ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка устремилась к манящим огням Лос-Анджелеса в надежде стать моделью, но кончилось все тем, что она устроилась официанткой в заведение некого Марти, в мерзкую грязную забегаловку на самом неприглядном и непрестижном участке бульвара Сансет. Там Синди повстречалась с Триш, мечтавшей стать актрисой, и поселилась в свободной комнате ее квартиры.

До сих пор Синди только однажды удалось получить работу модели — в рекламе тушеных бобов на телевидении. Между тем Триш сделала головокружительную карьеру, появившись на три секунды в массовке во время съемок сериала «Мелро-уз-Плейс», а также мелькнув в выпуске новостей Си-эн-эн, в сюжете об ограблении банка.

— Но ты не должна сдаваться, Син, — повторяла Триш. — Ведь нельзя знать заранее, когда пробьет твой звездный час.

На свои осторожные вопросы об отношениях Синди с мужчинами я не получила от Триш удовлетворительных ответов.

— Откуда мне знать? — Она пожимала плечами. — Ты ведь никогда ничего мне не рассказываешь. Я всегда говорила, что ты слишком скрытна, и это тебе не на пользу.

— Но ведь ты заметила бы, если бы у меня появился парень!

— Да брось, Син! — с досадой возразила Триш. — Разве тебе понравилось бы, если бы ты вдруг узнала, что я шпионю за тобой и веду записи на всякий случай, опасаясь, как бы ты не получила сотрясения мозга и не потеряла память? Не морочь мне голову своей обычной комедией под названием «маленькая мисс девственница». Готова держать пари: ты получаешь свое, едва представится случай, как и все мы грешные. Ну, как в тот раз, когда ты целую ночь провела с Говардом Вайнбергером.

— А кто это?

— Перестань притворяться, будто не помнишь Говарда. Я знаю, ты попала в аварию, но ведь до этого встречалась с ним целых три недели!

Эти подробности мне почти не помогли. Судя по всему, у Синди не было ни длительных романов, ни обязательств на романтическом фронте.

— Должно быть, ты умела его ублажить, — задумчиво добавила Триш. — Потому что он просто писал кипятком, когда ты его бросила!

Теперь Триш стала частой гостьей, и все время, пока я оставалась в больнице, постоянно навещала меня, а Бэбс же заглянула ко мне только еще раз, по пути в аэропорт. Она ясно дала мне понять, что не собирается снова вернуться в Калифорнию, и не предложила мне остановиться у нее в доме, если я случайно окажусь в Сиу-Фоллз.

— Упрямая сучка! — воскликнула Триш, когда я сказала ей об этом. — Поверь мне, Син, без нее тебе будет гораздо лучше. Даже если она лишит тебя денег, оставленных матерью.

— Каких денег?

— О! — Триш замялась. В выражении ее лица и манерах появилась неуверенность. — Да ты сама мне что-то однажды говорила об этом. Едва ли у тебя есть доказательства. — Она посмотрела на свои ногти. — Кстати, о деньгах. Ты, га… ты помнишь, что в конце недели надо платить за квартиру? — Триш бросила на меня смущенный взгляд. — Марти обещал оставить место за тобой и сказал, что ты сможешь работать дополнительно, если пожелаешь, во вторую смену.

До этой минуты я не особенно задумывалась о деньгах, но тут внезапно осознала, каково мне будет без них. Как жить без средств к существованию? На следующий день я спустилась в вестибюль больницы, где мне приветливо подмигивали банкоматы, и вложила в щель одну из банковских карточек, обнаруженных в сумочке Синди. На клочке бумаги в заднем внутреннем кармашке было нацарапано несколько цифр, я ввела несколько комбинаций в машину. С третьей попытки мне повезло — я нашла доступ к счету Синди.

И тотчас же пожалела об этом, потому что ее финансовые дела оказались в плачевном состоянии. Точнее сказать, на счете у Синди почти не было денег. Я уже решила, что лучше сгореть в аду, чем просить помощи у Бэбс, поэтому у меня оставался лишь один выход — вернуться на работу в заведение Марти и работать там в две смены.

Я убеждала себя в том, что дела могли бы обстоять значительно хуже. Ведь в отличие от Хариэт я имела работу и жилье. Конечно, кое-какие мои ожидания Мефисто обманул, и все же жаловаться мне не приходилось. В основном он выполнил условия нашей сделки. Мефисто дал мне молодость и красоту, вырвал из привычной жизни и перенес за тысячи миль от родных мест. Однако, судя по всему, меня ни с кем не связывали слишком тесные узы и серьезные обязательства, поэтому я была вольна делать что пожелаю в пределах, очерченных моей возможностью заработать на жизнь.

Мне хотелось бы как-нибудь попасть в Гилдфорд, хотя бы для того, чтобы показать Анетт Бэйкер, что такое настоящая красота, но приходилось повременить с этим, пока я не заработаю на проезд до Англии. Впрочем, разве Америка не страна неограниченных возможностей, где люди сами строят свою жизнь, а заодно переделывают и себя?

Получив второй раз шанс в жизни, я не собиралась его упустить.

Глава 6

Меня выписали из больницы накануне рождественских праздников. Машина Синди была разбита вдребезги. Поэтому за мной приехала Триш на своей красной развалюхе, видавшей виды и, видимо, тоже не избежавшей нескольких столкновений с другими машинами.

— Ну, чего ты ждешь? — осведомилась она, собирая в охапку фантики, журналы, жестянки из-под кока-колы с переднего сиденья и бросая их на заднее. Надев солнцезащитные очки, Триш начала нажимать на кнопки своего стереомагнитофона, встроенного в переднюю панель. — Давай же, садись!

Едва мы миновали ворота больницы и припаркованные у входа ряды машин, меня оглушила музыка, шквал музыки.

— Рождена… безум-нооой! — запела Триш, давя на акселератор.

Послышался скрежет шин, когда встречный грузовичок-пикап резко метнулся в сторону, чтобы избежать столкновения с нами.

— Поворачивайся живее, заморыш! — завопила Триш, тыча пальцем в воздух.

Встречная машина вылетела на противоположную сторону дороги и врезалась в пальму у обочины. Когда мы проезжали мимо, огромная немецкая овчарка выпрыгнула из кузова и с яростным лаем бросилась за нами. Вцепившись в сиденье так, что побелели костяшки пальцев, я попыталась нащупать ремень безопасности.

— Ой, Триш, — залепетала я. — Не можешь ли ты…

Триш ткнула пальцем в кнопку переключателя и вырубила музыку, включив вместо нее радио, по которому транслировали ток-шоу.

— Прошу прощения, Син, — пробормотала она не слишком любезно, — я и забыла, что ты провинциалка с Запада.

Наконец мы добрались до шоссе, запруженного медленно движущимся транспортом, и мне впервые за все время удалось хорошо разглядеть пейзаж. Разумеется, он совсем не походил на то, что я видела в Гилдфорде. Более всего поражала разница в погоде — она была здесь мягкой и солнечной, и это за несколько дней до Рождества! В моей прошлой жизни я не путешествовала дальше Европы и, не видя Америки своими глазами, всегда сомневалась в реальности ее существования.

Я и теперь не была в этом полностью уверена. Вертя головой и разглядывая дорожные знаки с незнакомыми экзотическими названиями, такими как Санта-Моника, Малибу и Беверли-Хиллз, я размышляла, не сон ли все это? Я была совершенно дезориентирована. Большинство людей должны провести в самолете не менее двенадцати часов, чтобы добраться до Лос-Анджелеса, и, как правило, они точно знают, куда направляются, поскольку планируют свое путешествие заранее. Но совсем иное дело — проснуться в пяти тысячах миль от того места, где легла спать прошлым вечером.

— Ну, детка, — проговорил рядом чей-то ворчливый голос.

Испуганная, я оглянулась и увидела, что на меня пялится из открытого окна соседней машины, двигавшейся бок о бок с нашей на такой же скорости, тучный мужчина средних лет.

— Хочешь посмотреть на моего «шалуна»? — Он разразился хохотом и начал возиться с застежкой штанов. — Если тебе интересно, я готов тотчас же представить его на обозрение.

Обе машины теперь оказались совсем рядом, и краем глаза я увидела что-то розовое.

— Триш! — воскликнула я. —Не можем мы ехать быстрее?

— Предоставь это мне, Син. — Триш подалась к моему окну. — Эй ты, придурок! И это ты называешь «шалуном»? — Она даже взвизгнула, подавившись смехом. — А где держишь микроскоп, чтобы его можно было разглядеть?

14
{"b":"5906","o":1}