ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот дом очень отличался от особняка Харли. Похоже, архитектора раздражала эклектичность соседнего особняка, потому он решил проявить строгость и сдержанность. Здесь преобладал белый цвет, а помещения, казалось, переходили одно в другое. Поэтому трудно было понять, где находишься в данную минуту.

В том из них, которое я приняла за главную жилую комнату, зеркальные панели, покрывавшие стены с пола до потолка, доходили до стеклянных дверей, открывавшихся на веранду, похожую на палубу и расположенную вокруг плавательного бассейна, освещенного плавающими белыми свечами в форме водяных лилий. В одном конце комнаты маленький человечек, поразительно напоминавший Дадли Мура, наигрывал на белом рояле — его руки неторопливо скользили по клавишам. Здесь царила атмосфера вечеров, которые я видела только в голливудских фильмах.

Элегантно одетые люди стояли вокруг бассейна, отбрасывая неверные трепетные тени, а их голоса негромко журчали. Я вцепилась в руку Харли, ибо внезапно меня охватила робость. Все гости казались такими уверенными в себе. Что они подумают обо мне?

— Харли, дорогой! — Высокая дама с угловатыми чертами лица устремилась к нам, капризно надув губы. — Я так рада, что ты здесь!

Я уставилась на нее, разинув рот и не сразу осознав, что н аша хозяйка — знаменитая актриса Кристал Келли. В дни ее славы, в конце шестидесятых, она была одной из любимых кинозвезд Хариэт.

Харли улыбнулся, заметив мое изумление.

— Вы могли бы предупредить меня, — прошептала я.

— Простите, — пробормотал он. — Вы слишком молоды, чтобы узнать ее… м-м-м!

Кристал Келли прервала Харли, поцеловав его сначала в губы, а потом по нескольку раз в каждую щеку.

Она выглядела намного старше, чем я помнила ее по фильмам. Ее легкое платье с глубоким декольте больше открывало, нежели скрывало то, что лучше было бы не показывать.

— Я знаю, что в наше время немодно обмениваться такими приветствиями, дорогая моя, — обратилась она ко мне и чмокнула воздух по обе стороны от моих щек, — но Харликинс и я — старые приятели.

Кристал шутливо погрозила мне пальцем.

— Я очень дружила с его матерью, — добавила Кристал Келли и расхохоталась так, будто сказала что-то необычайное и остроумное.

— Едва ли вы знакомы с Синди, — сказал Харли. — Позвольте вас познакомить.

— Ну, привет, моя дорогая. — Кристал, положив руку мне на плечо, оглядела меня все с тем же шутливым выражением лица. — Где это Харликинс скрывал вас? Нам надо посидеть и посплетничать, как делают подружки. Вы должны мне все рассказать о себе. А для начала о том, как встретились с Харли.

— Я… гм… это долгая история. — Я взглянула на спутника, надеясь на его поддержку. — Мы… дело в том, что наши машины столкнулись.

Харли ободряюще кивнул, но, подняв взгляд на Кристал, я заметила, что она смотрит на что-то позади меня остекленевшими глазами.

— Я так люблю вечеринки, — сказала она мечтательно. — А вы? — Тут в ее глазах сверкнуло узнавание, и она очнулась. — Смотрите, вон Ларри! — Кристал мягко отстранила меня, пошла навстречу новому гостю и раскрыла ему объятия: — Ларрикинс, дорогой!

— Какая прелесть эта Кристал, правда? — спросил Харли. — Она такая естественная. Трудно представить себе, что она актриса.

По мере того как прибывали новые гости, я начала понимать тайный смысл сдержанной и строгой обстановки дома и сочетания цветов — белого и бежевого. Должно быть, их подбирали тщательно, как декорации для съемок фильма. Ведь декорации не должны затмевать настоящих звезд — людей Голливуда.

Мужчины здесь выглядели так, как и подобает выглядеть мужчинам, — в хорошо сшитых смокингах и униформах они походили на одинаково благопристойных пингвинов. Женщины же расхаживали по сцене, как павлины, в ослепительно ярких туалетах, а румяна на их щеках напоминали воинственную раскраску индейцев. Зачарованная, я любовалась ослепительными призраками, наводнившими комнату. Мышцы на их икрах выпирали от усилий, прилагаемых ими для того, чтобы гордо выступать на пятидюймовых каблуках. Все они, одинаково худые, казалось, находятся на грани истощения и вот-вот согнутся под тяжестью драгоценностей. Одну из женщин, увешанную золотом, можно было бы принять за фараона Тутанхамона.

Покидая в этот вечер комнату для гостей в доме Харли, я думала, что умудрена опытом, но по сравнению с этими созданиями казалась беспорочной весталкой. С легким беспокойством я спросила себя: «Уж не для того ли Харли купил мне такое платье, чтобы подчеркнуть контраст?»

— Харли, братец, как ты? — обратился к моему спутнику мужчина средних лет. Его лицо походило на старый кожаный кошелек. Он неотвратимо надвигался на нас, таща за собой увешанную драгоценностями жену. — А кто эта маленькая леди? — Джентльмен ослепил меня улыбкой и показал два ряда безупречных зубов, слишком совершенных для того, чтобы быть настоящими.

Потом, отвернувшись от меня, он начал обсуждать с Харли какие-то деловые проблемы. Потому я сочла его вопрос риторическим.

Должно быть, этот человек считает себя слишком важной персоной, чтобы расточать время на разговоры со мной.

Жена его оглядела меня с головы до ног, и взгляд ее выражал отнюдь не дружелюбие.

— Полагаю, вы новая модель Харли. — В голосе дамы прозвучала брезгливость. — Вы давно с ним знакомы?

— Не слишком, — улыбнулась я. — И я вовсе не его модель.

— Ах вот как! — Ее брови взметнулись. — А чем же вы занимаетесь?

— Я официантка. А чем занимаетесь вы? Она взмахнула рукой.

— Мне не надо ничем заниматься, моя дорогая. Разве вам не известно, кто мой муж?

Я покачала головой.

— Увы! Кажется никому не пришло в голову представить нас друг другу. — Она бросила на меня взгляд, от которого завяли бы все цветы в цветочной лавке. — Думаю, дорогая, кое-что вам следует усвоить, особенно если вы только что прибыли из Хиксвила автобусом «Грейхаунд». Первое: мой муж Аарон — один из самых богатых и влиятельных людей в Голливуде, а второе — моя дочь Джессика практически помолвлена с Харли. — Она кивком указала на стоявшую чуть поодаль молодую женщину, ее точную копию, только помоложе. — На вашем месте я не стала бы зря терять время.

Дама демонстративно повернулась ко мне спиной, чтобы поздороваться с кем-то из вновь прибывших гостей. Оглядевшись в поисках Харли, я заметила, что кто-то увлек его в сторону, чтобы познакомить с новым гостем. Мимо протиснулись люди, отделив меня от него, и я осталась одна среди чужих.

Поблизости от меня беседовали люди, видимо, хорошо знакомые друг с другом. Одни сплетничали о том, что Кристал Келли сделала пластическую операцию. Другие обсуждали новый способ промывания толстой кишки. Третьи спорили на философские темы.

Мне хотелось выпить. Схватив стакан с подноса проходившего мимо лакея, я сделала глоток сверкающей пузырьками жидкости, оказавшейся минеральной водой. Минеральная вода? «Это зашло слишком далеко», — с горечью подумала я. Неужели все они так заняты своими проблемами, что забыли приготовить спиртные напитки?

— Эй, моя прелесть! — Мужчина с остроконечной бородкой схватил меня за руку и увлек к группе своих собеседников. — Мы составляем китайские гороскопы. Когда ты родилась?

— Я… гм… в пятьде… — запинаясь начала я, производя в уме подсчеты. — В семьдесят седьмом. Ну да, в тысяча девятьсот семьдесят шестом.

— Эй, соберись-ка с мыслями, дорогуша, — усмехнулся другой мужчина из этой группы. — Смотри, как бы не заподозрили, будто ты что-то скрываешь.

— Значит, она Дракон, — решил бородатый, и глаза его заблестели.

Он заглянул в карту гороскопа, которую держал в руке его приятель.

— А теперь давай-ка предположим, что ты родился, ну… скажем, в… пятьдесят седьмом. В таком случае ты Свинья, а это означает, что ты с ней вполне совместим, — обратился он к своему другу. — И пожалуй, на горизонте у вас маячит роман.

— Черт возьми! — разозлился его собеседник. — Я родился вовсе не в пятьдесят седьмом. — Он огляделся, желая убедиться, что его никто не слышит.

28
{"b":"5906","o":1}