ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это слишком сложно, и мне нужно время на размышления. Но время мое истекает. Уже наступил день, а сегодня вечером, когда я лягу спать, это должно случиться. Я могу думать, только пока бодрствую. Как же быть с окружающими? Может, сделать вид, будто я уехала в отпуск? Но для этого необходимо предпринять кое-какие шаги: заплатить за квартиру, получить причитавшиеся мне в библиотеке деньги. Ведь я перестану существовать! Между тем мне нужны деньги на жизнь. Когда у меня появятся деньги, я смогу покинуть Гилдфорд и открыть новую страницу своего существования. И буду уже далеко отсюда, когда обо мне что-то узнают.

Такие, как Салли и Эндрю, никогда не поверили бы в существование Мефисто. Они высмеяли бы меня, сочли бы это розыгрышем и продолжали бы жить своей обыденной жизнью, не представляя, чего лишены. Но я другая. Я верю в волшебство. В детстве я прочла все доступные мне сказки и поняла, что наступит день, когда ко мне придет моя крестная, фея, взмахнет своей волшебной палочкой, и все в моей жизни наладится. Я не предполагала, что придется ждать так долго, но ведь это наконец случилось! Мне предложили начать жизнь заново, мне предоставили еще один шанс, возможность найти свое счастье.

Как я распоряжусь своей новой жизнью? С юностью, красотой и приобретенным мной опытом? Я получу все, что захочу. Я сделаю блестящую карьеру, добьюсь славы, сколочу состояние и отодвину с дороги таких, как мисс Анетт Бэйкер. Проявляя безжалостность, я доберусь до самой вершины и отомщу всем, кто пренебрег мной, считая меня никчемной старой женщиной. Это доставит мне огромное удовлетворение, но я хочу кое-что еще, о чем не сказала Мефисто. Я мечтаю найти любовь, почувствовать себя надежно защищенной, иметь того, кто будет заботиться обо мне, завести семью, детей и каждый вечер ждать возвращения мужа с работы. Я хочу услышать слова, которых никогда ни от кого не слышала. Даже теперь, когда я пишу об этом, у меня дрожат руки. Так пусть же кто-нибудь наконец скажет мне: «Я люблю вас».

Меня бросило в жар — голова моя кружилась. Я покрылась испариной. Но предвестники менопаузы больше не пугали меня. Мне уже незачем этого бояться. Став молодой и красивой, я найду мужчину, который будет мне по душе.

Остается привести в порядок свои дела, заплатить за квартиру, отказаться от услуг молочницы, написать письма Салли и Эндрю и сообщить им, что я собираюсь в кругосветный круиз на полученные в библиотеке деньги. Вероятно, я никогда больше не увижу их, но это не важно. Ничто больше не должно напоминать мне о моей прежней жизни — о том, как я была несчастлива.

Потом я лягу в постель и буду ждать появления Мефисто. Как страшно! Кажется, будто я стою на краю пропасти и пытаюсь собрать все свое мужество, чтобы прыгнуть в нее.

Но я прыгну. Я сделаю это».

Глава 5

Я услышала низкое гудение. Оно постепенно нарастало, а где-то в отдалении позвякивал металл и раздавались приглушенные голоса. Во рту у меня был отвратительный вкус, и я ощущала запах антисептика. Ощупав себя и все, что меня окружало, я поняла, что лежу на спине в незнакомой жесткой постели. Но где же, черт возьми?

Я открыла глаза. На фоне резкого ослепительно белого света замаячила неясная тень. Я попыталась повернуться, но не смогла даже шевельнуться. Что сделал со мной Мефисто?

Тень уплотнилась и, материализовавшись, оказалась женским лицом. Я не узнала его.

— Синди, солнышко, ты слышишь меня? Это ко мне она обращается?

Громкий шепот:

— Она пробуждается. Другой женский голос:

— Осторожно. Она еще очень слаба.

— Синди? — снова заговорила первая женщина, склоняясь надо мной. Я чувствовала ее дыхание на своей щеке. — С тобой все будет хорошо, Синди, детка. Доктор говорит, ты поправляешься.

Синди? Вероятно, это какая-то ошибка. Ведь так звали эту чертову куклу. О Господи! Что-то тут не так. Что-то не сработало. Ужасная ошибка! Откуда взялись эти странные люди?

— Тебе еще придется побыть здесь, деточка, — продолжала первая женщина, гнусавя и растягивая слова. — Но ты и оглянуться не успеешь, как мы заберем тебя отсюда.

Я попыталась сесть, но это усилие оказалось чрезмерным, и я снова упала на постель.

— А теперь осторожнее, — прозвучал другой женский голос, и невидимые руки деловито захлопотали, удобнее укладывая мою голову и взбивая подушки. Это продолжалось до тех пор, пока женщина не устроила меня повыше. Теперь я полулежала.

— Вот так-то лучше. Пожалуй, совсем хорошо.

Постепенно из тумана выплыла комната. Больничная палата. К моему носу тянулись какие-то трубки. Еще одна была подсоединена к моему запястью. На мониторе возле моей постели мигали какие-то зеленые огоньки и линии. Оттуда же доносилось странное тихое гудение, пробудившее меня к жизни.

— Что случилось? — спросила я и удивилась тому, что вместо привычного голоса услышала какой-то писк. — Где я?

Одна из женшин, в халате медсестры, ответила:

— С вами произошел несчастный случай. — Она положила прохладную руку мне на лоб и отвела с него прядь волос. — Но худшее уже позади. Все обойдется.

— Все в порядке. — Вторая женщина слегка похлопала меня по руке. — Все будет прекрасно.

Я посмотрела на нее: на вид ей было лет тридцать, хорошенькая, со светло-золотистыми волосами. Внимательнее вглядевшись в женщину, я заметила круги под глазами и темные корни давно некрашенных волос. Она снова похлопала меня по руке так, будто хорошо знакома со мной.

— Кто она? — спросила я медсестру.

Мой вопрос явно потряс и огорчил женщину.

— Что с ней такое? Неужели она не узнает собственную сестру? О Господи! Только не говорите, что ее мозг пострадал!

Сестра? У меня никогда не было сестры. Кто же, черт возьми, эта самозванка?

— Это Бэбс, твоя сестра Бэбс, — пояснила женщина, снова склоняясь надо мной. — Ты ведь узнаешь меня, правда, детка?

— Конечно, у нее частичная потеря памяти после того страшного удара. — Медсестра что-то поправила в ногах моей кровати. — Но не волнуйтесь. Через пару недель она будет как огурчик. Вот заберете ее домой, и она, оказавшись в привычной обстановке, все вспомнит.

Домой? А где же мой дом, ради всего святого? И тут я поняла, что все это время смутно беспокоило меня. Как огурчик! Кто так говорит? Откуда они набрались этой американской чепухи? Чуть повернув голову, я бросила взгляд в окно. Нежный морской ветерок раскачивал листья пальмы. Это совсем не походило ни на Гилдфорд, ни на другие знакомые мне места.

— Где я? — снова спросила я. Голос ничуть не походил на мой. Может, из-за того, что в нос мне вставили трубки или каким-то загадочным образом у меня изменился тембр?

— Да ну же, детка, — ответила моя сестра Бэбс. — Ты в Лос-Анджелесе.

— В Лос-Анджелесе? — изумилась я. — То есть в том самом Лос-Анджелесе?

— А где ты предполагала оказаться? В Акапулько? — Нервно рассмеявшись, Бэбс повернулась к сиделке: — Моя сестренка всегда была слегка чокнутой. Без карты она никогда не проехала бы и мили. — Бэбс вздохнула. — Она постоянно рассказывала о том месте, где жила в детстве, — о городе Ангелов и тому подобной чепухе. Будто приехала сюда, чтобы стать кинозвездой. — Бэбс всхлипнула и приложила к глазам бумажную салфетку. — Разбила материнское сердце, убежав из дома, а в то время ей было лишь восемнадцать. Решила, что слишком хороша для Сиу-Фоллз. И вот к чему это привело.

— Но я не… — Я попыталась привлечь ее внимание, но она так увлеклась рассказом обо мне, что забыла о моем присутствии. Сиу-Фоллз? Лос-Анджелес? Об этом даже не упоминалось в нашем соглашении. И кто такая, черт возьми, эта Синди?

— Спасибо, Мефисто, — пробормотала я сквозь зубы. — Ты предал меня.

— Не знаю, кто будет теперь присматривать за ней, — продолжала Бэбс. — Я, разумеется, с этим не справлюсь. У меня на руках Дейл и дети. Вот если бы у нас была дополнительная страховка! Я говорила Дейлу, что нельзя угадать, когда на тебя обрушится несчастье.

11
{"b":"5906","o":1}