ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вздрогнула и испуганно подняла голову — Мефисто примостился на перегородке, отделявшей кабинки друг от друга.

— Убирайся! — зашипела я. — Оставь меня в покое!

— Неужели ты усомнилась во мне, Хариэт? Неужели подумала, что я забыл о тебе? — Он потянулся за бутылкой, погладив мое обнаженное плечо. — Наверное, ты уже ждешь вечера, страстно желая использовать это прекрасное тело? Повезло этому Харли!

Отпрянув от него, я попыталась привести в порядок свое платье.

— Чего ты хочешь? — сердито спросила я.

— Просто проверить, насколько ты продвинулась. Ты делаешь большие успехи, Хариэт, хотя на мгновение я испытал неприятное чувство во время церковной церемонии. Священный институт церковного брака! — Передернувшись от отвращения, Мефисто поднес бутылку к губам и надолго прильнул к ней. — К сожалению, я не смог быть свидетелем церемонии. Не идти же мне в столь мерзкое место! Поэтому и не видел, не крутишь ли ты шашни с моими врагами, и не слышал, что ты им обещала.

Он отер горлышко бутылки и передал ее мне. Я сделала большой глоток.

— Но в целом я горжусь тобой, — продолжал Мефисто. — Ты вошла в мир Голливуда с такой легкостью, будто родилась здесь. Я не ожидал, что ты добьешься столь убедительных результатов так скоро.

— Что ты хочешь сказать? — спросила я, наблюдая, как уровень виски поднимается к горлышку бутылки.

— А то, что ты поспешила урвать свой кусок пирога. — Склонив голову набок, он с интересом смотрел на меня. — Ты правильно использовала свои новые физические возможности, приобретя деньги, власть, влияние и положение в обществе. Разве не так?

— Но я…

— Я знал, что ты не устоишь перед соблазном, — самодовольно добавил он. — Ты такая же развращенная, как все они. Мне осталось недолго ждать, пока я получу веские доказательства твоей испорченности.

— Но это не так! — запротестовала я. — Меня не интересуют деньги Харли.

— Ах вот как? Неужели? — Мефисто поднял бровь. — Значит, ты вышла бы за него, даже если бы он был беден?

— Конечно, вышла бы! Я люблю его.

— Любишь?

Мефисто расхохотался так, что потерял равновесие, провалился в соседнюю кабинку и скрылся из виду.

— Любишь? — недоверчиво повторил он, появляясь из-под двери кабинки. — Ты разочаровала меня, Хариэт. Вот уж не думал, что ты попадешься на эту удочку.

— А что плохого в любви? Все радуются, когда она приходит. Почему же я не могу использовать этот шанс?

— Любовь, моя дорогая Хариэт, — иллюзия, созданная человечеством, чтобы преодолеть ощущение беззащитности и неуверенности. Каждому хочется значить хоть что-то. Это самый надежный и дешевый способ добиться власти над другим существом. Скоро ты убедишься в этом. Что случилось с твоими честолюбивыми устремлениями, Хариэт? Не верится, что ты отказалась от реальной власти, от возможности повернуться спиной к миру, столь ненавистному тебе, ради такой ненадежной замены всего этого.

— Но это именно то, чего я хочу. И почему бы тебе не отстать от меня и не оставить меня в покое? Мне нужно одно — стать счастливой.

Я отхлебнула виски, мечтая испытать то, чего не испытывала никогда прежде. Ведь я постоянно делала то, что велели мне другие.

— Значит, ты получила все, чего хотела? — Мефисто снова оказался на перегородке надо мной. — Ладно, посмотрим, что из этого выйдет. Надеюсь, ты не будешь разочарована.

— Ты получишь то, на что рассчитывал, заключая сделку, когда я умру, — пробормотала я, — но пока оставь меня в покое.

Мгновенным неуловимым движением он наклонился и погладил мою шею.

— Ты так хороша, когда сердишься! Уверена, что можешь подождать до вечера?

— Прекрати, — автоматически ответила я, стараясь не замечать того, что мое измученное ожиданием тело ответило на его ласку. Я подняла руку, чтобы оттолкнуть Мефисто, но моя рука встретила пустоту. Он стал прозрачным, растворился в воздухе.

— Помни, что я наблюдаю за тобой. Скоро ты поймешь, какую ошибку совершила. Ты попросишь меня вернуться и спасти тебя. Подожди только — и увидишь сама…

Голос его становился все слабее, пока не замер совсем.

Я посмотрела на полную до краев бутылку виски, сделала несколько больших глотков и с минуту подождала, но на этот раз уровень жидкости не поднялся. Мефисто ушел, и его волшебная сила вместе с ним.

Я уже собиралась выйти из кабинки, когда дверь в туалет скрипнула и до меня донеслись отдаленные звуки музыки и голосов — гости веселились. По плиточному полу простучали каблучки-шпильки.

— Господи! В этом месте я выгляжу, как эта проклятая трахнутая царица Савская! — послышался голос Триш. Ее гнусавый голос, растягивающий слова, отразился эхом от кафельных стен. — Господи, помоги мне расстегнуть эти чертовы пуговицы, Шарлин. Надо, чтобы мои сиськи были хоть чуть-чуть видны, и тогда у меня наметится хоть небольшой сдвиг с Чаком Вудкоком.

Я съежилась на унитазе, ибо сейчас совсем не жаждала общества Триш.

— Ну разве я заслуживаю такого обращения? — продолжала она, и в голосе ее появились плаксивые нотки. — Три года я была лучшей подругой Синди, а мне даже не позволили выбрать платье, какое я хотела.

— Это чертовски несправедливо, — согласилась Шарлин. — Но она ведь всегда была заносчивой маленькой сучкой.

— Ты видела, как она ведет себя? — спросила Триш возмущенно. — Лижет задницу всем этим своим надутым новым друзьям. Держу пари, Синди теперь считает, что мы для нее неподходящая компания и она слишком хороша для нас.

~ Подумай только, сколько деньжищ у нее теперь будет, — задумчиво проговорила Шарлин. — Теперь, когда она надела на палец его кольцо. Думаю, эта вечеруха влетела им в копеечку.

— Ну, при его-то деньжищах! — пробормотала Триш. — Думаю, они могли бы расщедриться и на выпивку, не скаредничая. Ты пробовала эту мочу, которую они выдавали за белое вино?

— Хочешь сказать «беуое уино»? — засмеялась Шарлин, передразнивая Элинор. — Не знаю, на что было похоже то, что подали на ваш стол, но нам пришлось подкупить лакея, чтобы он принес нам настоящее пойло.

— Лучше лопать что дают, пока дают, — заметила Триш. — Эта жадная сучка даже не сделала мне рождественского подарка. И не думаю, что когда-нибудь даст нам хоть что-нибудь.

— Чего я не понимаю, — Шарлин понизила голос, — так это того, что такой парень нашел в ней. В Синди нет ничего особенного. Интересно, как ей удалось захомутать его?

— Если хочешь знать мое мнение, Харли волнует только то, что у нее между ног. — И Триш разразилась пьяным смехом. — Она все время корчила из себя невинность, но я бы не удивилась, если бы оказалось, что она перепробовала половину мужиков по соседству. Вероятно, Синди знает какие-то фокусы, которые действуют безотказно.

Перегородка между кабинками дрогнула, звякнула задвижка.

— Черт возьми! Да у меня вот-вот лопнет мочевой пузырь! — послышался голос Триш из соседней кабинки. За этим последовало шуршание, а потом журчание жидкости.

Разгневанная, я встала и выпрямилась, намереваясь уйти, пока они были заняты своими делами. Если эти девицы столь скверного мнения обо мне, то я могу не задумываясь и без угрызений совести отвернуться от них и начать свою новую жизнь. Друзья Харли не будут так обращаться со мной. Я расправила складки платья и осторожно вышла из кабинки.

— Но ведь сейчас слишком поздно, правда? Я пыталась предостеречь его, объяснить, какую он совершает ошибку, но Харли не хотел слушать…

Услышав голос Элинор, я снова шмыгнула в свою кабинку.

— Не понимаю слепоты и тупости мужчин! — продолжала она. Судя по стуку каблуков, Элинор направилась к умывальнику.

Потом раздался щелчок — она, по-видимому, открыла пудреницу.

— Ты слышала эти брачные обеты в церкви, Сильви? «В богатстве и в бедности»… Представляю, о чем она в это время думала. Сидни высосет из него все, и винить в этом ему придется только себя.

— Забыть обо всех остальных! — воскликнула Сильви. — Уоррен уверен, что она совсем не в его вкусе.

37
{"b":"5906","o":1}