ЛитМир - Электронная Библиотека

Мой почерк оказался еще одним сюрпризом. Когда мне пришлось заполнить бланк, я некоторое время вертела ручку в руке, не зная, что с ней делать, пока не смекнула, что Синди была левшой. И тут из-под моего пера поползли буквы, похожие на детские каракули. К тому же писала я мучительно медленно. Потеряв терпение, я попыталась заставить себя писать своим обычным почерком, но тут выяснилось, что потеряла способность координировать движения. Пришлось довольствоваться этой неразборчивой писаниной. Я была очень огорчена и сбита с толку. Где же граница между разумом и телом?

Моя новообретенная сестра вернулась на следующий день. Ее явно обрадовало мое быстрое выздоровление.

— Благодарю Бога за то, что ты вышла из комы. — Она мелодраматично вздохнула. — Я не знала, что и думать, когда мне сообщили о тебе. Я вообразила, будто тебя подсоединили к какой-то машине, а ведь это удовольствие обходится в сотни долларов в день. Понимаешь, что значит всю оставшуюся жизнь зависеть от своей семьи? К тому же у меня на руках Дейл и дети…

Я тоже поблагодарила свою счастливую звезду за то, что очнулась. Сколько же Бэбс ждала, пока меня отключат от аппарата?

— Скажи, — пробормотала я, — что это за несчастный случай произошел со мной?

Бэбс пустилась в долгое повествование, перемежавшееся фразами: «я предупреждала тебя», «тебе следовало бы быть разумнее». В конце концов я поняла, что попала в автомобильную аварию. Синди не успела вписаться в поворот на Пасадену и столкнулась с другой машиной, пытаясь задом въехать на шоссе. Бэбс сурово заметила, что я легко отделалась — всего-то несколько ушибов, почти незаметные повреждения. «Мне повезло больше, чем бедной Синди», — подумала я. Вероятно, в тот самый момент она «вышла из игры», предоставив Мефисто свое «ненужное тело», за которым он охотился. Должно быть, эта ночь была не слишком урожайной для Мрачного Жнеца, если ему пришлось проделать столь дальний путь до Лос-Анджелеса.

Судя по всему, Синди столкнулась с «роллс-ройсом».

— Бедная безмозглая сестрица, ты налетела не на обычную машину. — В голосе Бэбс зазвучали истерические нотки. — Надеюсь, твоя страховка не просрочена? Хозяин «роллс-ройса», похоже, большая шишка. Медсестра сказала, что его зовут Харли. Он имеет какое-то отношение к парфюмерной промышленности. Ему повезло — он отделался только разбитым носом, а ведь ты могла угробить его! И тогда Харли затаскал бы нас по судам! Что бы тогда с нами было?

Я хотела спросить Бэбс, как ему удалось бы это сделать, если бы он погиб, но решила, что пока лучше помалкивать. По крайней мере в моей новой жизни, как выяснилось, мне было на что опереться. У меня было прошлое.

— Не знаю, как все это произошло, — продолжала Бэбс. — Не возьму в толк, почему тебе понадобилось ехать в это ужасное место. Ты провела здесь три года — и чего добилась? Что ты нашла здесь, чего не было в Сиу-Фоллз?

Подметив злобный блеск в ее глазах, я догадалась, что сестрица не питает ко мне нежных чувств.

— Ничего! — прошипела она. — Ничего! Все в один голос говорили, что ты хорошенькая, но ты простушка, поэтому ничего не сможешь добиться. Вот у меня-то жизнь достойная. Да, мой Дейл не кинозвезда, но он хороший муж и трудолюбивый человек. У меня прекрасный дом и двое чудесных детей. А где была ты, когда я ухаживала за мамой перед ее смертью?

Я хранила молчание, в надежде, что Бэбс мне все выложит.

— Чем ты занималась? Работала официанткой во второразрядном ресторанчике, точнее, в дешевой забегаловке! — с торжеством выплюнула она мне в лицо. — И это после всех твоих планов стать моделью! А как ты задирала нос! Как чванилась!

Значит, я была официанткой!

— Ну спасибо тебе, Мефисто! — пробормотала я сквозь зубы. — Я-то рассчитывала на более романтическое начало своей карьеры.

— А что касается этой твоей дружбы…

— Какой дружбы? — перебила я, поскольку предполагала, что у Синди был дружок.

— Скоро узнаешь — она сегодня придет навестить тебя. — Бэбс поднялась. — А это значит, что я должна выметаться. — У двери сестрица остановилась и бросила на меня презрительный взгляд. — Скажите, пожалуйста, потеря памяти! Меня ты не надуешь!

«Спасибо за поддержку, сестренка, — с горечью подумала я, когда она захлопнула за собой дверь. — Если таков был семейный уклад в Сиу-Фоллз, меня ничуть не удивляет, что Синди сбежала оттуда».

Спросив медсестру о той подруге, на которую намекала Бэбс, я узнала, что звонила особа по имени Триш и собиралась сегодня навестить меня. Я с нетерпением ждала ее прихода. Значительная часть жизни Синди все еще была мне неизвестна, и я отчаянно нуждалась, чтобы мне помогли заполнить белые пятна в моей биографии.

— Сюрприз!

С этим жизнерадостным восклицанием в палату ворвалась женщина чуть старше двадцати, и ее пятидюймовые каблуки застучали по полу, когда она бросилась ко мне. На ней были короткая черная кожаная юбка и жакет, а огненно-рыжие крашеные волосы уложены в высокую прическу.

— Привет, Син, — выдохнула она, сев на стул возле моей кровати. — Ты меня до смерти напугала — какую шутку выкинула! Я думала, что ты уже труп!

Триш сняла жакет, под которым оказалась ярко-красная футболка с короткими рукавами и с крупной надписью: «Не лапать — обожжешься!»

— Я уже думала подыскать другую соседку для нашей общей квартиры. Но знаешь, какая морока просеивать через сито всех чудиков и придурков? Да это все равно что гвоздь в заднице.

Я слабо улыбнулась, поскольку надеялась, что Синди жила одна. И каково жить в одной квартире с Триш?

— Кстати, о гвозде в заднице, — добавила она и, понизив голос, оглянулась. — Надеюсь, твоя ядовитая сестрица убралась отсюда? Я готова выказывать ей уважение, какого она заслуживает, но ты ведь знаешь, что я думаю о ней.

Триш тряхнула головой, откидывая со лба волосы, и с любопытством уставилась на меня:

— Ну, Син, как себя чувствуешь? Я никогда еще не видела человека, вышедшего из комы.

— Лучше, чем утром, — ответила я, робко поглядывая на Триш. Ее ярко-красная блестящая помада точно соответствовала цвету футболки. Глаза были подведены, на ресницах — слои туши, что придавало Триш сходство с пандой.

— Я слышала, ты теперь водишь дружбу с большими шишками, — усмехнулась она. — Ты знаешь, что налетела на машину Харли Брайтмена?

— Кого?

— Медсестра говорит, будто он отделался разбитым носом. — Триш замолчала и посмотрела на меня: — Я верно расслышала? Ты ведь спросила, кто такой Харли Брайтмен?

Я кивнула.

— Ну, Син, я-то думала, что ты дурака валяешь, когда они сказали о потере памяти! — Глаза ее округлились. — Ведь это он привез тебя сюда! Харли приехал вместе с тобой на машине «скорой помощи» и все для тебя сделал. По словам медсестры, он спас тебе жизнь.

— Значит, он мой друг?

— Друг? Будь оно так, тебе очень повезло бы! Харли Брайтмен — самый завидный холостяк в Лос-Анджелесе! — Триш глубоко вздохнула. — И денег у него куры не клюют, с тех пор как он унаследовал «Лапиник». Ты же знаешь эту компанию, производящую и продающую косметику?

Я снова кивнула, на этот раз с улыбкой. Даже я слышала о «Лапиник».

— Может, тебе удастся возбудить против него процесс. — задумчиво проговорила Триш. — В конце концов, ты ведь пятилась, и он, возможно, наехал на тебя сзади. Ты могла бы сказать, что все случилось по его вине.

— Наверное, я должна радоваться тому, что он не возбудил дела против меня.

— «Вероятно… я должна радоваться»… — смеясь, передразнила меня Триш. — Эй, Синди, что с тобой? Ты ведь никогда раньше так не выражалась!

— Я… гм… не знаю… — пробормотала я. Теперь мне следовало держать ухо востро и следить за своей речью внимательнее, во всяком случае, при Триш. Ее отношения с Синди, по-видимому, были слишком близкими, и это мне не нравилось.

Однако, проведя в обществе Триш несколько часов, я узнала о Синди гораздо больше, чем выведала бы от кого-либо еще. К моему удовольствию и облегчению, выяснилось, что у нее, кроме сестры, не было близких родственников. Мать Синди умерла вскоре после того, как та ушла из дома, как поведала мне Бэбс. Однако Триш намекнула, что смерть постигла эту женщину скорее из-за пристрастия к бутылке, чем из-за утраты дочери, якобы разбившей ее сердце. Отец Синди исчез давным-давно.

13
{"b":"5906","o":1}