ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы считаете, что Харли не должен жениться на мне? — Я посмотрела ей в глаза.

Элинор, не дрогнув, встретила мой взгляд.

— Вы же знаете, что вытеснили из обоймы нескольких претенденток. Явились неизвестно откуда и захватили самого завидного жениха в стране. Если бы люди, подобные Харли, обращали больше внимания на правила, ничего подобного не случилось бы. — Она улыбнулась: — Но вы здесь. Поэтому нам следует использовать ваше появление наилучшим образом. Примите мои советы и не уроните себя, будьте достойны своего положения. Сейчас вам кажется, будто вы неуязвимы, но красота не останется при вас навечно. А утратив ее, вы узнаете, кто ваши истинные друзья. И их окажется меньше, чем вы думаете.

— А вы мне друг?

— Конечно, Синди. — Она похлопала меня по руке. — Я бы не стала говорить вам всего этого, если бы не была вашим другом.

Официант поставил блюда на стол. Элинор пристально наблюдала за ним.

— На этом листе салата капелька майонеза, — пробормотала она себе под нос. — И один гриб не прожарен. Но думаю, мы с этим примиримся. — Отпустив смущенного официанта, Элинор с улыбкой обратилась ко мне: — А теперь перейдем к тому, ради чего пришли сюда. — Поддев гриб на вилку, она критически осмотрела его. — Вы уже определили, какого веса хотели бы достигнуть? По традиции необходимо похудеть по крайней мере на шесть фунтов.

Как выяснилось, Элинор имела в виду нашу свадьбу, в подготовке которой непременно хотела принять самое деятельное участие.

— А зачем мне худеть? — оторопела я. — Разве я недостаточно стройна?

— Вы должны продемонстрировать свою добрую волю, — твердо ответила Элинор. — Иначе все подумают, что вы превратитесь в бесформенную клецку, как только наденете на палец обручальное кольцо. — Она сделала неуловимо быстрое движение, и гриб исчез с ее вилки — при этом, как ни странно, не было и намека на то, что Элинор может быть занята столь неэстетичным процессом, как поглощение пищи. — Едва ли вы отдаете себе отчет в серьезности своего положения, Синди. Брак с мужчиной, занимающим такое положение в обществе, не меньшая ответственность, работа с полной ежедневной нагрузкой. Впрочем, вы, наверное, уже знаете это.

Второй гриб словно по волшебству исчез с ее тарелки.

— Вас будут постоянно окружать люди, главным образом фотографы. Их основная цель — застать вас за каким-нибудь неэстетичным занятием, ну, например, сфотографировать вас с набитым ртом. Они будут терпеливо ждать, когда вы совершите промах, постараются застигнуть вас врасплох — непричесанной, по-домашнему одетой, зевнувшей на публике. И вам предстоит всегда быть начеку, вы никогда уже не позволите себе разгуливать в старых джинсах.

При этом известии я едва скрыла тревогу. Но ведь богатые и знаменитые имеют право на личную жизнь?

Не потому ли Харли так много платит своим привратникам и вооруженной охране?

— Есть и еще кое-что. — Ловко орудуя ножом и вилкой, Элинор свернула лист салата наподобие конвертика. — Умение отвечать на приглашения не менее важно, чем то, кого и как вы будете приглашать сами. Помните, ключ к успеху — эксклюзивность. Если вы примете приглашение от какого-нибудь безвестного куска мяса вроде вон той женщины за соседним столиком, вас исключат из списка номер один с быстротой молнии. — Она припечатала свой конвертик из салата каплей майонеза и отправила его в рот. — А если вас не станут приглашать к значительным людям на важные вечера, вы даже не сможете никому пожаловаться. Вам придется придумывать в качестве оправдания самые невероятные вещи, лгать, будто уехали из города, или вам надо срочно лечь в больницу по поводу рака кожи, или что ваших детей похитил серийный убийца. Вы будете говорить все, кроме правды.

— Значит, важны такие вечера, как Аарон дает на следующей неделе? —, простодушно осведомилась я.

— Кто? — Глаза Элинор превратились в узкие щелочки. — К сожалению, я не знаю о вечерах на следующей неделе. Арни увозит меня на уик-энд на роскошный курорт. Так что меня не будет в городе. — Она положила свои приборы на пустую тарелку. — А теперь послушайте меня внимательно, дорогая. — С легкостью, давшейся, как видно, долгой практикой, Элинор перешла на другую тему. — Я расскажу вам о новом фильме, который собирается ставить Арни, и хочу, чтобы вы поговорили об этом с Харли. Он будет в ярости, если упустит шанс участвовать в этом.

Она захватила в свои руки все дела, касавшиеся подготовки к свадебному торжеству, как генерал, берущий на себя ответственность за успех военной кампании. Элинор требовала, чтобы я часами сидела рядом с ней, пока она составляла и переделывала бесконечные списки, в которые входило все, включая самые интимные гигиенические процедуры, вроде удаления волос на моем теле, в течение целой недели перед свадьбой.

Составление списка гостей и распределение мест на приеме по поводу свадьбы были самыми важными из наших дел.

— Кто эти люди? — спрашивала Элинор, неодобрительно указывая на некую часть списка. — Я не знаю их.

Эту часть списка мне помогла составить Триш.

— Мои друзья. — Я дала понять, что обижена. Почти никого из этих людей я не знала и никогда не встречала, но Триш заверила меня, что я была знакома с ними долгие годы и потому не должна пренебречь ими.

— Думаю, их лучше посадить в углу возле двери, — пробормотала Элинор, решив отнести их к категории отверженных, и осуществила это одним росчерком пера. — Нельзя рисковать, приглашая незнакомых людей.

Я кивнула.

Триш, полагавшая, что и она участвует в подготовке свадьбы, постоянно приходила ко мне с охапками модных журналов, предназначенных для вступающих в брак девушек. Я прилагала отчаянные усилия, чтобы она не встретилась с Элинор.

Триш решила, что успех торжественного и счастливого дня обеспечат мелочи, поэтому старалась ничего не упустить.

— Посмотри-ка, Син. — Она показала мне очередную иллюстрацию И надпись под ней: «Вам следует выразить свою индивидуальность с помощью столовых салфеток, цвет которых будет контрастировать со всем прочим. На каждой салфетке должна быть вытиснена серебром монограмма с инициалами жениха и невесты».

Я сомневалась, что мою индивидуальность выразит цвет столовых салфеток, но позволила Триш заниматься ими, надеясь, что это отвлечет ее от вмешательства в другие, более важные дела.

— Произнеся слова брачного обета, нужно выпустить на свободу бабочек или белых голубей, — продолжала она, листая страницы журнала. — Здесь еще сказано о том, что следует закопать капсулу с памяткой: «Сыграй свою роль в истории. Зафиксируй счастливейшую минуту своей жизни, выбрав самые яркие, выражающие сущность твоей личности памятки, чтобы грядущие поколения могли найти их».

Казалось, не было предела въедливости Триш, желавшей охватить все детали, и все же она решила подвести черту: «Завяжи узел в свободном падении — специальные свадебные упаковки для энтузиастов парашютного спорта».

— Думаю, это уж слишком, — мрачно заключила Триш. — Особенно если страдаешь головокружением. — Она ухмыльнулась. — Хотя на видео это должно смотреться забавно. Ведь платье-то будет задрано. И что произойдет, если ты уронишь свой букет?

Своего ближайшего родственника Харли приберег напоследок. За несколько недель до свадьбы он привел меня в офис «Лапиник», расположенный в деловой части Лос-Анджелеса, и познакомил со своим младшим братом Дэвидом.

Жозе высадил нас возле небоскреба, похожего на тюбик губной помады с эмблемой «Лапиник» по всему бледно-голубому фасаду.

— У Дэвида появилась блестящая идея, — сказал мне Харли, пока мы поднимались на скоростном лифте на верхний этаж. — Помнишь, как я делал твои фотографии, когда ты в первый раз была у меня в гостях? Дэвид показал их экспертам, и они сочли, что тебя нужно использовать в нашей новой кампании.

— Использовать? Что ты имеешь в виду?

— В качестве модели, — с жаром пояснил Харли. — В твоем лице воплощен дух новой эпохи, дух современности. — Он сжал меня в объятиях. — Синди, солнышко! Я так горжусь тобой. Твои портреты появятся везде. Ты станешь знаменитой!

33
{"b":"5906","o":1}