покрасила ли я стены гостиной в пурпурный цвет и не сдала ли шкафчик для метел и щеток нелегальным эмигрантам. Если я проснусь в своей постели и обнаружу, что стала моложе на двадцать пять лет, как мне объяснить ему, что я здесь делаю? Притвориться родственницей или подругой, приехавшей погостить? Домохозяину это не понравится. А вдруг мне никто не поверит? Что, если они вообразят, будто меня убили? И обвинят меня, новую, в убийстве меня, прежней. Мне совсем не надо, чтобы в полиции выясняли мою личность и задавали вопросы. Тогда придется окончить свои дни в тюрьме. Такой интересный и неожиданный поворот был бы вполне в духе Мефисто. Где-то в чем-то меня ждет ловушка. Или все-таки нет?

вернуться

4

Имеется в виду рассказ Рэя Брэдбери, американского писателя-фантаста, «И грянул гром»

10
{"b":"5906","o":1}