ЛитМир - Электронная Библиотека

Розовый игрушечный медведь с упреком взирал на меня с пола своими стеклянными глазами, пока я снова и снова прикладывалась к бутылке.

— Что ты так уставился на меня, ты, набитая опилками башка? — Я схватила его за горло и сильно сжала. Медведь подмигнул мне. — Ах так! С меня хватит!

Через несколько секунд агрегат по переработке отходов занялся любимой игрушкой Синди и, растворив ее, спустил в канализационную систему Лос-Анджелеса.

Будущее представлялось мне холодным и неопределенным. У меня не было денег. Я задолжала Триш. Оказалась в ловушке. Работа в ресторане «У Марти» заставила меня с тоской вспоминать о библиотеке. Теперь прежние занятия казались мне завидными и желанными. Каждый встреченный мной мужчина рассматривал меня только как объект сексуальных домогательств. А сегодня вечером я чудом избежала насилия.

Неужели ради этого я продала душу Дьяволу?

— Ты негодяй, Мефисто! — воскликнула я, отирая остатки клейкой розовой массы с нержавеющей стали агрегата. — Ты обманул меня и запутал мою жизнь!

— А кто тебе сказал, что будет легко? — услышала я голос Мефисто, который, как мне показалось, звучал у меня в мозгу. — Ведь ты получила то, что хотела? Не так ли?

— Где ты? — сердито спросила я. Тут до меня донесся призрачный глумливый смех, очень похожий на смех пугала из дешевого фильма ужасов, а на сушилке прямо передо мной начала материализовываться фигура. Я с изумлением увидела, что знакомая фигура Мефисто уплотнилась и приняла привычный вид. На нем была та же неопрятная одежда, что и при первой нашей встрече, а его ботинки, как и тогда, были заляпаны грязью.

— Как жизнь, детка? — поинтересовался Мефисто, оглядывая комнату и спуская ноги на пол. Он встал в полный рост, прислонился к мойке, скрестил руки на груди и улыбнулся мне. — Славное местечко ты выбрала!

Я ответила ему злобным взглядом.

— Ты ведь нарочно все это подстроил, мерзавец! Почему, вместо того чтобы оставить меня в Гилдфорде, ты запихнул меня в эту гнусную дыру? Почему не предупредил, что я попаду в чужую жизнь, как в ловушку?

— Но ты ведь не спрашивала, — высокомерно ответил он. — Когда заключаешь договор с Дьяволом, следует читать все примечания на полях, даже те, что набраны петитом.

— Не можешь ли ты вызволить меня отсюда? Я хочу одного: получить шанс стать счастливой и вести достойную жизнь.

— Но ведь этого хочет большинство людей. Верно? Однако они сами прилагают усилия к тому, чтобы их жизнь сложилась удачно. Почему же у тебя все должно быть иначе?

— Я… я не знаю. Но почему все-таки ты выбрал меня, если не собирался дать мне то, что обещал?

— Разве я не дал тебе молодость и красоту? По-моему, у тебя есть мозги, поэтому решай сама, как построить свою дальнейшую жизнь. — Мефисто с упреком посмотрел на меня. — Надеюсь, ты не разочаруешь меня, Хариэт. Я приложил немало усилий, чтобы устроить твою судьбу. Ты сознаешь, как тебе повезло? Ведь с тобой заключили договор, как с доктором Фаустом!

— Что значит «повезло»?

Он вздохнул:

— Я подумал, что ты выполнила свое домашнее задание, но, судя по всему, ты не справилась с этим. Неужели ты не знаешь, что такого рода договоренности вышли из моды… дайка мне подумать… — Мефисто начал подсчитывать на пальцах. — Пожалуй, лет полтораста назад. — Он метнул на меня раздраженный взгляд. — Стандарты меняются, все катится в тартарары, все мельчает. — Мефисто протянул руку к бутылке с виски. — Что нам нужно, так это старые традиции. Но их следует слегка модернизировать. В пакте, заключенном с Фаустом, был огромный потенциал зла. Если бы только исследователи книг, по праву переплетенных в кожу, опомнились и увидели это!

— Почему же эти договора вышли из моды, если в них заложен такой потенциал?

— Да потому, что возня с ними требует слишком больших усилий. Ты понимаешь это? — В голосе его зазвучала горечь. — Я уж не говорю о чувстве удовлетворения от хорошо выполненной работы! Дело в том, что теперь все измеряется сиюминутной эффективностью. И потому пришли к выводу, что все это — пустая трата времени и сил.

— Но в чем же дело? Чего еще желать, если кто-то продал вам душу?

— О! Нужно гораздо больше! — Мефисто отхлебнул добрый глоток виски. — Мы должны быть уверены, что вы все еще на нашей стороне и трудитесь на пользу силам зла. Мы помогли вам получить несколько лишних лет жизни, как было предложено и Фаусту.

Поставив бутылку на сушилку, он наблюдал, как жидкость с бульканьем поднимается до прежнего уровня — так бывало и прежде, когда нам случалось пить вместе. Я радовалась, что мне удастся сэкономить на крепкой заварке чая.

— Ты уже прошла первую стадию, и прошла успешно, — продолжал Мефисто тоном заговорщика. — Я недолго уговаривал тебя принять мое предложение. Но откуда мне знать, что ты не переметнешься к моим противникам? Что не принесешь себя в жертву добру, не станешь творить благие дела и совершать тому подобные глупости? Я должен постоянно приглядывать за тобой и должен быть уверен, что ты остаешься порочной и развращенной.

— Я вовсе не порочная и не развращенная, — возразила я. — Кроме того, в нашем договоре ничего не было сказано на этот счет. Насколько я понимаю, наша сделка завершена, так что с этим покончено. Я хочу продолжать свою жизнь и стать счастливой.

Мефисто хмыкнул, оглядев убогую кухоньку.

— Неужели это ты называешь счастьем? По-моему, ты не слишком преуспела. Верно?

— Не в этом дело, — начала защищаться я, смущенная тем, что он не сводит глаз с моих ног. Коротенькая юбочка Синди почти не прикрывала их, что снова грозило завести меня слишком далеко. С ужасом вспомнив, что мои штанишки остались где-то в холмах Голливуда, я оправила юбку и приняла более приличную позу.

Мефисто чуть слышно вздохнул:

— Ты еще не осознала, насколько привлекательна? — Он подошел так близко ко мне, что я ощущала его дыхание на своей коже. — Ну как ты можешь осуждать этого бедного малого? Особенно после того, как пробудила к жизни его гормоны? — Мефисто легонько коснулся моего лица и провел пальцем по щеке, как бы очерчивая его контуры. — Разве кто-нибудь способен противиться такому искушению?

Тело Синди затрепетало от желания, но я отпрянула именно в тот миг, когда его губы почти коснулись моих.

— Не смей! — Я шлепнула его по руке. — Этот бедный малый, как ты его называешь, попытался изнасиловать меня. Этому нет прощения!

— О Господи! Похоже, у нас появились незыблемые принципы! И так внезапно! — ухмыльнулся Мефисто, отступая на шаг. — Припоминаю времена, — добавил он язвительно, — когда ты не слишком торопилась отвергнуть меня!

— Если ты снова дотронешься до меня, сам знаешь, что будет!

Впрочем, я понятия не имела, сопоставимо ли анатомическое строение Дьявола со строением смертного, например, такого мужчины, как Чак Вудкок.

Мефисто казался возмущенным.

— Я никогда и никого не принуждаю к тому, чтобы меня признали привлекательным. — Он снова скрестил руки на груди. — К тому времени, когда я закончу свои дела с тобой, ты сама попросишь меня об этом.

— Ни за что! Ни при каких условиях!

Тело Синди, однако, подавало сигналы совсем иного рода, но я старалась не замечать этого. Сегодня вечером оно и так ввергло меня в крупные неприятности.

— Я могу и подождать, — отозвался Мефисто философским тоном. — Каждый рано или поздно поддается искушению. — Он снова взял бутылку и отхлебнул из нее, задумчиво разглядывая меня. — К тому же у меня есть множество способов выиграть пари.

— Какое пари?

— Ну, мы всегда заключаем пари, — улыбнулся Мефисто. — Ждать результатов двадцать пять лет не имеет никакого смысла и не доставляет ни малейшего удовольствия.

— Двадцать девять, — пробормотала я. — Ты ведь ошибся? Правда?

— Забудем о мелочах, — нетерпеливо возразил он, взмахнув бутылкой виски. — Я готов пренебречь устаревшими правилами и указаниями, полученными из преисподней Я много вложил в этот проект. Неопровержимые доказательства падения до того, как истечет год и придется представить ежегодный отчет. Вот тогда я и покажу им, чего стою! — Он с гордостью посмотрел на меня. — Они и вообразить не могли, что такое соглашение, как заключил в свое время Фауст, мне по зубам, но я им покажу! Я не ординарный бес! Я Мефисто!

20
{"b":"5906","o":1}